Главная
 
 
Всего записей: 2816
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 |

2536. Владимир
Украина, Макеевка
v_merzlikin@mail.ru

Wed 01.Feb.2012 19:30:49


Цитата
ЦитатаВсем повесил на torrents.ru подборку книг на английском (10 штук, чем богаты)


Где это всё?!!!


вот



torrents.ru теперь называется rutracker.org
И если там порыться, то можно найти ещё несколько аудиокниг на английском языке. Ну и не только книги, а и фильмы тоже там встречаются, касающиеся Дарреллов.
 
2535. qpx261



Wed 01.Feb.2012 03:49:22
2Лори - в творениях лежит то, что сканилось и оцифровывалось в основном любителями этого сайта. С тех пор много воды утекло, и тексты на английском появились в Сети, несмотря на суровый копирайт. В Вашей цитате - ссылка на почтовые ящики, которые народ использовал для файлообмена (лежат где-то на gmail.com) - поройтесь в гостевой и найдете адреса и пароли. На ящиках можно найти тексты и фильмы на английском. Но "The drunken forest" там отсутствует.
 
2534. Лори



Tue 31.Jan.2012 23:03:01

Цитата«Когда я был ещё совсем маленьким, то сделал великое открытие: никогда не надо стыдиться сказать: «Я не знаю, объясните мне». И люди с удовольствием рассказывают. Это просто изумительно. Так что каждый день что-то познаёшь. Разве плохо быть невежественным?»
(из интервью Дж. Даррелла «Литературной газете» от 5 июня 1985 г.)

qpx261 и всем-всем
Растолкуйте, пожалуйста, несмышлёному новичку, какие книги Даррелла в оригинале мы имеем? Вы советуете:

ЦитатаКнижки найдете в разделе "Творения".

Ищу и вижу только три творения на английском.
Однако в Гостевой имеются интересные сообщения:
пост 1253:

Цитатаразместил на первом ящике вытащенные из irc.undernet.org 5 книг в оригинале.
1. Rosie is My Relative (doc, pdb)
2. Fillets of Plaice (doc, pdf)
3. The Donkey Rustlers (doc, pdf)
4. The Picnic and Suchlike Pandemonium (doc, pdf)
5. My Family and Other Animals (doc)  

пост 1287:

ЦитатаВсем повесил на torrents.ru подборку книг на английском (10 штук, чем богаты)

Где это всё?!!!
 
2533. Валацуга
Беларусь


Fri 27.Jan.2012 11:15:46
Читаем статью «Нашёл настоящих друзей…» – газета «Правда» от 14 ноября 1984 г. здесь http://ru-
durrell.livejournal.com/56018.html
Говорим спасибо Лори

Анна

ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!!!
 
2532. Анна



Thu 26.Jan.2012 17:49:18
Прошу прощения что получилось позже четвертой, но быстрее не могла. теперь будет понятно, кто такой Эдвард и откуда он взялся.
 
