Главная
 
 
Всего записей: 2823
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 |

2743. Лори



Sat 29.Oct.2016 22:30:40
Отличная новость! А я параллельно с главой 5 Meadows and Hedgerows (близится к завершению) перевожу три морские главы: 18 Smooth Shores, 19 Rocky Shores и 20 Seas and Oceans, так как морская тема мне сейчас наиболее близка.
 
2742. Валацуга
Беларусь


Sat 29.Oct.2016 20:19:34
Натуралист-любитель
Главу Shrublands для перевода взяла Анна
 
2741. Валацуга
Беларусь


Thu 27.Oct.2016 09:23:39
Лори, спасибо!
Действительно - she cried delidhtedly.
Да, лучше будет - воскликнула она в восхищении. Подправил

А ссылка не сработала, потому что все время забываю, что рутрэкер в России заблокирован. Сбросил обе книги на Яндекс-диск https://disk.yandex.ru/client/disk/%D0%A4%D0%9F
 
2740. Лори



Wed 26.Oct.2016 23:40:00
ВАЛАЦУГА, КЛАССНО! Спасибище и жду с нетерпением, что же дальше?!

Оригинала у меня нет и ссылка - увы - не сработала. Там одна мелочь смутила:
ЦитатаЯ могу понимать их! – плакала она в восхищении.
Может быть там "закричала", если в оригинале глагол cry (в прошедшем времени cried). У англичан он означает и плакать, и кричать. Но могу и ошибаться, конечно!
 
2739. Красавчик Ронни



Wed 26.Oct.2016 11:29:59
Беларусь, жги ещё!
 
2738. Валацуга
Беларусь


Wed 26.Oct.2016 00:00:46
Закрутился тут в "бытовухе" и времени почти не остается. Но постараюсь ударно доработать в ближайшие недели "Фантастические путешествия". Английского я так и не знаю, да и с русским не в ладах, поэтому буду рад любым замечаниям. Оригинал можно взять здесь http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4713162
А пока первая глава
Джеральд Даррелл
Фантастическое путешествие на воздушном шаре
Simon & Schuster, 1987

(путешествие в мир природы от Джеральда Даррелла)
Иллюстрации Грэма Перси
«Фантастическое путешествие на воздушном шаре» рассказывает историю двоюродного дедушки Ланселота и его племянницы и племянников – близнецов, которые начинают героическое кругосветное путешествие на необычной экологической летающей машине.
Джеральд Даррелл один из ведущих натуралистов планеты, сочетающий в себе обширные знания о мире дикой природы с мастерством повествователя, создает захватывающее введение в мир животных. Переполненная событиями и красивыми иллюстрациями, эта чудесная сказка превосходного рассказчика очарует детей по всему миру.
Для Саманты
и ее близнецов,
Женевьевы и Оливии,
с любовью от
Джерри Па

Джеральд Даррелл. Всемирно известный натуралист и защитник природы, который создал свой собственный зоопарк на острове Джерси в проливе Ла-Манш. Этот зоопарк специализируется на разведении в неволе находящихся под угрозой исчезновения млекопитающих, птиц и рептилий. Он является автором почти тридцати бестселлеров, включая книги «Моя семья и другие звери», «Зоопарк в моем багаже», и «Натуралист-любитель».
Грэм Перси. Родился и вырос в Новой Зеландии. Обучался рисованию в Королевском колледже искусств в Англии, а после его окончания жил и работал в Лондоне. Является иллюстратором многих детских книг.
Содержание
Глава 1. Неожиданный гость. Двоюродный дедушка Ланселот предлагает удивительное приключение.
Глава 2. Начало полёта. Путешествие в леса Западной Африки через пустыню Сахара.
Глава 3. По горячим следам. На равнинах Восточной Африки.
Глава 4. Затерянные в глуши. Через Индийский океан вглубь Австралии.
Глава 5. По холодной тропе. Путь  к Северному полюсу.
Глава 6. Вдали проторенных дорог. Озера и прерии Северной Америки
Глава 7. Ложное отклонение и опасности. Через Мексику вниз к бассейну Амазонки.
Глава 8. Возвращение! Через Анды к Патагонии.
Глава 1. Неожиданный гость
Вся эта история началась совершенно неожиданно. Дети семьи Доллибат собирали грибы в лесу и полях вокруг дома. У пятнадцатилетней Эммы, которая была самой старшей, были голубые глаза и светлые волосы. Ее братья Конрад и Иван – близнецы. Им было по двенадцать лет, у них были каштановые волосы и курносые носы, покрытые веснушками, из-за чего они выглядели как два яйца дрозда. Им удалось собрать большую корзинку грибов сливочного цвета, и они начали возвращаться домой, когда внезапно им показалось, что солнце скрылось за облаком. Огромная тень упала на сад вокруг дома. Дети были очень удивлены, услышав громкий голос, доносящийся сверху.
- Эй, на палубе! Эй! Дети, внизу! – кричал голос.
Эмма и близнецы посмотрели вверх с открытыми ртами и увидели самое поразительное и удивительное зрелище.
Прямо над ними был огромный, разноцветный воздушный шар, переливающийся, как мыльный пузырь. Это была необыкновенная конструкция, сделанная из бамбука. Она выглядела, как гигантская корзина для белья, но в ней были окна, ставни и входная дверь. На самом верху было что-то вроде веранды с тремя большими подзорными трубами на ней, а через борт выглядывал какой-то человек с огромной белой бородой и усами как у моржа.
- Эй, вы там внизу, – продолжил ревущий голос, который звучал так, будто его владелец провел свою жизнь, полоская горло гравием. – Вы дети Доллибатт?
- Да, - ответила Эмма, - но вы кто?
- Я ваш двоюродный дедушка Ланселот, конечно же. Разве ваша мама ничего не говорила обо мне?
Дети покачали головой. Усы раздраженно дернулись:
- Ладно, помогите мне, и я мигом спущусь.
Ланселот бросил два длинных каната из тонкого шелка и попросил детей привязать их к дереву. Раздался тихий звук, похожий на полную корзину шипящих кобр, когда Ланселот выпустил воздух из шара. Большая корзина села, скрипя и охая, на газон и, к сожалению, на любимые розы миссис Доллибатт. Дверь открылась, и появился Ланселот.
Он снял свою шляпу, и, к большому смущению Эммы, взял ее руку и поцеловал. Его усы и борода были жесткими, и ей показалось, что ее руку провели через стог сена.
- Ты, должно быть, Эмма, - отметил он, замирая, чтобы рассмотреть ее. – А вы, должно быть, Иван и Конрад, хотя только Бог знает кто из вас кто.
Он энергично пожал руки им обоим, когда они торжественно назвали ему свои имена.
- Великолепно, великолепно, что я вас встретил, - продолжил он, пока дети смотрели  на него с открытыми ртами. – Не удивляйтесь так встречи со мной. Живее поворачивайтесь и идите за мной внутрь, чтобы увидеть вашу маму.
Дети направились в дом. Когда они вошли на кухню, бедная миссис Доллибатт была настолько поражена громким приветственным ревом Ланселота, что уронила тарелку с печеньем, которую держала в руках, на пол. Ланселот крепко сжал ее в объятьях и чмокнул ее в обе румяные щеки.
- Салют, моя девочка, как прекрасно увидеть тебя вновь, - сказал он, пристально и нежно глядя на нее. – Я был далеко слишком долго.
- Это… э-э… приятно тебя видеть, Ланселот, - нервно ответила миссис Доллибатт. - Очень приятно… а… Как ты сюда попал?
- На моем воздушном шаре, - сказал Ланселот. – Это уникальный способ путешествовать. Я попробовал все: верблюжий караван, поездки на яках, корабли, самолеты – всё. Но, без сомнений, воздушные шары – лучший и наиболее спокойный способ путешествовать.
- Я уверена, что это очень здорово, - неуверенно ответила миссис Доллибатт. – Но действительно ли он безопасен?
- Конечно, - ответил Ланселот, как только сел на стул, который заскрипел от его веса. – Безопасно, как дома. Ты беспокоишься из-за того, что дети летят со мной?
- Что? - взвизгнула миссис Доллибатт. – О чем ты говоришь?
- Разве ты не получила мою телеграмму? – спросил Ланселот, с раздражением подергивая своими усами.
Миссис Доллибатт отрицательно покачала головой.
- Мы будем искать Персиваля, - объяснил Ланселот. – Он отправился изучать горилл в Африку и не вернулся.
- Кто такой Персиваль? – спросил Конрад.
- Это мой брат, еще один твой двоюродный дед, - ответил Ланселот. - Он ушел два года назад и я очень волнуюсь. Я буду искать его и мне нужны ваши зоркие глаза и уши, чтобы помочь мне. Бог знает, где он находится. Возможно, нам придется облететь вокруг земного шара, прежде чем мы найдем его.
- Но… на шаре? – запричитала миссис Доллибатт.
- Конечно! – прорычал Ланселот. – Дети будут в совершенной безопасности. Это будет величайшее приключение в их жизни, и я не приму отказа.
- А что со школой? – ахнула миссис Доллибатт.
- Я разберусь, - твердо сказал Ланселот. – Я позвоню директору. Путешествие на «Беладонне» будет намного интереснее.
- О, дорогой! – причитала миссис Доллибатт. – Их исключат.
- Нет, не исключат, - свирепо парировал Ланселот. – Если он сделает что-либо подобное, то я сам пойду в школу и разорву его пополам, а возможно, и четвертую.
Дети захихикали над этим новым способом справиться с их суровым и величавым директором.
- А что насчет меня? – спросила миссис Доллибатт, запинаясь, зная, что если Ланселот вбил себе что-то в голову, то никто не в силах его переубедить.
- Ты поедешь отдохнуть в Лондон, моя девочка, - сказал Ланселот. – Моя жена Кончита собирается напомнить тебе старые добрые времена.
- Но я не могу позволить себе этого, - ахнула миссис Доллибатт.