2531. Анна



Thu 26.Jan.2012 17:48:20
глава 3
Дом был почти готов, и жильцам оставалось только заселиться. Наш дом у дороги был закрыт, напоминая, что моя семья, в порыве, решила разъехаться во всех направлениях – хотя некоторые были не далеко. Я сурово заявила Лесли о его криминальных наклонностях в письме, но он пропустил мое предостережение мимо ушей и убедил меня, что я должна быть благодарна за то, что ситуация не так плоха – ибо был Джеральд, о котором мне следовало побеспокоиться – он был одним из тех, кто причиняет самые большие неприятности, и мне пришлось признать, что Лесли прав.
Последним должен был уехать Чарли Хадкасл, сантехник, и когда маленькая, даже скорее унылая фигура собрав средства для своего окончательного отъезда, проквакала: «расставание – такая сладкая печаль», обдав меня на выдохе пивным амбре, я решила провести с ним суровую беседу о сомнительных последствиях принятия алкоголя в рабочее время и о том, что из крана для холодной воды течет горячая и наоборот. Но Чарли был философ. Посмотрев на меня страдальчески, он серьезно ответил: «что будет, то будет, и что будет за жизнь без спиртного?» он вел себя как ребенок – что я могла сказать?
Я оставила краны в память о безумнейшем, но самом милом сантехнике во все времена.
Оставив своих детей, которые, к счастью, занялись организацией похорон мертвого воробья, я ушла выполнить последние пункты моего плана – дать объявление о своих комнатах. Заметила мисс Брэйди, которая, как обычно, вела свечную битву против ростков того или иного вида. На самом деле мисс Брэйди проводила большую часть времени в одиночестве, в ожидании, то занимаясь уборкой в предверии гостей, которых никогда не бывало, то галопируя меж границ своей земли, рассыпая перец – дабы предотвратить осквернение принадлежащей ей собственности экскрементами животных.
Сегодня голубая комната для гостей, уже отмытая до хирургической чистоты, была сокрушена натиском собственной обстановки, неуклонно громоздящейся у окна; окна, из которого мисс Брэйди большую часть дня смотрела на мир извне, ведь высокий забор и изгородь из лавра, окружавшие ее дом, делали обзор из любого другого места невозможным. Мисс Брэйди прошла через открытый проем, чепец обрамлял ее голову подобно обвисшему блину, и хотя она казалась полностью поглощенной своей работой, я знала – ее наблюдательные глаза – бусинки видели все происходящее на дороге, не пропуская ничего. Такой уж она была, человек рискованных пристрастий. «Кш, проклятая старая штуковина – вы получите баррель картечи в ягодицы!» - предупреждающе вскрикнула мисс Брэйди хриплым голосом, ее сильным ирландский акцент снова вернулся. «Куда будет больнее всего», добавила она с определенным удовлетворением. Я поспешно перевела на нее взгляд – она держала пистолет.
Кот, обычное явление для пригорода, если не доводил до панического состояния птиц, чей укоризненный щебет сливался в попурри, проводил свои дни неспешно, удобно расположившись на любой свежей поросли, которую он смог найти, и давя готовые превратиться в цветы почки, так что они увядали и погибали, - так он дремлет несколько часов, не закрывая один глаз, или тщательно образом, благодаря Лорду Буту, мама потеряла довольно много луковиц. Непрерывно вопя в неподходящие для этого ночные часы, - звук, заставляющий сердце подпрыгнуть, бесстыдник был полигамен, и ухаживал за каждой самкой района. Сейчас он перепрыгнул через ворота позади меня – стремился в более безопасное место. Я последовала за ним не так быстро, избегая голубых глаз мисс Брэйди, смотревшей в окно, и перешла дорогу, пропуская высокую фигуру, выглядывающей из шубы и волочащей продуктовую тележку в сторону города.
С тех пор, как я превратилась сама в столь большую часть пути, я воспринимала дорогу по-новому.  Она была тихой, с большими домами, смешение красного кирпича, серого камня и размытого бело-розового цвета стен меж аккуратных садов. Когда – то недоступная как крепость никому, кроме выбравших уединение дворян, по мере того, как истощались денежные запасы, дорога безжалостно и заметно меняла свой внешний вид. Большие дома были проданы с аукционов и превращены в квартирные, в то время как незаметно появились дома другого вида.  Наравне с этими изменениями вымирающие зубры все же старались сохранить свой умиротворяющий состоятельный мир. Я опасалась, что эта битва была проиграна, смотря на симпатичны й серо – белый дом с тенистым садом, принадлежащий когда-то бодрой и крепкой вдове, любительнице  
бриджа, милосердная, носящая меха, сейчас находящаяся в доме престарелых. Благодаря постоянным приездам и отъездам возникла тревожная атмосфера спешки, и крахмально – белый хлопок с серостью заменили вечера бриджа и модные шляпки.
Приют для незамужних матерей, о котором по прежнему говорят украдкой и шепотом, защищен высокой оградой и едва виден из-
за непроницаемого шатра зеленой листвы. Изредка слабый вскрик давал повод слухам, и всезнайки обменивались многозначительными взглядами. На вершине холма, окруженный густыми кустарниками и цветущими деревьями, тихо стоит размыто-желтого цвета массивный дом, скучающий по воинственному полковнику и его гнусавой крашенной перекисью жене, а сейчас заботящийся о толпе слабых пожилых женщин, ожидающих неизбежной встречи со смертью.
Ужасно быть старым, но быть нежеланным – просто немыслимо.
Кто – то с наступлением старости сознательно пришел в этот южный рай, главным образом – пожилые дамы,  - живое кладбище, как Лоуренс назвал это место. Здесь были, конечно, и те, кому повезло – мистер Битл, например, дряхлый, но жизнерадостен словно сверчок, мисс Брэйди, энергичная, как светлячок, и светящаяся доводами и независимостью (преклонный возраст заставлял с ней считаться), и конечно же, миссис О Грэйди, эгоистичная старуха ханжа, считающая себя по-прежнему королевой и сражающаяся за каждую пядь, приближающая ее к могиле.
Я поспешила вниз по склону мимо уродливых ржавых перил дома незамужних матерей и высоких проволочных мусорных корзин, мимо скамейки – места отдыха для поднимающихся на гору и обычно занятой одной или двумя дамами средних лет, несущими перегруженные покупками корзины, остановившимися поболтать и внимательно изучающих любого случайного прохожего. Сегодня на скамейке никого не было, но в корзине из проволки лежали конфетные обертки, газеты, одна или две картонные коробки и куча пустых бутылок из-под джина.
Кто из нас тайно пил джин и кто спрятал доказательства своей вины в мусорку? Я пыталась найти ответ на этот вопрос, когда услышала шипение, предупреждавшее о приближении троллейбуса, и я побежала, надеясь догнать его. Впервые я почувствовала необъяснимое уныние. Идея сдавать комнаты, до сих пор такая забавная, неожиданно ужаснула меня.
Родные были правы, я не была для этого создана – требовать плату от незнакомцев. Дома, на каминной полке, как напоминание об этом, стояла кипа рентных книг, присланных мне тетей.  Испуг и внезапно пересохшее горло вызвало нестерпимое желание выпить холодного пива – один из способов восстановления сил Чарли. Испытывая смешанные чувства я и пришла, куда собиралась,  – в офис местной газеты, Эхо. Вяло сев за один из массивных и внушительных столов, я взяла приготовленное перо, и, обмакнув его в застывшие густые чернила, задумалась с грустью и без всякой надежды. Какими словами заманить постояльцев? «очаровательные комнаты для интеллигентных» - так сказала бы Терпеливая тетушка (прим – героиня сказки Мэри Брайн, 1893), «солнечный дом для благовоспитанных» - тоже из ее репертуара. Наконец, в отчаянии, я написала объявление, озаглавленное: «уютные комнаты для отдыха» - словно мамины слова. Дело было завершено.
Теперь вторжение в мою личную жизнь было неизбежно, но сожалеть о сделанном было слишком поздно. Авантюра набирала ход, как если бы имела колеса. Голова была затуманена  
настолько мрачными мыслями, что я с удивлением обнаружила, что нахожусь уже в тихом, слабо освещенном нефе церкви неподалеку. Вторглась в католическую церковь – сказала я себе. Озадаченная собственными поступками, я повернулась, чтоб уйти, но затем засомневалась – что – то заставило меня остаться, одинокую, в смущении и унынии. Тихонько села на церковную скамью, руки мои дотронулись до полированного дерева – оно на ощупь было жестким и безопасным, и я ощутила странное спокойствие. Немного расслабившись, я откинулась на спинку скамьи и огляделась вокруг себя, насколько позволяло пятно света. Сначала я заметила, что нас было трое, другой человек – невысокая сгорбленная фигура, не отреагировала никак на мое вторжение. Она была мне знакома – я видела ее раньше, бесцельно бродящую по городу, подбирающую из сточных канав окурки и с жалким видом изучающая мусорные урны в поисках добычи. Молилась ли она, или, подобно мне, пришла сюда совсем по другим причинам, подумала я, вдохнув затхлый воздух и чувствуя полный покой. Тихонечко подобрала упавшую мне на ноги сумку и на цыпочках пошла к выложенному плитами проходу. При свете единственной свечи бросила монетку в ящик, очень шумно при полной тишине, взяла тонкую свечу и аккуратно зажгла, как можно устойчивее укрепив ее рядом с другими. Этот небольшой церковный обряд придал мне сил, и я быстро вышла из церкви, не оглянувшись, - такова человеческая натура.
Мальчишки сидели верхом на фасадной стене, и наблюдали с жадным любопытством за моим возвращением. Интерес их был неистощим, они просто засыпали меня вопросами. «как прошли похороны?» - спросила я с нежностью, целуя мальчишек, но стараясь не вдохнуть воздух. «было грустно, но интересно» - ответил Джерри с благоговением. «Николас был плакальщиком, а я в роли священника. Очень трогательное представление. Но нас больше интересуют твои дела» - продолжил он громко. Я быстро закрыла ему рот. «говори потише, я не хочу, чтоб любой прохожий был в курсе наших дел». «почему нет?» пропищал Николас. «разве плохо говорить о нашем предприятии всем,  а, Джерри? А утро и в самом деле прошло интересно, разве не так» - с глубоким удовлетворением обратился он к своему брату. «мисс Брэйди сказала», - продолжил Николас, вспомнив, «что дорога стала совсем плоха, как и животные, повсюду сами-знаете-что, а еще скорая помощь приехала и тут же уехала в дом престарелых, даже не взглянув в ее сторону, и всего этого вполне хватит, чтобы вызвать у нее острый инфаркт» - он здорово спародировал нашу пожилую и эксцентричную соседку.  «ага, она ушла с горшком старого перца, и, как обычно, бормотала о грешниках, несущих свои грехи на обозрение всему миру» «вот ее слова – грехи на обозрение всему миру» - Джерри еще раз повторил эту фразу,  наслаждаясь как она громыхает по языку. «Мне кажется, что она имела в виду дом незамужних матерей. Мама, разве грех – это не плохое слово?» - спросил он с надеждой. «О, она говорит чепуху» - раздраженно ответила я. «хотелось бы мне, чтоб она больше внимания уделяла собственным дурацким делам» - проворчала я скорее самой себе, чем детям. Теперь они займутся этим домом для матерей – одиночек, и без сомнения с превеликим удовольствием. «Вот так вот, Джерри» - пропел радостно Николас, «я так и знал, нам надо было посоветовать ей заниматься своими делами»
«никогда не говори взрослым заниматься своими делами» - сказала я быстро, разрываясь между желанием, чтоб они все-
таки сделали это и пониманием, что делать им этого не стоит. Было более чем очевидно, что мои дети очень легко поддавались влиянию жизни за городом. «а что же еще должна была сказать ста… эта хорошая женщина?» - задала я цинично вопрос, изменив «старуху» на «хорошую женщину», точно зная, что это определение чуть позже будет, скорее всего, повторено. «Ну…» - помедлил Николас, дабы убедиться, что я слушаю, «она сказала, что у людей, которые начинают сдавать комнаты внаем, дела станут хуже» и что из-за этого дорога стала хуже, или что-то вроде того, и что чертова леди Буз тоже с ней согласна». Он просто наслаждался рассказом новостей, которые, как он догадывался, только испортят настроение. Я молчала. Все дружелюбные чувства, которые только могли у меня быть к соседям, определенно умерли, и я внезапно подумала об экскрементах животных в новом свете. «Пусть кошки, собаки и птицы живут долго и насыщенно, и, возможно, ворота мисс Брэйди сгниют!» - и я громко засмеялась при этой мысли. «Над чем ты смеешься?» - спросили мальчишки, одновременно озадаченные и разочарованные тем, что их новость не имела такого эффекта, на которую они рассчитывали. «просто мысль» - ответила я счастливо и сменила тему: «Что – нибудь еще произошло в мое отсутствие?» «пришел человек, который хотел с тобой встретиться»
«Смешной такой, бородка редкая, а волосы длинные – типа как у медика, но он белый» - Николас всегда дополнял  невзрачные изложения Джерри завершающими красочными штрихами.
«Сколько ж нашего бизнеса попало в руки этого неизвестного» - встревожено думала я, спеша в дом. Совсем не удивительно, что мальчишек интересуют досужие сплетни, ведь с момента ухода всех рабочих они переживали период острого одиночества. В доме тихо, нет интересных, захватывающих дух провалов на месте вынутых половых досок, которые можно было бы изучать, да и разброд нашей семьи по всем дорогам привел их в подвешенное состояние. Как ни странно, Николас описал незнакомца очень удачно, ибо, как правило, он всегда значительно преувеличивает. Гость сидел на кушетке в моей алой гостиной, и вяло встал поприветствовать меня – в его невысокой фигуре преобладали цвета. Бледное лицо с ясно просвечивающими кровеносными сосудами придавало ему нежный вид. Орлиный нос смягчали рыжие зачесанные назад рыжие волосы и огненная борода – пушистая и непричесанная. Шелковая ярко – розовая рубашка, треугольный воротник растегнут, плюс шарф приглушенный расцветки «огуречный», небрежно пропущенный через толстое золотое кольцо – цвета ярко контрастирующие с красной бородой, тугие светло – бежевые вельветовые брюки – слишком тугие. Незнакомец щедро улыбнулся мне, покачивая тростью с серебряным набалдашником – его зубы были мелкие и ровные.
«Привет» - сказал он весело, но с манерной медлительностью. «Простите за вторжение, но два очаровательных мальчугана впустили меня внутрь»
Тоже психолог, отметила я, ведь любой матери приятно слышать хорошее о своем потомстве, даже если это и не соответствует истине. Не желая разрушать очаровательное впечатление, уже созданное моими детьми, я с готовностью ответила на приветствие гостя, который представился как Эдвард Физер. Ему не было нужды рассказывать мне, что он творческий человек – его внешний вид уже сказал мне это. «Вас интересуют комнаты?» - спросила я, ощутив странные дурные предчувствия при этой мысли. «что – то типа того» - ответил он, и сделал паузу, почувствовав, что такой ответ нуждается в пояснении. «кто – то кому- то сказал, а этот кто – то сказал еще кому – то, может быть стоит попытать счастья здесь?» Явно дети постарались – подумала я с осуждением.
«мне нужна новая студия» - признался он наконец. «я и моя нынешняя хозяйка не можем найти общего языка – она надоедлива и приземлена, и постоянно придирается.» Его откровенность обезоруживала. «у меня есть работа, но найти что – либо подходящее в это время года так тяжело, куча саранчи штурмует Борнмунт и толпы пожилых дам, очнувшихся от своей зимней спячки, подобно мухам заполонили каждый доступный пустой уголок»
Это было правдой. Город ожидал первой атаки отдыхающих, и домовладелицы бездельничали, напоминая пауков в ожидании жертв. Еще были бедные старики, пытающиеся прожить на скудные средства. В скудные зимние месяцы они были желанными арендаторами, но в предверии летних гостей и высокой арендной платы их выгоняли, и они находились в постоянном движении, убирая вчерашние газеты и освобождая место для размещения свежих. Мысли об этом наводили грусть.
«Что конкретно Вам нужно?» - я запнулась, почувствовав подкрадывающееся беспокойство, так как инстинкт подсказывал, что это один из тех людей, кого стоит скрывать от моей Тетушки Терпения, и он явно не подходит под ее представления о хороших манерах. Его голос располагал, мягкий и с еле слышным северным акцентом, но в то же время мои барабанные перепонки подобно сверлу дантиста терзал голос Тетушки. Насчет некоторых вещей она была непреклонна, и хорошие манеры входили в их число. «хорошее воспитание и акцент исключают друг друга, дорогуша» - часто говорила она, поджимая губы и вызывающе смотря. «Мне нужна» - сказал он серьезно, наблюдая за моей реакцией более чем со случайным интересом, «простая комната для рисования, моя работа связана с царством наготы…»
«Это означает, что Вы рисуете обнаженных мужчин и женщин?» - перебила я резко, как будто ранее об этом я слыхом не слышала.
«Конечно же, дорогая душенька, как же еще можно показать человеческие формы во всей красе? Суть целомудрия – нагота, Вы не согласны? К сожалению, моя нынешняя хозяйка против»
«Ну, я не знаю» - сомнения одолевали меня, но  желание превзойти других домовладелиц заставляло согласиться. Но еще была Тетушка Терпение и реакция мамы, которую нельзя не принять во внимание, и как насчет дороги!
«Тогда Вы не согласны?» - спросил он, не отходя от темы, и, без всяких сомнений, пытаясь втянут меня в дискуссию о технике исполнения.
«О, это не так!» и я объяснила, весьма неубедительно: «Я не думаю, что это сработает, вот и все. А на дороге будут неприятные сплетни и тому подобное» Теперь я была совершенно уверена, что Тетушка получила бы первый удар подобным предложением, да и мама тоже, если на то пошло. И это не осталось бы незамеченным детьми – они просто упивались бы этим.
«Видите ли» - продолжила я, терпеливо пытаясь объяснить и оправдать свои доводы. «Лично я ничего не имею против Вашего рисования мужчин и женщин, но кто – нибудь может возражать – например, соседи. Может начаться скандал….» Я прямо видела эту сцену во всех деталях: полногрудые женщины, выставившие напоказ всю свою обнаженную красоту, или дразняще задрапированные в облака паутинного шелка, возможно с застенчиво выставленной грудью; мужчин типажа Чарльза Атласа (не нашла, но поняла, что это прототип внешности Шварцнегера в молодости), демонстрирующих…. Видение исчезло внезапно, сменившись детьми, подобно Пипину Томсу (персонаж, чрезмерно любопытный человек – все, что нашла)  приникшими к замочной скважине, полицейскими, стучащими в дверь, и всенародным скандалом с грязными заголовками: «Иск жителей Борнмунта  
против отвратительных оргий», сцены суда: моя мама и Тетушка Терпение под плотными вуалями, борящиеся со слезами, пытающиеся сохранить доброе имя семейства… когда начинается что либо, подобное этому, никто не знает, каков будет конец. Это было бы так же плохо, как если бы брату Джералду позволили вести себя как ему угодно. Да, моему предприятию светили крупные неприятности, а ведь я еще даже не начала.
«Простите, но Вы не можете рисовать обнаженных везде, где хотите» - отчаянно оправдывалась я, чувствуя, что ставлю себя в один ряд с приземленными домовладелицами.
«Не везде» - успокаивающе заверил меня Эдвард Физер, одарив мимолетным удивленным взглядом мягких карих глаз, сражая мою и так слабую оборону. «Только в одной комнате» «Но это в пятьдесят раз хуже!» вскрикнула я. Это само по себе могло вызвать подозрения, да и что скажут остальные жильцы, если они еще будут у меня? На самом деле…. Я начала развивать тему: «Вниз по дороге есть одна старушка, сидит у окна с биноклем и не пропускает ничего, чтобы не происходило!» Мы оба засмеялись, мальчишки недавно рассказали мне маленькую новость, нечто большее чем то, что можно увидеть в бинокль, насчет которого они же заверяли меня, что он позволяет видеть в темноте.
«Ваша непреклонность немного разочаровывает, должен сказать Вам. Я был о Вас другого мнения»  - его оценка прозвучала насколько весело, настолько и серьезно, но все же убедительно.
«Если Вы хотите найти подходящее жилье, то я, вероятно, могу Вам помочь» - сказала я ему решительно, чувствуя, что из-за простой формальности могу потерять этого человека, и что достоинство мной итак уже утеряно. «Вы холост или женаты?» - я осторожно спросила, пытаясь соблюсти вежливую отстраненность и при этом быстро решить, какую же из предназначенных для жильцов комнат ему показать. Это были мои первые реальные действия в роли домовладелицы – и осознание этого заставило меня понервничать
Он решительно отверг это предположение и встал, показывая в выгодном свете свои острые, как иголки, бедра. «Позвольте же мне осмотреть особняк, дорогуша» - продолжил он, глубоко вздохнув, явно театрально. «Я выберу себе апартаменты – почувствую как изменится атмосфера, и решу – впишусь ли я идеально в эту атмосферу. Эта комната довольно мила» - отметил он, оглядываясь и, вытянув длинную руку с тщательно ухоженными ногтями, похлопал меня по коленке, словно отец, пренебрежительно отозвавшись о моей комнате. «Маленькая женщина без мужчины – возможно, я когда – нибудь смогу нарисовать Вас» - добавил он задумчиво. «конечно же, Вы будете в одежде»
Замечание было шутливым, но я знала, что он имеет в виду, и ответила спокойно и с надлежащим моему положению ужасом, и поспешно встала, чтобы показать дорогу, но все же польщенная очевидной лестью.
На память мне пришли прозорливые слова тети – никакой фамильярности между хозяйкой и ее постояльцами, хозяйка должна всегда оставаться в стороне и быть главной, аренда должна быть оплачена жильцами заранее, и при любом нарушении оплаты приняты меры тут же.
Наставления – целая стратегия: «приняв ванну приведите ее в порядок», «джентльмены, перед использованием поднимите сидение» (это подчеркнуть особо), «запрещено использовать газеты». «Никаких посещений противоположного пола с 10 вечера до 11 утра», «громко не смеяться» и т.д., и т.п. У нее были специальные таблички, на которых эти запреты были напечатаны красной краской, и две таких таблички тетя прислала мне с запиской, в которой написала со своей обычной витиеватой манерой: «Марго, просто повесь их в видном месте – это самые необходимые меры предосторожности, я думаю, если ты собираешься вести дело с умом. Твоя любящая тетя.»
«Ведите ягненка на заклание» - смеющийся, добродушный голос сбил мои мысли с толку, и я обернулась, чуть сконфуженно, дабы провести свою первую экскурсию.
Я думаю, что недалеко ушла от  мисс Грэйди – мы так эксцентрично пробежались по дому.  Мой гость смотрел с вежливым одобрением, пропустив мимо ушей наставления по поводу гигиены, и сообщив мне между шутками и обрывками стихотворений, что никогда не принимал ванну из-за печального опыта в прошлом, и как же далеко туалет, ну прямо аж в Турции, что его страшно беспокоит, - в каком – то роде мне понравилось, ведь я почувствовала себя превосходным арендатором.
Наконец Эдвард остановился на большой северной комнате – «идеальный свет для художника» - как он сказал мне –
уединенной комнате на первом этаже с большими окнами и большой дверью, и на этом обсуждение вопроса было закончено – Физер вложил мне в руку арендную плату за две недели.
Я была действительно счастлива – и жилец, и плата за две недели. Посмотрев на нового жильца с ликованием (он в любом случае притягивал взгляд), я было смягчилась, но неожиданно вспомнила о нерешенном вопросе.
«Мистер Физер!» - мой голос, казалось, был слышен по всей дороге, и миссис Бригс с мисс Брэйди, конечно же, его бы услышали, если бы были неподалеку. Он обернулся на мое обращение. «Помните – не ню, по крайней мере, хотя б не до конца». Я скомпрометировала себя малость, но кто может остановить рисующего парня, да еще и с оплатой ренты на две недели уютно покоящимися в ладони?
Серебро было мне ответом. Я на секунду остановилась, чтобы с гордостью взглянуть на своего первого жильца, ярко выделяющимся на фоне забора мисс Брэйди.
«всей дороге станет известно о нашей сделке, если Вы станете кричать вот так» - нахально заметил Физер детским голоском.
«Похоже» - я обернулась и осуждающе посмотрела на владельца голоса. «Кажется, вся дорога уже в курсе моего предприятия». И я задалась вопросом – кто же все – таки и что кому сказал, и кто кому что сказал дальше.
 