- Ты, может, и нет, но я-то могу, - сказал Ланселот. – Благодаря маленькой, но богатой золотоносной шахте, которую я открыл в Перу, у меня есть немного денег. Сейчас больше никаких споров. Выходите на улицу, дети, и я покажу вам «Беладонну».
При ближайшем рассмотрении «Беладонны» оказалось, что она имела форму башни с винтовой лестницей, доходящей до середины. Корзина была разделена на несколько этажей. На нижнем этаже находилась жилая комната, кладовая, кухня и буфетная.
- Это – самый лучший воздушный шар в своем роде, - начал Ланселот. – Я построил ее, конечно же, сам. Внешняя часть построена из различных легких и гибких сортов бамбука. Внутри она выстлана шерстью овцебыка для теплоизоляции. Под вашими ногами большой бак с электрическими угрями. Они поставляют электричество для холодильника и света. Конечно, это займет некоторое время, чтобы научить их подавать нужное количество энергии в нужные кнопки, но это работает.
Дети поднялись за ним по лестнице. К их удивлению, весь первый этаж занимал маленький сад с рядами овощей и миниатюрных фруктовых деревьев. С потолка свисали виноградные лозы.
- Это потрясающе, - сказала Эмма. – Летающая ферма.
- Посмотрите на этот восхитительный фрукт, - сказал Конрад, облизывая губы.
- Угощайтесь, - улыбаясь, сказал Ланселот, пока дети срывали наливные сочные яблоки, красные как заходящее солнце.
Среди яблонь были три большие клетки с пауками.
- Они прядут шелк для воздушного шара и всех веревочных лестниц и приспособлений, - объяснил Ланселот. – Я должен держать их на борту, чтобы делать ремонт. Время от времени, я их меняю. К счастью, и угри, и пауки водятся в одной и той же части Южной Америки. Очень удобно. Теперь – пойдем наверх.
По пути к палубе на самом верху «Беладонны», они прошли через четыре маленькие аккуратные спальни.
- Помещения для сна, - произнес Ланселот.
Полетная палуба, как ее называл Ланселот, оказалось маленькой каютой на веранде. Она была наполнена чертежами, картами и приборами.
- У меня есть маленький дизельный двигатель, который я разработал сам, - гордо сказал Ланселот. – Он полностью работает на соке дерева из Южной Америки, которое называется копаифера. Великолепный материал. Он нагревает воздух в шаре, а также приводит в действие маленький пропеллер, так что, с помощью руля, я могу задавать нужное направление. Солнечные панели нагревают воду для готовки и мытья.
- Это классно, - сказал Иван. – Это настоящий летающий дом.
- Действительно, - сказал Ланселот. – Отлично, вы уже все увидели. Спускайтесь вниз и мы начнем планировать наше путешествие.
Когда они все удобно устроились в гостиной, Ланселот откашлялся.
- Сейчас слушайте внимательно, - сказал он. – Возможно, нам придется пройти тысячи километров, чтобы найти Персиваля. Мы встретим много опасностей в нашем путешествии, поэтому вы должны быть по-настоящему готовы. Вы должны знать, что это не просто спасательная операция.
- Что ты имеешь ввиду? – довольно грубо прервал его Конрад.
Ланселот свирепо посмотрел на него, а затем улыбнулся.
- Мир полон удивительных загадок, которые требуют ответа.
- Например, как летает шар? – спросил Иван, смеясь.
- Точно, - кивнул Ланселот. – И что заставляет желудь размером с конец большого пальца, вырасти в дерево более шестисот футов высотой, которое является домом для пятидесяти существ? Куда птицы улетают на зиму? Как плавают рыбы? Существуют миллионы вопросов, и во время этого путешествия вы получите ответы на некоторые из них. Вы должны держать наготове свои носы, чтобы нюхать, свои языки, чтобы пробовать, свои пальцы, чтобы трогать, а также уши и глаза, чтобы исследовать и наслаждаться.
- Вау, - сказал Конрад. – Это звучит потрясающе.
- Так и будет, - ответил Ланселот. – А теперь я собираюсь сделать это еще более потрясающим.
Он подошел к шкафу и достал зеленую бутылку. Он поставил ее на стол.
- Это Персиваля, - пояснил он. – Мой брат отличный ученый, который открыл много вещей. Это самое особенное и важное его изобретение.
Он открыл бутылку, насыпал немного серого порошка в ложку и посыпал им Эмму. На ее глазах порошок быстро впитался в кожу. Она потерла тыльной стороной ладони в изумлении, но странное вещество полностью исчезло. Затем Ланселот таким же образом посыпал им близнецов.
Вдруг они услышали звук в ушах, похожий на звон крохотных колокольчиков. В какой-то момент звук стал очень громким, а затем пропал.
- Сейчас, - приказал Ланселот, - пойдемте со мной. На телефонных проводах сидел длинный ряд ласточек, щебеча друг с другом о том, как они готовятся к зимнему перелету.
- О чем они говорят? – спросил Ланселот Эмму.
- Они дают друг другу советы о путешествии, в которое они собираются отправиться, - сказала Эмма.
Она осеклась и в изумлении уставилась на Ланселота.
- Я могу понимать их! – плакала она в восхищении. – Я знаю, что они говорят!
- Действительно, - сказал Ланселот. – Это похоже на волшебство. Теперь ты можешь понимать и говорить с любым животным, которое встретишь. Ты можешь узнать намного больше о животных, если будешь задавать им вопросы.
Дети были восхищены и потрясены их новыми возможностями. Близнецы сбежали поговорить со знакомым ежом, пока Эмма завороженно слушала ласточек.
- Одна из этих птиц может провести нас не хуже карты, - сказал Ланселот. – Сначала мы отправимся в пустыню Сахара, находящуюся в Африке, а многие ласточки летают через нее на зимовку.
- Эти вот-вот улетят, - сказала Эмма. – Но я думаю, что некоторые еще остались в сарае.
Там была только одна недовольная ласточка, сидящая на краю своего гнезда.
- Эй, на палубе! Ласточка! - позвал Ланселот. – Не хочешь ли ты полететь в Африку на нашем шаре в обмен на небольшую навигационную услугу?
- Что я буду есть? – спросила Ласточка. – Я не смогу питаться во время полета.
- Мучных хрущей, - соблазнительно сказал Ланселот. – У меня есть большая коробка.
- Я должна подумать, - сказала Ласточка. – Но все это звучит так, будто мне нужно будет сильно потрудиться. Когда вы улетаете?
- Завтра рано утром, - ответил Ланселот.
- Придите ко мне позже, - сказала Ласточка. – Я подумаю над вашим предложением и дам вам знать.
Следующим утром, когда миссис Доллибатт благополучно отправилась в свое путешествие в Лондон, они пришли в сарай. Он был пуст. Ласточка уже улетела на полетную палубу и ждала их на борту «Беладонны». Все было готово для невероятного путешествия. Еще никогда в свойе жизни дети не были так взволнованы.
 