2530. qpx261



Wed 25.Jan.2012 03:51:04
2Лори : Еще "The drunken forest" не нашел. Книжки найдете в разделе "Творения".
 
2529. Валацуга
Беларусь


Wed 25.Jan.2012 00:13:40
Ольга
Удачи на экзаменах и возвращайтесь к нам!!!

Ю

Желаю успехов!!! Третья попытка должна быть удачной!!! А у нас запретили пользоваться зарубежными интернет-магазинами (((

qpx261
Ну, Даррелла в России Вы я думаю видели. Выкладывались ссылки на сканы "Islahd zoo" и "Натуралиста-любителя".

Всем

Делюсь интересной ссылкой о пребывании Даррелла в Дарвинском заповеднике:
http://www.diary.ru/~Chi-Kitten/p47388865.htm?oam#more1
 
2528. Лори



Tue 24.Jan.2012 22:16:38
У меня тоже Сад богов на английском имеется. А что ещё в оригинале требуется? Где на сайте можно посмотреть список наличности?
 
2527. qpx261



Tue 24.Jan.2012 17:07:19
Здравствуйте всем. Гляжу, тут в основном заняты переводом с английского на русский чего-то, а коллекция книг на языке оригинала зачахла. Я вот тут наконец нашел Сад Богов и Птиц, зверей и родственников на английском. Нужно еще кому? Оно, конечно, дело вкуса - но что-то от всех этих воспоминаний что с кем случилось,посыпавшихся после смерти Джеральда, так и несет желанием срубить бабла на его имени...В общем, если кому-то еще интересно - их есть у меня. Только кто этим ведает сейчас? Давно тут не был, когда-то Кипрень тут был за хозяина, он ещё занимается этим?
 
2526. Ю



Mon 23.Jan.2012 22:46:41

ЦитатаКак Ваши поиски Хьюза?

А никак!!! Второй раз вернули деньги!!!
Но я не сдаюсь!
Заказал третий раз - через АМАЗОН. Доставка - 7 марта.
Ждём-с.
 
2525. Ольга

olika.q@mail.ru

Mon 23.Jan.2012 19:52:46
to Валацуга:
Ох, я бы с удовольствием! Но если я возьму еще главу, то меня в аспирантуре в лучшем случае чем-нибудь закидают - экзамены на носу.
 
2524. Валацуга
Беларусь
skydzerzhinsk@gmail.com

Mon 23.Jan.2012 18:04:04
Добрый вечер!
Прошу прощения, но были небольшие проблемы с интернетом.
Мой новый ящик для связи: skydzerzhinsk@gmail.com

Оля
Спасибо за перевод!Надеюсь, что через месяц сможем к вам присоединиться. Ну как, берете 5-ю?

Лори
Сканы я получил. ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!! Я Вам ответил письмом. Может получиться сделать и скан большой статьи?

Максим
Идея замечательная. И главное - необходимая. Я Вам тоже ответил в письме.

Ю
Рад Вас видеть!!! Как Ваши поиски Хьюза?
 
2523. Эли



Sun 22.Jan.2012 21:15:04
Thanks!!
 
2522. Ю



Sun 22.Jan.2012 16:20:19
Ольге
Оля, спасибо, огромное, просто замечательно!!!
 
2521. Ольга

olika.q@mail.ru

Sun 22.Jan.2012 11:22:57
Ребята, вот долгожданная 4 глава. С прошедшими праздниками и приятного прочтения .
 