2737. Лори



Tue 11.Oct.2016 19:56:28
Замечательная дата!
 
2736. Валацуга



Tue 11.Oct.2016 05:53:02
Лори, вы читаете мои мысли)) Спасибо!

Всех с праздником! 60 лет назад - 11 октября 1956 года - в издательстве Rupert Hart-Davis вышла книга "Моя семья и другие звери"
 
2735. Красавчик Ронни



Sun 09.Oct.2016 09:25:20
Лори, молодчина, так держать!
 
2734. Лори



Sat 08.Oct.2016 22:09:06
Валацуга, СПАСИБО за стоящую ссылку на статью Даррелла о Корфу!!! Впечатляет! На всякий случай выкладываю перевод:
Давным-давно у меня завязался в высшей степени необычный роман. Это началось, когда мне было восемь лет, и я влюбился глубоко и бесповоротно в восхитительное создание, в зрелую красавицу. Она дарила мне радость, яркость, свободу духа и открыла мне глаза на красоту, ароматы, цвета, познание, любовь и смех. Её звали Керкира – греческий остров, которому, возможно, несколько миллионов лет. Моё недавнее посещение острова было подобно нанесению визита некогда самой красивой женщине в мире, поражённой острой и, возможно, неизлечимой формой проказы, имя которой – туризм.
Конечно, нелепо ожидать, что места вашей юности останутся неизменными, когда вы сами стареете и дряхлеете. И всё же вы в душе надеетесь, что окружающие вас картины природы, суша и море, если они не испорчены человеком, останутся неизменными, подобно живописным полотнам. «Никогда не возвращайся туда, где ты был счастлив» – однажды сказал мне брат Ларри, и это плод мудрости с заключённым в нём зерном горечи, ибо я возвращался во многие места, где когда-то был счастлив и там я был счастлив опять. Но местом, которое в своё время дало мне величайшую радость и очарование, был остров Корфу, и многократно возвращаясь сюда, я страдал, видя его кончину.
Туризм – это странная современная болезнь. Она поражает и босяка, и человека скудного достатка, и толстосума, вследствие чего превращается в эпидемию, подобно бубонной чуме, прокатившейся по Европе в средние века. Сейчас эта эпидемия туризма шествует по всему миру. Жители Корфу были буквально прокляты своим прекрасным, волшебным наследством – островом поразительной красоты, вероятно, одним из красивейших островов Средиземного моря. Что они с ним сделали – это вандализм за пределами понимания.
Я думаю, что мне стоит вернуться назад во времени, чтобы объяснить, что я имею в виду, так как многим людям, впервые посещающим Корфу в наши дни, неясно, что с ним не так – они удивляются, из-за чего я так переживаю. Я прекрасно знаю давнишнюю поговорку «Нельзя повернуть время вспять» и понимаю её. Однако я хочу сказать, что пока часы тикают, используйте время мудро, а не проматывайте его для насыщения собственной жадности. Охраняйте и уважайте красоту, которая вам дана, грядущие поколения тоже захотят насладиться ею.
Конечно, мне довольно повезло, что я познакомился с Корфу в тридцатые годы, когда для туризма этот остров ещё только-только начинал открываться; тогда это было, так сказать, крохотное тёмное облачко размером с детскую ручонку на фоне остального безоблачного неба голубизны крыла сойки. Помнится, тогда обычно пролетал лишь один самолёт в неделю – гидросамолёт. Это было крупное событие, которое обычно происходило во время нашего чаепития. В те дни чай был чаем, с пахнущим лесом сливовым пирогом, желтыми, как закатное солнце, ячменными лепёшками, утопающими в сливочном масле, печеньем, хрустящим и бронзовым, словно осенняя листва, а вдобавок могла быть горсть земляники, подобной красному бархату с золотыми включениями, окутанная вуалью сливок. И вдруг мы слышали звук, как будто давал о себе знать только что проснувшийся после зимней спячки шмель – слабое жужжание, свидетельствовавшее о нашей связи с внешним миром. Мы оставляли наш восхитительный чай и, топоча по голым шероховатым ступеням, преодолевали вверх три пролёта, чтобы рискуя свалиться вниз, высунуться из чердачных окон и следить за тем, как подлетает самолёт, напоминающий рождественского гуся, при посадке покрывая рябью и вспенивая голубые воды залива в великолепии цветущих магнолий.
Весь ужас туризма в те дни заключался с круизном судне – что-то вроде плавающего казино – он прибывал один раз в неделю, молочно-белого цвета, битком набитый туристами. Я думаю, он прибывал из Венеции, а, может быть, и из Триеста. Когда он, гукая словно навеселе, причаливал рядом с таможней в старом порту, мы, наученные прошлым опытом, старались залечь на дно. Те же корфиоты, которые рассчитывали получить с прибывшего туристического судна доход от торговых операций, вывешивали многообещающие и засевшие в памяти объявления, призванные побудить туристов раскошелиться: СУФЕНИРЫ ДЁШОВО или ЗДЕСЬ ПРОИСХОДЯТ ЛУЧШИЕ СДЕЛКИ и совершенно незабываемое ЧТОБЫ ВЫ ЗНАЛИ ЗДЕСЬ МЫ ПРОДАЁМ САНДИЛИИ. ЕСЛИ ВАШ САНДИЛЬ СЛОМАЛСЯ, ЗДЕСЬ МЫ ПОЧИНИМ ЕГО С ЛЮБОВЬЮ.
Туристы представляли собой разнородную непривлекательную компанию – на самом деле, таковы они и сегодня, так как эта разновидность, по-видимому, не меняется со временем, а только растёт в числе. Наблюдалось две варианта цвета кожи – ярко-красный и шелушащийся белый – как рыбье брюхо. Видимо, главным образом, это были анемичные англичане, а также немцы, которые из-за особенностей своего языка всегда говорили «в нос». Им отводился один час, чтобы побыть в городе и выпить стаканчик на улице Листон у центральной площади. Эта миниатюрная копия улицы Риволи в Париже была центром Корфу. Здесь сидя за столиком в прохладной тени больших каменных арок можно было повидать всех, если пробыть достаточно долго. Тут чья-либо репутация могла разбиться в пух и прах или, наоборот, быть приукрашенной; отсюда слухи разбегались, как зайцы, чтобы в несколько минут облететь город. Здесь начинались и заканчивались сердечные дела, эфемерные, как мыльные пузыри. Это был пуп нашей крошечной вселенной.
Часа было вполне достаточно, чтобы немцам проявить чрезвычайную надменность и грубость по отношению корфиотам, а англичанам излить жалобы по поводу дурного запаха на острове. Последнее мне всегда представлялось непростительным, поскольку город обладал богатым букетом ароматов, восхитительным, как редкостные духи привлекательной женщины; это была пёстрая мешанина – от запахов инжира, ослиного помёта, свежего хлеба до слабого острого запаха приготовления мусаки, запаха сыра, кошек, узо и мороженого. Я, бывало, ходил по городу, и мой нос трепетал, как у собаки, вдыхая все эти обворожительные благовония, которые придавали неповторимость месту в целом. Жаловаться на это представлялось мне верхом вульгарности. Мы всегда избегали посещать город, если знали о прибытии туристического судна.
После часа жалоб и проявления дурных манер туристская братия втискивалась в вереницу допотопных такси, и таксисты доставляли её в два места, которые только и считали достойными внимания – в Ахиллеон (дворец Кайзера) и к Трону Кайзера. Дороги в те дни были не асфальтированными, а покрытыми трёхдюймовым слоем белой пыли, тонкой и липкой, как пыльца, которая завихрялась позади вашей машины, подобно водовороту. Автомобиль, который следовал на слишком близком расстоянии, сполна получал этот «щедрый дар». Поскольку корфуанские таксисты разъезжали развесёлой общительной компанией, то к тому времени, как караван из 10 автомобилей преодолевал пару миль, большинство туристов были так густо покрыты белой пылью, пропитанной потом, что выглядели как пародия на античные греческие кариатиды. И никакие возгласы негодования со стороны туристов не могли изменить ситуацию, поскольку ни один из таксистов не знал никакого языка, кроме греческого, а, так как греки обычно кричат друг на друга по любому поводу, водители просто принимали гневные выкрики своих клиентов за оживлённый разговор на иностранном языке. Однако для нас в этом была прямая выгода – ведь, всматриваясь в оливковые рощи из чердачных окон, мы могли судить по этим ужасным завихрениям белой пыли, в какую сторону направились туристы и – избегать этих мест.
Таков был ужас туризма в 1935 году. Я вспоминаю день, когда моя мама тщетно пыталась получить пару туфель из починки, и ей было сказано: «Мадам, я сделаю их вам завтра». Моя мама, рождённая в Индии, к слову сказать, во времена британского владычества, поднялась во весь свой рост. «Завтра? – спросила она. – Вы имеете в виду греческое завтра или английское завтра?» Раскрасневшаяся от волнения, она вместе со мной вышла на центральную площадь, где под арками я мог наслаждаться викторианским имбирным пивом в керамических бутылках. Марго, моя сестра, потягивала разбавленное водой вино, а мои братья, наблюдая за тем, как узо облачками клубится в их стаканах, шутливо пререкались между собой. Мама плюхнулась на стул, дала мальчику, который нёс её свёртки, эквивалент 5 фунтов в драхмах (мама никогда не могла совладать с драхмами) и сказала с возмущением: «В самом деле, эти греки сводят меня с ума. Человек в мастерской невероятно туп. Здесь вечное завтра, и это завтра, видимо, никогда не наступает».
Немолодой турист за соседним столиком сочувственно произнёс: «Я нахожу их ужасными людьми. Я вижу, вы тоже туристка».
«Я точно нет» – ощетинилась мама. – «Я корфиотка, и ни один иностранец не имеет права критиковать их, кроме меня».
Корфу был прекрасен, потому что был таким сумасшедшим, таким эксцентричным. Когда человек в мастерской с мягким очарованием истинного корфиота говорил, что он сделает что-то для вас завтра, он существовал в невероятном мире, который мог бы ввести в заблуждение и Энштейна. Слово «завтра» могло означать – к вашему совершенному изумлению – «через полчаса» или, что более вероятно, «через две недели» или «через два месяца» или, наконец, «никогда». Слово «завтра» не имело нормального значения. Оно становилось и «вчера», и «в прошлом месяце», и «через год», или что-нибудь в том роде, что, если каждый поднапряжётся, то их правнуки осилят это. То был мир Алисы в Стране чудес.
Недавно я остановился в гостинице, название которой умолчу, и заказал апельсиновый сок к утреннему кофе. Когда его принесли, оказалось, что это липкая жидкость, напоминающая верблюжью мочу. Я сказал молодому человеку, который принёс это: «Я заказывал апельсиновый сок».
Он ответил: «Это и есть апельсиновый сок, kyria».
Я взял его за руку, подвёл к окну и указал на апельсиновые рощи, тяжёлые от плодов, полыхающие при утреннем свете, как рождественские ёлки, рощи, простиравшиеся вдаль, докуда хватало глаз.
«Взгляни, – сказал я, – это апельсины».
«Да» – ответил он нервно.
«Тогда почему все эти апельсины там, а ты принёс мне это?» – спросил я.
Широкая лучезарная улыбка осветила лицо корфиота, улыбка, свидетельствующая о том, что её обладатель знает, как вести дела со своими сумасбродными соотечественниками, а как – с иностранцами.
«Ах, kyria, – сказал он, – апельсины там снаружи. А то, что я вам принёс – это настоящий баночный сок».
Нужно либо сдаться перед лицом такой логики, либо принять её. Именно с эти мы и сталкивались, когда приехали на Корфу, так что мы решили принять вещи такими, какие они есть, и провели там пять восхитительных лет.
Мы могли задолго вперёд планировать вечеринки, пикники и длительные вылазки с ночёвками, будучи уверены, что погода будет безупречной, а пляжи и предполагаемые места пикников пустынны, если не считать случайного стада коз или бредущего мимо осла. Однажды мы отправились на пикник к восхитительному северному побережью Andinioti, где прямо из песка распускались лилии, будто духовые трубы, сделанные из слоновой кости. Во время приготовления рыбы на древесном угле, мы были буквально шокированы прибытием ещё одного автомобиля. На нём приехала пара из Голландии, милые люди, и задержались они ненадолго, но это нарушило наше уединение. Мы сочли, что это место стало слишком людным. Таковы были эти безмятежные дни перед самой войной.
Когда я вернулся на Корфу в сороковые, то обнаружил, к моему восхищению, что мой любимый остров почти не изменился. Вернувшись же в начале шестидесятых, я уже наблюдал предвестники грядущих перемен. Несколько отелей, явно спроектированных Сальвадором Дали с помощью какого-нибудь пациента корфуанской психушки, выстроились вдоль восхитительного морского побережья – главной ценности острова. Эти монстры торчали по береговой линии, как гнилые зубы. Новые виллы, выстроенные в наиболее нелепом, дурном вкусе, таращились на вас из некогда нетронутых оливковых рощ на побережье. Когда я высказал мысль, что все эти уродцы могли бы быть построены дальше от побережья и, таким образом, были бы скрыты листвой олив, сосен и кипарисов, на меня посмотрели, словно на сумасшедшего. Туристам, объяснили мне вежливо, нравится быть у моря. А им нравится, спросил я, купаться в собственных и чужих фекалиях? Всё это устроится, ответили мне, когда потекут баснословные прибыли от туристов, обслуживаемых по пакетным соглашениям. В отчаянии я отправился к своему хорошему другу, который тогда отвечал за туризм, и сказал ему, что как иностранец я не имею права вмешиваться, но в силу своей любви к Корфу я чувствую, что нужно что-то предпринять, чтобы контролировать туризм и его издержки.
Он согласился. Я сказал, что туры по пакетным соглашениям сами по себе не принесут доходов островитянам, а только туристическим компаниям, продающим эти пакетные соглашения, поскольку турист в этом случае оплачивает свой пакет в Великобритании или где-то там ещё, а на острове он тратит мало денег. Если же вы попытаетесь сохранить остров в его первозданном виде, вы сможете привлечь требуемую разновидность туристов с деньгами – тех, кто жаждет спокойствия, красоты и нетронутости сельской местности, а кто же, чёрт возьми, разорённый дилерами от турфирм, будет платить за это? Он согласился. Я сказал, что если бы существовали правила, регулирующие размеры, расположение и внешний вид отелей и вновь строящихся вилл, такие сооружения не появились бы. Он согласился. Я сказал, что неконтролируемое распыление вредных химикатов против маслинной мухи уничтожило всю фауну и флору, составлявшие один из главных аспектов красоты и предмет живого интереса к Корфу. Он согласился. Я спросил, что же он собирается делать. Он предложил мне сформировать комитет. Я ответил, что как иностранец не могу делать подобные вещи.
Он предложил отправиться на встречу с мэром, что мы и сделали, и, к моему изумлению, он согласился на комитет. Итак, с некоторыми влиятельными корфиотами и мэром в качестве председателя мы устроили первое заседание. Я повторил все мои опасения за будущее острова, и что, если в ближайшем будущем не будут предприняты какие-то шаги, то не избежать ужасной участи Коста Бравы. Они глубокомысленно кивали и говорили, насколько разумно звучит моя речь. Было предложено, чтобы мы все изложили свои мысли на бумаге, с тем, чтобы на следующем заседании, когда я весной прибуду на Корфу, мы выработали план действий.
Весной, полный энтузиазма, я прибыл на Корфу и позвонил своему другу.
«Когда у нас будет следующее заседание?» – поинтересовался я.
«Никогда, – ответил он. – Комитет распущен мэром».
«На каком основании?»
«Потому что он занимался не тем, чем полагалось».
Перед лицом такого крючкотворства и такой тупости я сдался.
Это было в 1965 году, и с тех пор корфиоты продолжали своё радостное схождение в ад на ручной тележке («To Hell in a Handcart» (букв. «В ад на ручной тележке») – роман-антиутопия Ричарда Литтлджона).
Со времён моего неудавшегося комитета я получил десятки писем от туристов, которые любят Корфу и ездят туда из года в год. Они все жаловались на обеднение дикой фауны и флоры из-за беспорядочного распыления ДДТ в любой местности, которая хотя бы отдалённо напоминала болото, на неконтролируемое строительство уродливых отелей и ещё более уродливых вилл, замусоренность пляжей, загрязнение моря сточными водами и так далее. Что я мог с эти поделать? Как это ни печально, я должен был признаться, что я пытался, но потерпел неудачу. Одна женщина в письме обвинила меня в том, что я ответственен за упадок Корфу из-за написанных мною книг. Я ответил, что писал книги, чтобы показать красоту и умиротворение этого острова в надежде, что он будет сохранён, а не осквернён.
Недавно я посетил Корфу, чтобы посмотреть, как Би-би-си снимает фильм по моей книге «Моя семья и другие звери». Перед ними стояла тяжелая задача отыскать такие места, которые напоминали бы местности, описанные мною – места, которые отражали бы очарование и умиротворённость Корфу 1935 года. Теперь даже мои друзья-корфиоты приходят ко мне и говорят: «Этот туризм ужасен, неужели ты ничего не можешь с эти поделать? Напиши что-нибудь об этом».
Как сторонний наблюдатель я могу только давать советы, и большая часть их малоприятна как для туристов, так и для самих корфиотов. Во-первых, нужен строгий контроль за всеми строительными работами. (Здесь на Джерси, где я живу, у нас есть комитет, который не только знакомится с планами строительства, но и изучает местность прежде, чем дать разрешение на возведение любого здания, крупнее курятника). Во-вторых, запретите все ночные полёты. Остров достиг точки насыщения, и в большинстве случаев те люди, которые прибывают на Корфу ночными (более дешёвыми) рейсами, вполне могут обойтись и без него, а так они отталкивают богатых визитёров. В-третьих, решите проблему сточных вод, которые на той стороне острова, где расположен Корфу Таун, стекают в практически замкнутую часть моря. В-четвёртых, организуйте должным образом вывоз ужасного мусора, сопутствующего туризму – от пластиковых ёмкостей до одноразовых шприцов. В-пятых, настаивайте на принятии закона, обязывающего оборудовать все мотоциклы глушителями и налагать большой штраф на тех мачо, которые их снимают.
Я знаю, что глупо и несправедливо утверждать, что от красоты Корфу ничего не осталось, но то, что ещё есть, стремительно исчезает. Мой добрый друг взял меня в поездку, которую он назвал «Старый Корфу», и, конечно, мы нашли таинственные скрытые от глаз оливковые рощи и потайные долины, деревни с по большей частью первозданными домами и деревенских жителей, обаятельных и гостеприимных, таких, какими они всегда и были. Но подобные места малочисленны, и их станет ещё меньше, если не предпринять действий по обузданию наплыва туристов, подобного налёту стаи саранчи. Красота, которая ещё осталась, вряд ли компенсирует орошение инсектицидами из низколетящего самолёта вашей террасы, вашего завтрака и ваших гостей, как недавно произошло со мной. Сомнительно, чтобы красота могла восполнить и плёнку на воде вдоль побережья длиной в полмили и шириной в 6 футов, образованную маслом от загара и пахнущую как у любой француженки подмышками, так что я не рискнул там нырнуть. Едва ли я мог почувствовать, что купаюсь в одном из самых здоровых мест, когда, оставив за спиной очаровательный остров Понтикониси, или Мышиный остров, я заметил перед собой плавающий на поверхности огромный презерватив, в который, оживлённо кормясь, метнулась стайка миниатюрных рыбок цвета электрик. «Интересно» – подумал я про себя, – что за «бессловесный безызвестный Мильтон» (A ‘Mute Inglorious Milton’ – стихотворение Амброза Бирса) оканчивал своё существование в чреве этих очаровательных рыбёшек?
Несмотря на то, что мне импонируют попытки госпожи Меркури вернуть мраморы Элгина в Грецию – которой они, я убеждён, и принадлежат – замечу, что этим скульптурам, по крайней мере, ничто не угрожает в том месте, где они сейчас находятся. А мне бы хотелось, чтобы она обратила свои очевидные таланты на попытки предотвратить осквернение другой части греческой культуры – созданной не людьми, а Природой. Рукотворные предметы, хоть и самые чудесные, можно воссоздать. Допустимо даже предположить, что появятся новые Моцарты и Рембрандты. Но Природу, однажды разрушенную, нельзя восстановить, а Природа, в чём я уверен, такая же важная часть культурного наследия страны, как и её памятники и соборы. Госпожа Меркури это понимает. Так что я прошу её обратить на это внимание и начать с наиболее красивого из островов – с Корфу.