2520. Ольга

olika.q@mail.ru

Sun 22.Jan.2012 11:21:40
Четвертая глава
Пронзительный крик петушка миссис Бриггс  оповестил о рассвете, и ко мне медленно пришло осознание: в этот день благодаря объявлению квартиросъемщики затарабанят в мою дверь. По всему городу итак уже было полно проспектов с рекламой отелей и пансионатов. Заметят ли мое объявление среди всех остальных? – беспокойно спрашивала я себя, все глубже кутаясь в теплое одеяло и не желая покинуть свой уютный кокон. Я с завистью подумала о страусе, который может спрятать голову и жить, представив миру на обозрение свой равнодушный и спокойный зад. Послышался скрип – это была соседка миссис Бриггс, готовая вот-вот появиться у заднего входа и пожелать миру доброго утра - сиплым кашлем, шарканьем и затяжным «Ааргх!». Как быстро привыкаешь к звукам. В погожие дни можно даже услышать песню, и я почти что с надеждой ожидала ее: но пауза затянулась дольше обычного. Может, я напрасно ожидала ее сегодня? Но нет. Вот звуки песни «Под старой яблоней» наполнили дорожку между нами. Хоть это и были хриплые звуки, зато они шли от самой души.
Выступление миссис Бриггс оборвалось, как только она вспомнила, что «женщине некогда скучать». По звону пустых бутылок от молока и звукам захлопнувшейся двери я поняла, что она исчезла. Но не совсем. Еще можно было расслышать, как она будит семью, и как те в ответ по привычке молчат на ее призыв к пробуждению. Может, мне тоже последовать примеру миссис Бриггс или немного погодить и еще поприслушиваться к утренним звукам? Я решила еще понежиться. За последнее время произошли резкие перемены. Эдвард с женой уже въехали: он прибыл к назначенному времени и, к моему удивлению, вполне традиционным путем. Я ожидала увидеть запряженную лошадьми повозку или еще что-нибудь неожиданное и почувствовала разочарование, когда у ворот увидела ничем не примечательное такси, что не могло не подпортить мое изначальное представление о его величии. Он появился укутанный в пальто с капюшоном, точно собирался в экспедицию  на Северный полюс. У его молодой супруги были густые каштановые волосы до  плеч. Мое внимание сразу привлекло длинное черное ожерелье и алый плащ. Она мне понравилась.
Эдвард появился в двери первым, с нежностью держа поваренную книгу, мольберт, черный квадратный набор красок и стопу связанных веревкой холстов, возложив на жену ответственность за все прочие менее важные вещи. Под воздействием увещеваний тетушки Пэйшнс я подавила желание выбежать им навстречу. Но когда я поджидала их у двери с книгой учета, радостная улыбка все-таки вырвалась наружу. Неожиданно засмущавшись, что держу эту книгу в руках, я потихоньку убрала ее, приняла у Эдварда блестящую черную коробку и, весело болтая, проводила его в северную комнату с высоким потолком. Первый постоялец уже был в доме. В подтверждение этому появились первые знаки присутствия новых людей: незнакомый запах масляных красок, перебиваемый экзотичным запахом чеснока – Эдвард, нарядившийся в бледно-голубой халат, перво-наперво расположил мольберт и прочие инструменты для работы,  а потом занялся своей мини-кухней, ибо любил ублажать и мучить свой нежный желудок различного рода необычными блюдами. Пускай тетушка Пэйшнс и скорчилась бы при виде таких расточительных пиршеств, мама и Эдвард – и я была в этом уверена – сошлись бы, сразу же после того, как она оправилась от первого шока, производимого его довольно необычным внешним видом.
Мама, Саймон и Павло до сих пор весело отдыхали в компании Лесли и его будущей супруги в полмили отсюда. Размышления привели меня к неожиданной и тревожной мысли: что если семейный дом через дорогу придется брату Джеральду не по вкусу, и он решит остановиться у меня? Ведь его выкрутасы погубят любой пансионат.
Я всегда терпеливо относилась к Джеральду, но сейчас все было по-другому. Ему придется осознать, что я собираюсь быть успешной бизнес-леди и больше не могу мириться с его определенно странными привычками. Было ясно: если я позволю постояльцу перешагнуть порог своего нового дома с каким-либо животным – домашним или нет – я и вовсе не смогу иметь никаких постояльцев. Я услышала шум – дети галдели доме и уже разговорились с нашим бородатым жильцом. Раздумывая о том, что надеть, я пошла в ванную комнату. Я должна надеть что-нибудь деловое. Может быть, серое?
В конце концов, одевшись в красное, что, конечно, и в сравнение не шло с моей  процветающей тетушкой, я пошла утихомиривать детей, чтобы безопасно отправить их в школу подальше от сцен активного зарабатывания денег. Я слонялась по дому, делая всякую ерунду и наблюдая за женой Эдварда, которая поухаживав за мужем, отправилась на работу. Когда она вышла, ее темные волосы сдуло ветром назад, а ее красное пальто заалело в утреннем тумане.  Она сказала, что раньше была моделью, и до сих пор иногда позировала для Эдварда. Каждый день она уходила на работу в местный магазинчик, уверенно оставляя Эдварда присматривать за домом. Она сказала, что предпочитает работать.  И не удивительно, ведь Эдвард готовил не хуже любой женщины, а моя готовка казалась такой безжизненной по сравнению с его, что при первой возможности я собиралась приобрести такой же, как у него, набор специй.
Мама должна была прийти на кофе. Это ее первый визит ко мне с момента претворения моих планов в жизнь. Мне не терпелось продемонстрировать ей, что мой дом, по крайней мере, завершен, а мои первые постояльцы уже въехали. В одиннадцать я нетерпеливо стала ожидать  у окна. Мистер Битл оживленно беседовал с мисс Брэйди. Она походила на старую странную птицу с боа из перьев вокруг шеи, голубым бархатным пальто и шляпой Робин Гуда под цвет, которая еще больше выделяла перья ее боа. Она прекратила подметать дорожку и, опершись на метлу, внимательно слушала мистера Битла. Мама вышла десять минут назад. Я подсчитывала. Где она сейчас? Если она не поспешит, ей придется беседовать с мистером Битлом. Я нетерпеливо подошла к воротам и заметила маму. До меня ей оставалось пройти еще несколько домов. Она шла прогулочным шагом, и на одной руке висела большая корзинка. По внезапной панике на лице мистера Битла, я могла сказать, что он тоже  ее заметил, и раздумывал, что же делать дальше. Я похихикала про себя, с интересом наблюдая за ним. Неужто вероломный мужчина собирался бросить мисс Брэйди ради  жертвы помоложе? О да! Ибо наскоро проронив последнее слово, он стремительно пересек улицу, выкрикнув «Рад Вас видеть, миссис Даррелл!»
Лицо мамы помрачнело, когда он подошел к ней, хотя я никак не могла понять, чем он ей не угодил. Не иначе как вставными челюстями, про которые рассказывают жуткие байки. Он пытался расположить ее своим извиняющимся тоном, и заботливо взял корзинку из ее рук, хотя и к недовольству Павло, сидевшего внутри, и издавшего пронзительный крик.
- Так рад Вас видеть, миссис Даррелл. Слышал, Вы в отъезде на отдыхе. Надеюсь, он идет Вам на пользу?
Я не говорила ему, что мама на отдыхе. Интересно кто? Мисс Брэйди хоть и стала опять подметать дорожку, внимательно за ними следила.
- Ах да, спасибо, - сухо ответила мама. Было очевидно, что все это ей совершенно не по душе. Чувствуя, что у него не особо получается, мистер Битл перешел к теме, которая, как он знал, очень интересовала маму.
- Я сделал странное и таинственное открытие, - сказал он лукаво, позволяя маме переварить его слова. - У нас здесь полтергейст. Творятся странные вещи – повсюду горшки и кастрюли. Моя бедная экономка очень встревожена, и хотя я ей ничего не говорил, но я подозреваю, что у нас орудует полтергейст.
Лицо мамы немедленно оживилось, и она остановилась. «Полтергейст? Как интересно! Он как-то проявляет себя?»
- Мама, кофе уже готов, - я поспешила позвать маму, стараясь помешать их беседе завязаться. Если бы мама ввязалась в разговор про призраков и другие сверхъестественные вещи, я бы так и не смогла затащить ее в дом. Эта тема могла полностью поглотить ее внимание. И когда она начинала описывать увиденные вместе с моей бабушкой в Индии образы и другие странные происшествия, никто не знал, когда это закончится. В данном случае возможно с мистером Битлом и местным викарием, приглашенным для проведения сеанса экзорцизма в моем пансионате. - Боюсь, мне пора идти, - с неохотой сказала мама, услышав мой настойчивый голос. Она взяла обратно свою корзинку, с нежеланием  отрываясь от этой увлекательнейшей темы. Мистер Битл с тоской посмотрел ей  вслед.
- Привет, дорогая. Извини, что задержалась, – она поцеловала меня. - Я только что узнала кое-что очень интересное – настоящий полтергейст! И причем рядом!
- Что за вздор! - сказала я.
- Может и вздор. Но кто знает, в этих старых домах..., - ответила мама, не желая подвергать историю мистера Битла сомнению. - Может тебе повезет и ты обнаружишь одного у себя.
- Упаси Боже! – презрительно ответила я.
Мы зашли внутрь, и я показала маме, что сделала со старым домом. В гостиной нам встретился веселый Эдвард. Он нес пустую бутылку от молока, и я их познакомила, внимательно наблюдая за лицом мамы. Она не могла не оценить великолепие обтягивающих брюк, рубашку цвета охры и мексиканские сандалии. Отличная картина, особенно если учитывать устойчивое благоухание чеснока. Он с любопытством поприветствовал мою маму, она по привычке ответила спокойно, и я было обрадовалась, так как ее лицо совершенно не отразило никакой внутренней тревоги. Но я ошиблась. Через несколько минут мы сидели в уединении гостиной за чашкой кофе, и я обнаружила, что ее реакция – особенно на брюки Эдварда – совершенно отличалась от моей. Она выразила ее несколькими словами: «ужасно вульгарно, его могут арестовать, если он будет разгуливать в таком виде. И я не удивлюсь, если он не связан с торговлей белыми рабами. Откуда он берет деньги?»
Я подумала, что слышать такие вещи от человека, настолько толерантного, как моя мама, просто неразумно, и я поспешила защитить его. «Но он тебе понравится, я знаю, он божественно готовит, карри и все такое плюс кладет много чеснока. Иногда я даже думаю, не перебарщивает ли он с ним» - добавила я, так как заметила, что с приездом Эдварда в гостиной часто пахнет так, как будто его только покинула армия греческих пастухов.
- Посмотрим. - Мама сняла шляпку и вытащила вязание. - А сейчас расскажи мне про детей. Как им в новой школе?
- Не очень, - угрюмо ответила я. Когда я вспомнила про детей, моя материнская любовь немного утихла. - Вчера Джерри хулиганил, и его отправили домой.
- В самом деле? У меня есть что сказать на это, - мама была возмущена. - Что это монстр, который обращается с ребенком подобным образом? С ребенком, который за всю жизнь ничего плохого не натворил, бедняжка!
Это было не совсем так, но мама всегда спешила защитить своих внуков, и не только своих.
- В этот раз он на самом деле вел себя не совсем хорошо, – сказала я. - Он взял с собой ту картину, которую забыли Лоренс с Нэнси. Ту, с которой Нэнси делала копию для вышивки, когда она была здесь беременная.
- Ах ту! – мама фыркнула. - Я думала, что Лоренс будет поумнее и не оставит такое просто валяться!
- Ну да! - ответила я. - Адам и Ева, с вожделением смотрящие друг на друга. А между ними нет и фигового листочка. Он сказал, что сделал ее специально к моему дню рождения, и повесил ее в классе. Потом они словили его.
- У него были светлые мысли, невинное дитя, - мама выглядела умиленной.
- Не вижу в таком поведении  ничего хорошего, - ответила я.
- Но нельзя было допускать, чтобы она просто валялась и наводила искушение, - с упреком сказала мама. - К тому же эта картина с этим змеем, ползущим по выпирающим местам, ужасна вульгарна! Это не искусство! Также я сказала и тогда, - продолжала она, разволновавшись. - Я пыталась заставить их ходить в воскресную школу,  - прервала я ее, так как мои мысли теперь были полностью заняты детьми. - Они сходили один и раз и отказались ходить туда вообще. Они сказали, что там скучно, - я все мрачнела и мрачнела.
- Ну что же, мальчишки есть мальчишки, - утешила меня мама, наливая себе еще кофе.