От Админа: Оригин
 
2733. Красавчик Ронни



Mon 03.Oct.2016 13:21:16
Все красавцы!
 
2732. Сергей
Екатеринбург
tioteff@mail.ru

Sat 01.Oct.2016 11:51:34
Лори, Валацуга - отлично!
Я начал чистить сканы Натуралиста и потихоньку буду собирать pdf-ку. Недельки через 2-3 планирую показать промежуточный результат.
 
2731. Валацуга



Wed 28.Sep.2016 08:49:22
Лори, да, и ОГРОМНОЕ СПАСИБО, кончно же..
 
2730. Валацуга



Wed 28.Sep.2016 08:44:04
Я пока закапываюсь с работой и редактирую "Фантастические приключения". Через пару недель, надеюсь включиться в работу над Натуралистом. Если есть время, силы и желание, можно переводить следующую главу. Других желающих пока нет(((

И ссылка на статью о Даррелле и Корфу:
https://corfublues.blogspot.com.by/2010/08/did-gerald-durrell-have-corfu-blues.html
 
2729. Красавчик Ронни



Tue 27.Sep.2016 22:55:15
Лори, отличный перевод! Даёшь продолжение!
 
2728. Лори



Sun 25.Sep.2016 19:32:33
Перевод главы 4 завершён! Что переводим дальше?
 
2727. Лори



Sun 25.Sep.2016 19:31:50
The Amateur Naturalist
04. The Naturalist on Home Ground
Натуралист в своих владениях
(окончание – стр. 31-39)

Цветник
Густо засаженный цветник может привлечь множество любителей нектара от пчёл и определённых видов мух до жуков, бабочек, а в тропиках и в Северной Америке даже красивых, разнообразно окрашенных, переливающихся колибри. Многие питающиеся нектаром насекомые не только используют садовые цветы как богатый источник пищи, но и своей активностью помогают опылять растения.
Кусты роз – настоящая сокровищница насекомых. Здесь вы увидите вездесущих тлей, сосущих сок растений. Муравьи любят их за «молочко» и действительно пасут их и для их защиты строят «сарайчики» из крошечных песчинок. Тли – это также источник пищи и маскировки для личинок златоглазки. Эти изящные насекомые с ломкими прозрачными крыльями и громадными золотистыми глазами откладывают яйца на длинные стебли между листьями роз. Когда личинки вылупляются, их основным рационом являются тли. Они начисто высасывают их содержимое и забрасывают их сухие шкурки себе на спину, где те запутываются в щетинках. Достаточное количество шкурок тлей, удерживающихся на личинках, образует очень эффективный камуфляж. Божьи коровки, которые всегда напоминали мне свежевыкрашенные заводные игрушки, тоже питаются тлями – как и их личинки. Бабочки, жуки и мухи журчалки пьют розанный нектар, а личинки последних питаются тлями. Пчёлы-листорезы вырезают полукруглые фрагменты из листьев роз, чтобы устраивать ячейки для молоди. А, может, быть вам как-нибудь повезёт обнаружить причудливую горбатку – букашку, у которой передняя часть тела вытянута в изогнутый шип, так что среди колючек розы её трудно обнаружить. Скопище тлей часто привлекает к розовому кусту птиц. Мне доводилось наблюдать различных синиц, желтоголовых корольков и даже соловьёв, питающихся этими щедрыми дарами.
Богатой кладовой для многих существ являются подсолнечник. Помнится, у моей приятельницы, актрисы, была ферма в долине Прованса. В какое-то время там было высажено огромное поле подсолнухов. Она высадила их не для сбора урожая, а потому что снимала фильм о знаменитом художнике Ван Гоге, и эти цветы были ей нужны как фон для некоторых сцен. Просто удивительно, сколь различные виды животных были привлечены этим полем подсолнухов в её маленькую долину. Синицы и другие птицы повисали на золотистых цветах, питаясь насекомыми, которых привлекали огромные головки подсолнухов. Некоторые из этих головок, больше суповой тарелки, были так тяжелы, что переворачивались, и в каждой из них были десятки видов насекомых между лепестками. Потом, когда цветки увядали и каждая «суповая тарелка» заполнялась семенами, происходил наплыв других существ. Крысы, мыши, сони и белки взбирались по высоким стеблям и лакомились семенами в молочной спелости, а следом приходило стадо косматых диких кабанов, которое с пронзительным визгом и хрюканьем вытаптывало поле подсолнухов и, чавкая и клацая клыками, поедало остатки головок. Теперь стебли подсолнухов лежали и перегнивали, давая пищу червям и мириадам микроскопических существ.
Естественно богатство жизни в цветниках привлекает хищников. В тёплых странах среди цветов вышагивают богомолы, выслеживая соблазнительно сочных бабочек, а пауки-крабы, меняющие свою окраску в тон лепесткам, сами прячутся в цветах. Другие пауки развешивают свою паутину между цветками, а ихневмоноидные наездники выискивают гусениц сливовой плодожорки, чтобы отложить на них свои яички, так что, когда из них вылупляются личинки, гусеницы представляют собой для них продуктовые склады.
Одним из самых лютых хищников является обыкновенная оса. Она жалит свою жертву (гусеницу, муху, паука) и затем улетает с добычей к своему гнезду. Там жертва используется на пищу личинкам. Удивительно наблюдать, сколь большую тяжесть могут переносить осы – иногда жертвы могут быть гораздо крупнее их самих. Смотришь, как она тяжело поднимается в воздух со слепнем, и так и кажется, что наблюдаешь за взлётом гигантского аэробуса.

Огород
Огород может снабдить натуралиста очаровательными существами. Помимо бабочек, откладывающих яйца на капусту и морковь, есть жуки-листоеды, а также как в Европе, так и в Америке вредный колорадский жук, живущий на листьях картофеля. Также в Европе на картофеле вы можете найти личинок бражника мёртвая голова, одного из самых эффектных представителей бражников.
Многие существа, конечно, живут под землёй, питаясь корнями растений – например, странные подземные килеватые слизни (Tandonia budapestensis) и некоторые многоножки. Также тут есть личинки жуков-щелкунов, называемых так из-за звука, который они производят, когда прыжками взмывают в воздух. Они проделываю это, спасаясь от врагов, а также, чтобы вернуться в правильное положение, если они упали на спину. (Положите такого жука себе на ладонь спиной вниз и понаблюдайте за необычным представлением). Прыжок осуществляется за счёт сложного устройства, расположенного между грудью и брюшком и снабжён подобием пружины, позволяющей жуку ракетой выстрелить из вашей руки. Также присутствуют картофельные нематоды – круглые черви, чья молодь проделывает ходы в корнях картофеля. На моркови вы можете встретить личинок морковной мухи, а на грядках с сельдереем – личинок борщевичной буравницы.

Газон (лужайка)
Приглядитесь внимательно к вашему газону или к любым зарослям травы. Газоны на самом деле довольно похожи на ковры, и если бы вы смогли скатать их в рулон, вы бы увидели под ними захватывающее разнообразие жизни. На газоне могут расти земляника и фиалки, располагаться небольшие пятачки с одуванчиками и могут встречаться семейки съедобных грибов или поганок. Не забывайте, что поганки и съедобные грибы имеют собственных специализированных жильцов – это определённые виды жуков и мух, которые питаются ими, обыкновенно прячась под шляпкой.
На самой траве вы можете найти крошечных цикадок (кабылочек), днём кормящихся на травинках, и более крупных кузнечиков, которые с шелестом вспархивают у вас из-под ног. Вы может обнаружить так называемые «кожаные куртки», питающиеся на корешках трав – личиночную форму комаров-долгоножек. Появившись из куколок, по вечерам они танцуют над лужайками брачный танец. Также на лужайке вы можете увидеть холмики, похожие на маленькие горы перца и прикрывающие вход в муравьиные гнёзда. Их размеры свидетельствуют об обширных гнёздах и туннелях, прорытых в почве. Также вы можете увидеть проторенные муравьиные дороги через стебли трав, по которым они следуют за пропитанием.
В почве газонов многочисленны дождевые черви. Они проделывают ходы под самой поверхностью, поедая почву, сгнившие травинки и другую органику. Вы увидите их выбросы, словно маленькие земляные украшения именинного торта, которые они выделяют на поверхность газона. Все растения выигрывают от этой деятельности, так как черви аэрируют почву и обеспечивают её дренаж своими туннелями, а из нижележащих слоёв поднимают наверх минеральные вещества, которые были смыты дождевыми водами глубоко под землю, где они недоступны корням растений. На глубине нескольких сантиметров под старым газоном вы можете обнаружить камни, «запаханные» червями в землю. Своим плодородием почва обязана дождевым червям – Чарльз Дарвин утверждал, что вряд ли какое-либо другое животное сыграло такую же роль в мировой истории. Дождевых червей можно назвать первыми земледельцами.
По вечерам мелкие мотыльки, как привидения, танцуют над лужайкой, привлекая самок, а весной появляются майские жуки и с жужжанием летают среди деревьев, как безумные аэропланы. Птицы любят лужайки, поскольку ровная поверхность является для них идеальной местностью для поиска корма. На большинстве лужаек вы увидите певчих и чёрных дроздов, выискивающих червей и насекомых, в сопровождении скворцов и трясогузок, а в Америке ни один газон не обойдётся без странствующих дроздов и голубых соек.

Фруктовый сад
Многие существа лакомятся плодами сада. Вы можете высмотреть «палатки» (паутинные гнёзда) кольчатого коконопряда на яблонях и сливовых деревьях или крошечных яблонных плодожорок, чьи личинки питаются яблоками, а затем окукливаются в мельчайших трещинах коры дерева. Плодовые кустарники привлекают другие виды, например, красивых пёстрых крыжовниковых пядениц (magpie moth – букв. «сорочья моль»), чьи личинки (одни из этих восхитительных «шагающих» гусениц) поедают листья смородины и крыжовника.
Конечно, когда плоды созревают, падают на землю, раскалываются и начинают гнить, начинается настоящий пир для ос, пчёл и различных мух. Ежи особенно пристрастны к гниющим яблокам и винограду. В Греции и в Англии я наблюдал, как ежи, опьяневшие от яблок и винограда, бродили, пошатываясь, визгливо ругаясь и вступая в драку друг с другом, натыкаясь на различные предметы и вообще вели себя так же вульгарно, как пьяные люди. В яблоневом, грушевом или вишнёвом саду, в особенности, если он окружен изгородью, вы обнаружите лесных мышей, привлечённых насекомыми, которые питаются упавшими плодами. Плоды и различные грызуны, которые им сопутствуют, притягивают барсуков, лис, ласок и горностаев. Цветущие яблони, вишни и груши приманивают множество птиц из-за большого разнообразия насекомых, которых притягивает сладкий аромат восхитительных цветов. Многие виды птиц потребляют чёрную и красную смородину, крыжовник и малину. В США, в штате Северная Каролина, я даже наблюдал коробчатых черепах, расхаживающих вперевалку между клубничными грядками и жадно набрасывающихся на ягоды (к ярости фермера), а в Греции я видел лис, в охотку поглощавших виноград с низкорастущих лоз.

Создание дикого сада
Пустите ли вы какую-то часть или весь свой сад на самотёк либо будете тщательно за ним ухаживать – и в том, и в другом случае вы можете многое сделать, чтобы приблизить к себе дикую природу. Помните, что каждый сад – это миниатюрный природный резерват, и вам следует приложить усилия, чтобы создать подходящие запасы пищи, укромные уголки и места гнездования для всех животных, каких только можно привлечь. В Великобритании свыше четверти миллиона гектаров садов обеспечивает защиту для многих существ, чьи природные местообитания сокращаются.
Хорошая компостная куча не только выгодна для вас и вашей садовой деятельности, но это также прибежище и кладовая для множества различных беспозвоночных – червей, улиток, слизней, мокриц, уховёрток, личинок мух и так далее. Если вы хотите привлечь любителей нектара, не пытайтесь высаживать современные красивоцветущие сорта, которые выведены с целью получения больших, броских цветков, увы, не имеющих запаха. Используйте старые садовые сорта, например розы с сильным ароматом и обильным нектаром. Растения с цветками в форме трубы, как, например, у петунии, очень любят бражники, а, если вы живёте в Америке, то можете высадить гибискус, который будет притягивать в ваш сад колибри. Ночные бабочки любят цветки табака и благоухающий вечером левкой. В дневное время бабочек и других летних насекомых привлекают лаванда и буддлея, а также поздноцветущая хрустальная травка (Mesembryanthemum crystallinum).
Выберете свой ассортимент растений таким образом, чтобы разные виды цвели от весны до поздней осени. Также не забывайте и о диких цветах, так как, если вы хотите иметь в саду бабочек, вам следует не просто кормить их, но и обеспечить естественными кормовыми растениями гусениц. Так что не будьте особо щепетильны в своём саду – оставьте уголок дикой природы с ежевикой, чертополохом, двудомной крапивой, щавелем, и, конечно, с различными травами. Вы увидите, что бабочки будут питаться на цветах, а их личинки на листьях. Небольшой участок сада, подобный этому, даст пристанище ежам или жабам, гнездящимся на земле или низко над землёй птицам и даже ящерицам, в том числе веретенице. Поддерживайте посадки кустарников с мелкими сочными плодами. Ежевика, малина, чёрная и красная смородина будут привлекать птиц и насекомых с середины лета до осени и обеспечат места гнездования дроздам и зарянкам. Подсолнечник осенью привлечёт зерноядных птиц – зябликов, воробьёв и многих других.
Помните, что многие бабочки во взрослом состоянии зимуют, поэтому позаботьтесь об их кормлении, когда они проснутся (вы можете даже выставить горшочки с сахарным сиропом, который они охотно примут). Если вы привлечёте много насекомых, то вместе с ними – и их хищников, так что вскоре на небольшой территории вы получите сложное сообщество.

Деревья – пристанища для множества гостей
Если в вашем саду позволяет место, попытайтесь высадить несколько деревьев. Это становится всё более важно, так как деревья в наших лесах и живых изгородях вырубаются, чтобы расчистить путь сельскому хозяйству. Деревья весьма гостеприимны по отношению к жильцам, обеспечивая их как кровом, так и пищей. Только представьте, что простой дуб может дать приют 300 видам насекомых и сверх того обеспечить пищей ещё свыше сотни ночных бабочек. Все они, конечно, в свою очередь, поедаются птицами и зверями. Так что постарайтесь высадить у себя дуб, несмотря на то, что он медленно растёт. Тем самым вы откроете своеобразный супермаркет для местного птичьего населения – от синиц до дятлов, от славок до сорокопутов.
Также хороши орешник и буки, поскольку их орешки привлекут белок и сонь, а когда орешку упадут на землю, они послужат пропитанием полёвкам и полевым мышам. Готовясь к осенним миграциям, птицы жадно набрасываются на плоды ягодных кустарников – бузины, падуба, боярышника и тёрна, а весной они вернутся назад, чтобы соорудить гнёзда под защитой их густой листвы. Ягоды падуба доступны всю зиму, и остающиеся на зимовку дрозды, скворцы и вяхири прилетают сюда подкрепиться в суровое время года. Позаботьтесь, чтобы были высажены как мужские, так и женские растения падуба.
Любой вид плодового или орехоносного дерева пригодится в вашем уголке живой природы, ибо обеспечит зверей и птиц не только пищей и местами гнездования, но и насестами и превосходными макушками, с которых птицы могут петь. Так что никогда не недооценивайте важность дерева; оно так же может быть полно жизни, как большой город для человека.