- Я уверена, что мы не  были такими ужасными в детстве, - продолжала я задумчиво.
- Ах, нет, были, дорогая!» - ответила мама, задумчиво улыбнувшись. - Вы с Лесли создавали столько проблем, намного больше, чем другие дети, - мамин взгляд устремился куда-то вдаль, в воспоминания нашего счастливого детства в Индии. То были славные деньки во времена британского владычества. Нас холили и лелеяли слуги, а жизнь была такой прекрасной. - Я отлично помню тот раз, когда вы все ушли пить чай, а вернулись с карманами, набитыми их игрушками, а у  Лесли была  температура. У него всегда была температура, когда он куда-нибудь ввязывался.
Я похихикала. – Да нет же, мам. Не было такого! Но я помню, как мы с Лесли пытались затащить нашу воспитательницу куда-то, еще помню, как мы обругали Бабулю, хотя она это вообще-то заслужила.
- Относись к покойной матушке отца с уважением, дорогая. Кстати, я не преувеличиваю. Как-то раз, когда папа взял вас в один большой магазин, мы нашли у тебя мыло, спрятанное под плащом. А тебе тогда было всего три. Много из-за этого было у нас бессонных ночей.
- О Боже, воровка в три года – что же будет с моими детьми? - я тяжело вздохнула, изображая маму.
Позади меня зазвонил телефон. - Это Лесли, - в сторону прошептала я маме, взяв трубку. -- Он заедет забрать тебя по пути домой  минут через пять. Он сказал, у него для меня есть подарок, - сказала я, положив трубку. - Надеюсь, это не что-нибудь тупое, - пробормотала я, судя из прошлого опыта.
В этот момент мимо прошел мистер Битл. Он шел домой. Он посмотрел к нам в окно, увидел маму, покраснел и помахал ей рукой.
- Вот дурень - сказала мама, так и не помахав ему в ответ. - Ах да, дорогая, я забыла сказать: Саймон умер своей смертью. Так сказал ветеринар. Я не говорила тебе  раньше, так как боялась, что ты будешь расстраиваться.
Я, было, хотела дотошно порасспрашивать ее, все-таки думая, что он умер от переедания. Но тут мы услышали шум.
- Лесли, - сказала мама, посмотрев в направлении шума.
Двигатель  набрал в легкие последний глоток воздуха, точно перед смертью, и машина замерла у ворот. За рулем сидел Лесли. Неожиданно взвыла собака, дверца машины открылась, и из нее выпрыгнула  большая черно-белая дворняга с веревкой вокруг шеи, своим  видом напоминавшая рекламу по борьбе с рахитом. Дворняга потянула и Лесли за собой. И всё смешалось в одно целое: веревка, собака и Лесли.
- Что, черт возьми, Лесли делает?, - удивленная, я повернулась к маме.
- Бог его знает, дорогая, - мягко ответила она.
Я пошла к двери, но было слишком поздно. Мимо меня по направлению в гостиную пронесся человек с животным.
- Что, черт возьми, ты вытворяешь? - заорала я. - Ты разнесешь мой дом! Останови его! Закричала я в ярости, отступая. Я как раз подоспела к тому моменту, когда собака подняла ногу напротив моей свежевыкрашенной двери.
- Поздно, - сказал Лесли, - она уже сделала это.
- Что происходит? - из комнаты вышел Эдвард. - Могу я чем-нибудь помочь? На нем был передник, а в руках была большая деревянная ложка и кисть для рисования.
- Нет, все в порядке, - вежливо ответила я, - это мой брат. Я не стала представлять их друг другу, так как момент, на мой взгляд, был неподходящий. И я быстро закрыла дверь.
- Что за штучка? - с любопытством спросил Лесли, не потрудившись понизить голос.
- Заткнись, - угрожающе прошептала я. – А то он тебя услышит. Он мой первый постоялец, и очень милый человек. Правда ведь, мам?-  Я повернулась к маме, в надежде, что она защитит моего постояльца.
- О да, милый это точно, - Лесли громко рассмеялся и стал выпутываться из веревки. Мама вздрогнула. Собака  ползала между ног Лесли и бросала нам скорбные взгляды. От ее траурного вида Павло весь затрясся и отказался выходить их корзинки.
- Зачем ты взял с собой собаку? - с подозрением спросила я. Я до сих пор была раздражена из-за того, что Лесли не оценил моего постояльца по достоинству. - Это и есть твой подарок. Здесь, в этом морге, он просто необходим! - он обезоруживающе улыбнулся. - Это долгая и грустная история, - он стал намекать на какую-то трагедию, очевидно, пытаясь разжалобить нас. – Его хотели усыпить, бедняжку. Мы с ветеринаром думаем, что это было бы ужасно.
- Все это очень мило, - сказала я, не поддавшись его воздействию. - А я тут причем? Она даже не приучена жить в доме, - я с жалостью посмотрела на свою дверь.
- Лесли, пожалуйста, не называй дом Марго моргом. Это может принести неудачу.
- Спасибо, мама, - я с негодованием повернулась к Лесли. – Если тебе так жаль это животное, почему ты сам не возьмешь его себе? А этому идиоту врачу нужно проверить мозги! Эта собака явно выглядит точно из книги про Тёрбера , - язвительно сказала я, рассматривая виновника, он еще начнет выдавать сюрпризы, не сомневаюсь, - нескладно закончила я, так как собака стала лизать мою руку, и я подобрела.
- Ну перестаньте же спорить, - сказала мама. Она надела шляпку, сложила вязание и взяла любимую обезьянку на руки. - Марго, я уверена, это славная собака. Ты можешь взять ее на испытательный срок, – предложила она, стараясь примирить стороны. – Но сегодня лучше закрыть ее, пока все не придут. Может быть, она не привыкла к шуму. А еще ей нужен ошейник.
- И, конечно же, регистрационное свидетельство, - саркастично сказала я, мрачно взглянув на Лесли.
И Лесли вручил мне свидетельство с таким видом, точно королевские драгоценности. И я поняла: делать нечего. В свидетельстве сказано, что собака моя. Но дети, конечно, будут в восторге.
Потом, смотря вслед обветшалой машине, я вспомнила, что забыла спросить у мамы про дантиста. На зеркале в ванной теперь уже закрытого дома красным цветом была написана дата. Скоро должен был приехать Джеральд. Но где же он остановится? Я стала рассматривать подарок Лесли, дружелюбно смотрящий на меня. Я назвала его Джонни. Вскоре выяснилось, почему подарок Лесли чуть было не лишили жизни: в возбужденном состоянии он так и норовил поднимать свою заднюю лапу где ни попадя. Какая собака мне досталась, я поняла уже в первые несколько минут знакомства. И кто знает, что еще всплывет на свет? Лесли всегда так делал: находил какую-нибудь бродяжку и думал, что мы все должны заботиться о ней.
Раздавшийся звонок заглушил все моё беспокойство, так как я вспомнила о своих потенциальных постояльцах. Я поспешила ответить, говоря не своим голосом.
- Надеюсь, у Вас есть комната? - раздался женский голос, приятный, но выдававший не очень-то интеллигентного человека. Я с волнением входила в роль хозяйки пансионата: настал долгожданный момент, так как приезд Эдварда нельзя было назвать таким моментом.
В дверь постучали. Я хладнокровно сидела  с книгой в руках в довольно неестественной позе в ожидании тех, кто отозвался на мое объявление. Невысокая забрызганная грязью женщина равнодушно ожидала моего внимания. Она была не старая, но нелегкая жизнь, видимо, отразилась на ее внешнем виде: из-за худобы она выглядела маленькой, а волосы угрюмо виднелись из-под шляпки, которая искривилась под влиянием носки, а не руки дизайнера. Рядом с ней стоял откормленный мальчишка лет двенадцати, настоящий откормленный хулиган. Он излучал уверенность. Его круглое лицо улыбалось, его мягкое пышное  тело излучало довольство, а все это венчала кепка. Широкая улыбка не оставила у меня сомнений относительно того, кто из них стучал. Между ними стоял забытый потрепанный чемодан.
Я ожидала увидеть несколько иную картину, но все же послала им приветственную  улыбку. Улыбка того, кто был бесспорным воплощением дьявола, была просто неотразимой.
Невзрачное лицо женщины моментально озарилось при моем приветствии. - Мы насчет комнаты для нас с мальчиком. Я – миссис Вильямз, а это – мой сын Нельсон, мы назвали его в честь любимого исторического героя моего мужа. - В ее робком голосе зазвучала гордость. Я перевела взгляд с нее на исторический памятник, решительно смотревший в ответ своими маленькими плутовскими глазками, что еще раз убедило меня в моем мнении: в нем точно сидел дьяволенок, хотя и довольно дружелюбный. Удивляясь такой разноплановой парочке, я проводила их в дом под затертые фразы о погоде и усердное вытирание потертой обуви о половик у двери.
- Нелегко подниматься по лестнице, я прям вся упарилась, - поведала она мне, расстегнув пальто. Сильный запах пота выбился наружу. Я поморщилась, так как у меня на такого рода запахи аллергия. Но я сказала себе, что ради достижения цели можно все стерпеть.
- Вечно ты потеешь, - пожаловался мальчик.
- Тихо, Нельсон, а то получишь по шее, - сказала она не очень-то грозным голосом, и я сразу поняла, что она никогда не поднимает руку на своего похожего на сдобу мальчонку. Она послала мне виноватую улыбку. Открылась дверь, и появилась рыжая борода. - А, вижу, вы заняты, - пробормотал Эдвард. – Я слышал, кто-то стучал в дверь, - и дверь снова закрылась.
Женщина, ошеломленная, уставилась на дверь, точно под гипнозом.
- Ого! - это был восхищенный возглас Нельсона. – Она рыжая?
- Конечно, - заверила я. Не было сомнений, что именно борода Эдварда вызвала такую похвалу. И я подумала, хорошо ли, что его комната находится так близко от входной двери, и нравятся ли миссис Визьямз творения художников. - Он рисует, всякие милые вещи, - я повернулась к миссис Вильямз с объяснениями.
Она все еще смотрела на дверь, точно ожидала повторного появления Эдварда. - Довольно любопытные вещи. И похож на джентльмена, - заметила она, вернув себе самообладание и оторвав глаза от двери.
- Может быть, поднимемся дальше? - предложила я, обрадовавшись, что встреча с Эдвардом прошла успешно. Если Вы передохнули.
Нельсон, явно посчитавший, что самое время снова подать голос, сказал, подталкивая мать: да, мам, давай уже шагай.
Услышав «давай уже шагай», я сразу вспомнила, что Лесли тоже так всегда говорил, и не могла сдержать улыбку.  Но Нельсон, бесспорно, переплюнет Лесли.
Я взяла миссис Вильямз под руку и потихоньку повела ее вверх. Выражая свою критику, воплощение дьявола невозмутимо стучало ногой на каждой ступеньке: проверить, не прогнили ли, как было сказано.
Он с восхищением остановился перед стеклянным витражом в лестничном пролете. - Ого, мам, смотри сюда. Прям как в церкви, все эти крашеные стеклышки!
- Тут изображена галерея музыкантов, - ласково сказала я.
- Так, Нельсон, веди себя прилично или добрая леди не пустит нас к себе, понятно? - она умоляюще на меня посмотрела, и ее бесцветные глаза наполнились тревогой.
- Все в порядке, - поспешно ответила я, стараясь ее приободрить. – Не волнуйтесь из-за Нельсона, все в порядке. Я всегда могу дать тебе затрещину, правда, Нельсон? - Ничего подобного, - мрачно отозвался он. - Славная комната, - сказала женщина, осматривая комнату, очевидно решив больше не провоцировать Нельсона на наглость своими упреками. - Нам нравится, да, сынок?
К тому моменту сынок  начал крутить все газовые клапаны, и, довольный, что газ повалил изо всех углов, высунулся в окно и стал изучать улицу.
- Хотел бы я покататься на коляске, - сказал он с завистью, увидев проезжавшего мимо инвалида.
- Пошли, Нельсон, ты свернешь себе шею, - опасные проделки сына разбудили в миссис Нельсон инстинкт самосохранения. - Пошли, занесешь чемодан в комнату, - добавила она. – Мы останемся, если добрая леди позволит, - и она робко спросила про арендную плату.
Чувствуя себя не совсем удобно перед этой бедно выглядящей женщиной, я, как бы извиняясь, назвала цену, в то время, как Нельсон со слоновьей изящностью прокатился по ступенькам, издавая радостные возгласы. Я была уверена: это было только начало.
Она ничего не рассказывала мне о своем прошлом. Я ни о чем не спрашивала, считая ее мужа погибшим. Судя по ее в общем-то  несуществующему багажу (за исключением одного дешевого и разваливающегося чемодана), можно было понять, что она здесь ненадолго. Даже на мой неопытный взгляд это казалось очевидным. А была ли она вдовой? Теперь я не была уверена. Обычно вдовы всегда стараются рассказать об этом, как бы требуя уважения к своему положению. Мне нередко хотелось стать вдовой, чтобы воспользоваться таким положением. Может быть, она сбежала от мужа: судя по тому, что у них было с собой, видимо, даже очень быстро. Серьезная ссора: наверно этот бессовестный хулиган стал причиной всего. Мое воображение разыгралось и стало рисовать запутанные картины из жизни миссис Вильямз. Вернувшись с чемоданом, Нельсон пошел обратно к окну, где стал громко свистеть вслед двум изнеженным мальчишкам в школьной форме оливкового цвета, проходившим мимо. Я с ужасом смотрела на него, надеясь, что он не станет проводить все дни напролет, вызывая общественные беспорядки. Иначе это принесет дому дурную славу. Уже одна назойливая соседка, «жена офицера», как она себя называла, пыталась собирать подписи против меня, так как, как она написала, наш сад – это позор для дороги, ибо я не ухаживаю за ним с момента въезда в дом. Ее сын нечаянно зашел за подписью и ко мне, и я с возмущением  отказалась что-либо подписывать.
Зазвонил телефон, и, оставив Нельсона и дальше спорить с матерью насчет того, на каком из диванов он будет спать, я пошла отвечать: кто-то еще отправился к нам. А стоило мне повесить трубку, как телефон зазвонил опять: молодожены молили о помощи. Рутинная атмосфера отеля испортила две недели их медового месяца. И хотя я предпочитала жильцов для постоянного проживания, я не могла отказать подобным мольбам. Художник, модель, пухлый хулиган, забрызганная грязью мать…Так почему я должна отказывать молодоженам? – Так я мысленно убеждала себя, описывая свое местечко тем двоим. Дети вернулись из школы. Задорный толстый мальчишка, поприветствовавший их выстрелом из рогатки, собака с довольно проблемными привычками, повсюду  вытекающие краски и всякая вкуснятина привели их в восторг. И вправду, что может быть лучше?
Ожидая новобрачных, я с тревогой вспомнила, что в комнате, которую я так живо описывала, были только диваны. Нужно было перетащить двуспальную кровать. Я решила, что нельзя лишать новобрачных двуспальной кровати. У меня был  романтический настрой.
- Я пойду на что угодно, лишь бы моя первая пара новобрачных чувствовала себя как дома, - сказала я Эдварду, который, услышав шум передвигаемой кровати и неспособный переносить любой звук, говоривший об активной деятельности, с любопытством выглянул из комнаты. Эта история его также тронула. Он был согласен, что нужно что-то предпринять, и направился в комнату, которую мы назвали апартаменты  для новобрачных.
Тем временем, управившись со своим спальным местечком в новой штаб-квартире, Нельсон стал рассказывать сказки о подвигах небольшой, но благодарной аудитории – моим детям, которых он пригласил к себе с видом правящего монарха.
- Вот монстряка, как думаешь а? - Эдвард охарактеризовал толстяка. Я, было, хотела сказать, что была уверена: сердце из чистого золота бьется под этими огромными ребрами, как вдруг раздался звонок, и я пошла вниз открывать. Дело определенно продвигалось.
- Я звоню и звоню, но никто не отвечает! - эта жалоба буквально разбила мой холодных настрой вдребезги. - Извините, звонок не работает, - оправдывалась я, - с тех пор, как я поймала возле него детей с отверткой в руках. Из под двух тонких линий, нарисованных коричневым карандашом для бровей, на меня уставились колкие кошачьи глаза. - Мне не нравится, когда меня заставляют ждать. Все, что мне нужно, это тихая комнатка, выходящая на юг. Главное, чтобы было тихо. Не выношу, когда лают собаки и шумят дети.
Я удрученно смотрела, как Нельсон точно желе затрясся вниз по периллам и упал к нашим ногам. - Бог мой, - сказан он, - ведьма! И точно по мановению волшебной палочки, возле меня появился Эдвард, задумчиво пробормотавший, что кровать готова, и спрашивая, что делать дальше Может принести цветы? Он и не заметил строгой фигуры, стоящей возле меня, не заметил катившуюся тушу Нельсона. Настолько он был занят свадебными апартаментами. Незнакомка застыла в недоверии, а через пару секунд уже исчезла из наших жизней, унося свои рахитичные ноги так быстро, как только могла.
- Ох, как же ей повезло! - заметила я, намекая, что с этой незнакомкой было бы очень  трудно, но Эдвард меня и не слушал. Погруженный в мысли о цветах для придания комнате завершенного вида, он исчез по направлению к единственной клумбе в саду. Пожалуй, он  - лучшее средство от непрошенных жильцов, - радостно подумала я, все больше и больше симпатизируя ему.
Но на сантименты уже не было времени, так как мои новобрачные прибыли. Это была пара среднего возраста, чье затруднительное положение определенно вызвало бы едкий комментарий миссис Бриггс относительно сексуальных прихотей. И я быстренько провела их мимо Эдварда, без церемонности, но с гордостью несущего букет цветов в (теперь уже без сомненья) апартаменты для молодоженов.
Мне не стоило волноваться, в городе было достаточно места для еще одной владелицы пансионата, - с облегчением подумала я, вспомнив события дня. Мои комнаты быстро заполнялись. Быть может,  не таким образом, как хотелось бы тетушке Пэйшнс, но все же заполнялись. Дом наполнялся новой оживленной атмосферой, незнакомые звуки сливались со знакомыми. Только я подумала о последнем, как посреди ночи раздался шум бегущей воды и крики миссис Бриггс. Бросив беглый взгляд, я увидела очертания ее солидной фигуры в ее лучшей шляпке, большой плоской с выцветшими розами. Ее окружила вся ее семья, состоящая только из мужчин. На ней был черный шелковый халат, и я вспомнила, что у нее был день рожденья, и что она праздновала его не дома. По шуму я подумала, что они были довольно веселые. Но, видимо, все же нет. Откуда-то из места над моей головой прямо на заднюю дверь дома миссис Бриггс непрерывно струилась вода.
- Глупая курица! Все течет на нашу дверь! Что будет дальше? - услышала я, - она слишком долго жила за границей, вот в чем проблема, - возмущенно ворчала она, - надеюсь, она не окажется сумасшедшей, как прошлый хозяин.
За ее словами последовал одобрительный шепот. - Да, ты права. Ты хотела сказать как цыганка, - это уже мистер Бриггс озвучивал свои взгляды. Он мыл маленьким, крепким, всегда носил кепку, похожую на пожарный шлем, и редко озвучивал свое мнение.
В любом случае хоть какое-то разнообразие, довольно цинично подумала я, и поторопилась поглядеть, кто же был причиной потока воды, так обидевшего миссис Бриггс. Я, конечно, подумала на Нельсона. Дверь в ванную комнату была заперта. Оттуда доносился смех.
- Где полотенце, дорогая? - спросил мужской голос. И я признала в нем новоиспеченного мужа своей новобрачной парочки.
- Пропало, - последовал игривый ответ, - лови-ка вот это. Шум перешел в гулкое чмоканье. Не особо романтичное, а очень  дружелюбное.
Возле меня бесшумно возник Эдвард в синей пижаме. Его стройные длинные ноги были такими же изящными, как и руки. Итак: мы оказались сообщниками.
- Что случилось? Я слышал шум, - прошептал он, приставив глаз к замочной скважине. Вся ситуация была комичной. - Ничего не вижу, - пробормотал он разочарованно. А я заволновалась, что нас поймают с поличным. - Там шкаф мешает смотреть, - с сожаление сказал он.
И тут я поняла, что при любой проблеме мы с Эдвардом неразлучно будем вместе. На фоне струящейся воды из ванной стали доноситься беззастенчивые звуки. Пара и не подозревала о свидетелях. Почувствовав себя неловко от того, что мы подслушиваем, как двое принимают ванну, я потянула Эдварда в сторону лестницы. Олвен, его жена, появилась в двери, точно белый ангел в кружевной сорочке. На ее лице был вопрос.
- Что-то случилось? Я изобразила на лице что-то непонятное. А Эдвард вообще промолчал.
- Ничего хорошего бы выйдет из таких вот ванн, - серьезно пробормотал он мне, - я должен предупредить их о возможных рисках.
- Только не сейчас, - перебила я его, крепко схватив за руку.
- У меня был один очень неприятный опыт, сегодняшнее событие мне его как раз напомнило, - сказал он, не намереваясь высвобождаться из моей руки.
- Серьезно? - прошептала я, подумав: неужели при каждом подобном случае все жильцы будут собираться вместе? Как вдруг на нас упала тень, и Нельсон, точно надувной шарик, оказался рядом с нами. Пышущее здоровьем тело в красно-зеленых полосках. За ним, похожая на привидение,  шла его мама, точно кусок испуганной розовой  фланели с железными бигудями. Он размахивал своей рогаткой.
- Что происходит? - спросил он, его глазки светились от любопытства.
- Шшш, говори потише, - приказала я.
- Вот, все именно так и было, - продолжил Эдвард, бросив на Нельсона презрительный взгляд и подняв руку, призывая к тишине. Он собирался рассказать свою историю. -  Я не купался в течение нескольких месяцев, и как-то решил, в конце концов, помыться, хотя лишь из-за постоянного и надоедливого ворчанья моей жены. Я посмотрела, здесь ли Олвен. Оказалось, что здесь.
- Иди в кровать, женщина, - по-диктаторски приказал он, заметив мой взгляд. - Ты уже слышала эту историю, и я не хочу, чтобы ты прерывала!
Олвен исчезла. Эдвард, бесспорно, был хозяином в своих владениях, с некоторым удивлением подумала я, даже немного посочувствовал Олвен. Хотя его приказ, казалось, ее совсем не задел.
- Вы знаете, как это бывает, - оправдался он.
Нельсон энергично закивал, словно уже знал о трудностях, поджидающих тех, у кого есть жены. - Эти женщины, - сказал он. Мы с Эдвардом проигнорировали его: правда, по разным причинам.
- Итак, я наполнил ванну доверху и забрался в нее, уступив жене, настроенный на отмокание в ванной и обдумывание своей следующей картины в течение пары часов. Наконец, ворчанье прекратилось, а тишина ванной казалась сущим раем.
- Женщины ворчливы от природы, - сказал Нельсон, - мне так папа говорил, - я сразу заметила упоминание об отце.
- Закрой рот! - грубо сказал Эдвард. Нельсон с трудом закрыл рот, очевидно уже приготовившись рассказать еще кое-что из того, что говорил его отец.  Я оглянулась в поисках миссис Вильямз: из-за недовольства Эдварда она удрала, словно испуганная мышка. Я почувствовала разочарование: тайны об отце Нельсона нам так и не открылись.
- Должно быть, я был очень измотан, - Эдвард сделал паузу и, вспомнив, что было дальше, вздрогнул. – Я уснул, должно быть, на несколько часов. Даже сейчас я холодею при воспоминании об этом. Когда я проснулся, вода была ледяная и доходила до самого моего носа, полиция тарабанила в дверь, так как та глупая женщина подумала, что я совершил самоубийство. Поверьте, я и сам подумал, что я труп. Я хотел кричать, но мой голос пропал. Я пытался встать, но мое тело онемело, и я погрузился еще глубже, парализованный. Это смерть, подумал я, а потом упала дверь – прибыла полиция. С тех пор я не принимаю ванн…
- А почему ты не вытащил пробку? - задал Нельсон резонный вопрос. – Я бы так и сделал – вытащил бы эту дурацкую пробку большим пальцем.
- Да почему? - я улыбалась.
Эдвард повернул к Нельсону полное боли лицо, но звук открывающейся дверной задвижки прервал дальнейшую дискуссию, а мы все разбежались в разные стороны. Я побежала вниз, мысленно готовясь встретить воинствующую миссис Бриггс.
Я робко подошла к людям в темноте, к счастью между нами был забор. Я была рада, что мы были в полной темноте – свет в ванной уже потух.
- Я очень сожалению, - извинилась я, - в ванной что-то застряло. Один из новых жильцов. Думаю, это новобрачные.
- Что? Ваши жильцы уже создают проблемы? Вам надо быть осторожнее, иначе они отобьются от руки, вы и пикнуть не успеете.
- Потише, - подал голос мистер Бриггс, стараясь, как истинный мужчина, избежать полуночной женской потасовки. Миссис Бриггс не обратила внимания на мужа. Не стоит был такой добренькой к постояльцам, надо с самого начала давать им понять, кто здесь босс. - Я знаю, - прошептала я в ответ, - я и пытаюсь это делать.
- Мне так не кажется. Вам лучше бы взять все под контроль, пока еще не поздно.
- И все же простите, - с раскаянием сказала я, стараясь зарыть топор войны.  - Au revoir, - сказала я и улыбнулась черной фигуре, похожей на странный сорт грибов. Наступил момент зловещей тишины, когда наша дружба зависла на волоске. Но потом она уступила: «Awreevor». Мир был восстановлен.


 
2519. Лори



Sat 21.Jan.2012 17:50:42
Валацуга
Сообщите, пожалуйста, получили ли Вы сканы вырезок из газет, отправленные 3 дня назад?
 
2518. Максим Бодунов

MBodunov@gmail.com

Wed 18.Jan.2012 12:11:39
Здравствуйте
Первая часть перевода "Что случилась с Марго?"
Доступна по адресу Что случилось с Марго? - Это то что уже размещено на гостевой, просто мне показалась, что уместнее будет создать wiki для размещения переводов.
Спасибо
С уважением,
Максим Бодунов
 
2517. Валацуга
Беларусь
sk-volma@rambler.ru

Tue 17.Jan.2012 22:28:51
Лори

Если б Вы отсканировали их - это было бы просто супер!!!
Я не знаю как размещать снимки здесь, но есть сообщество Даррелла в ЖЖ: http://ru-durrell.livejournal.com/

Если Вы отсканируете, Вы можете прислать их мне на мою почту?
Спасибо!

По списку. "Мои любимые истории о животных" - это, как я понимаю, просто сборник рассказов и отрывков из любимых книг других писателей Даррелла. Кажется, в ней он выступил как редактор и автор предисловия, поэтому ее и нет в моем списке.
"Щенячьи книжки" (Puppy Tales) - последняя книга Даррелла (1993), которую он написал для детей. Кажется, она тоже описана у Ботинга. О ней можно посмотреть здесь: http://www.shoarns.com/PuppyGallery.html
Нашел это место в биографии, но из нее и правда не понятно - вышла она или нет.
Вот что пишет Ботинг:
В июне Джеральд получил аванс в 50 тысяч фунтов под написание новых книг — четырех маленьких детских книжек под общим названием «Щенячьи книжки» в рамках рекламной кампании туалетной бумаги «Андрекс». Он уже написал черновик первой книги «Приключения щенка на пляже», в которой знакомил детей с обитателями побережья. Следующие три книги должны были быть посвящены животным, обитающим за городом («Щенок в поле»), домашним животным («Друзья щенка») и животным в зоопарках («Щенок среди диких зверей»). Впервые Джеральд занялся таким жанром, как промышленная литература. Статистика его поразила. На рекламную кампанию был отпущен миллион фунтов. Книги о щенке планировалось издать общим тиражом в десять миллионов экземпляров — один из крупнейших тиражей в истории книгоиздания.
...
В октябре 1992 года была опубликована тридцать седьмая (если не считать «Щенячьих книжек») и последняя книга Даррелла. «Ай-ай и я»
Таким образом, если считать и сборник рассказов "Мои любимые истории о животных", то книг 38.
 
 
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 |