Привлечение дикой природы
До сих пор я рассказывал только о естественных способах привлечения дикой природы в ваш сад – вы можете, конечно, добавить новые приёмы. Вы можете изготавливать кормушки или места гнездования для различных существ от уховёрток до сов. С очень небольшими затратами вы можете устроить в саду пруд. Помимо того, что вы будете с удовольствием наблюдать за купанием птиц, вы получите новый спектр животных, отличный от обычного садового. Вы можете запустить в пруд личинок стрекоз, а также тритонов или колюшек. У моей сестры в саду был прудик размером два на три метра, и она поместила туда лягушачью икру. Из неё вывелись головастики, и лягушата, естественно, думали, что это и есть их настоящий дом. С тех пор лягушки остались в саду (хотя легко могли сбежать), жили возле пруда и каждый год размножались.
Просто удивительно, как природа откликается на попытки прийти ей на помощь. Даже в большом городе, в условиях ландшафта из камней и строительного раствора горсть земли и несколько растений могут превратиться в местообитание нуждающихся в прибежище живых существ на чуждой для них территории.

Подписи к рисункам
Стр. 32
Розовые джунгли
Садовые розы служат пристанищем для многочисленных видов животных, начиная от сосущих растительный сок тлей до охотящихся на них птиц. Проверенные временем сорта роз предпочтительнее, так как от них исходит густой аромат, и они вырабатывают обильный нектар, привлекающий множество различных животных.

Любители нектара
Роза производит сладкий нектар, который служит приманкой для насекомых. Пока они пьют нектар, они собирают пыльцу, которую переносят на другие цветки роз, обеспечивая перекрёстное опыление.

Адмирал
Шмель
Вьюнковый бражник

Тли и их хищники
Тли прокалывают стебель розы игловидными хоботками, чтобы высасывать растительный сок. Тли размножаются с феноменальной скоростью; одна самка может за несколько дней произвести на свет 50 потомков. Такие темпы размножения необходимы, так как тли фактически беззащитны.

Розанные тли
Большая синица
Семиточечная божья коровка
Личинка златоглазки

Стр. 33
Сад и задний двор
Эти виды живых существ были собраны на обычных приусадебных участках в пригородах Лондона. Сборы свидетельствуют, что любой сад, даже маленький, может быть миниатюрным природным заповедником в ужасной пустыне из кирпичей и строительного раствора, которой человек окружает себя. Восхититесь и откройте для себя новое, наблюдая за растениями и существами, которые делят ваш сад вместе с вами. Просто исследовав ком земли с лопаты или перевернув камень, вы удостоверитесь в поразительной сложности жизни, которая существует у ваших ног. Наши образцы были собраны осенью, при этом майские хрущи – эти жужжащие и натыкающиеся на всё подряд приметы весны – практически повсюду встречались сохранёнными естественным образом в земле, только копни лопатой.

Галлы на белом клёне (яворе). Вздутия, образованные галловыми клещами, осенью меняют свой цвет вместе с листом.
Кокон вьюнкового бражника
Гусеница капустной совки
Гусеницы ночных бабочек. Нижняя была обнаружена на луковичках на участке сада с лекарственными растениями, верхняя пряла зимний кокон.
Галлы на листе белого клёна
Падалица фруктов
Верхняя груша объедена, главным образом, осами; нижней же, как свидетельствуют следы от клевания, лакомились птицы.

Голова зяблика
Останки птиц. Череп и шейный отдел позвоночника зяблика (обратите внимание на большой клюв, предназначенный дробить семена), а также крыло вместе с костями плеча чёрного дрозда – обе птицы, вероятно, стали жертвами кошки.
Крыло чёрного дрозда
Многоножки. Тонкая охотится под землёй, широкая и плоская – под камнями и в мусоре.
Мокрица
Майский хрущ (майский жук)
Рабочая особь шмеля
«Кентская» улитка Monacha cantiana
Обыкновенная садовая улитка Helix aspersa
Готовясь к зиме, улитки закупоривают устья своих раковин слизистой плёнкой.
Привлекательные цветы. Эти два вида цветов чудесно подходят для привлечения поздних дневных, а также ночных бабочек своим ароматом и нектаром.
Буддлея
Астра
Признаки насекомых. Листья розы были объедены, вероятно, какой-то гусеницей. Иногда трудно определить, какое насекомое причастно к повреждениям.
Редуцент (разрушитель органики). Влажные участки сада привлекательны для грибов, таких как Аурикулярия густоволосистая (ear fungus – букв. «ушастый гриб») на старом стволе.

Стр. 34
Оса на охоте
Осы используют жало, чтобы парализовать или усмирить свою добычу. Если жертва слишком велика для перетаскивания в осиное гнездо (а оса может поднять в воздух груз, весящий больше, чем она сама), оса может расчленить её и переносить по частям.

Жизнь в огороде
Даже наиболее усердный садовник обнаружит к своей досаде, что он вынужден делить свои овощи с существами, населяющими его огород. Некоторые из них, как гусеницы и слизни, растительноядны и питаются самими овощами. Другие, как пауки и многоножки – хищники; они помогают садоводу, так как снижают численность вредителей растений.

Паук-волк
Фиолетовая жужелица

Наземные жители
Это группа жуков и пауков, которые охотятся на более мелких существ. Другие наземные жители – это садовые слизни, которые в прохладную и сырую погоду (обычно ночью или после дождя) покидают свои укрытия, чтобы покормиться растениями.

Дрожжи
Ветвящийся гриб
Бактерии

Микроскопические почвенные формы жизни
Невидимые организмы в почве – бактерии и грибы – жизненно необходимы для разрушения растительных и животных останков.

Бабочка капустница
Надземные жители
Обилие лиственного корма означает многочисленные популяции гусениц и жуков.
Колорадский жук
Большой слизень Limax maximus
Многоножка из отр. многосвязы Polydesmida
Медведка
Роющая многоножка
Личинка комара-долгоножки (leatherjacket – букв. «кожаная куртка»)
Проволочник

Подземные жители
Многочисленные существа проводят всю или часть своей жизни под землёй. Личинка комара-долгоножки и проволочник живут в почве и окукливаются в комара-долгоножку и жука-щелкуна соответственно.

Стр. 35
Призраки над травой
Тонкопряд хмелёвый (англ. ghost swift – букв. «стриж-привидение» или ghost moth – букв. «моль-привидение») метко назван. В июне-июле в сумерках можно увидеть, как белые самцы зависают над куртинами травы либо покачиваются из стороны в сторону в воздухе, подобно крошечным приведениям. Они делают это, чтобы привлечь самок. Это необычно для мира ночных бабочек – обыкновенно самцы отыскивают самок по запаху.

Стр. 36
Компостная куча
Компостные кучи – прекрасное пристанище как для личинок мух и жуков, так и для взрослых насекомых. Одним из главных привлекательных моментов такой кучи является обилие пищи в форме мёртвых и разлагающихся растений и животных. Тепло, производимое гниющим растительным материалом, позволяет насекомым пройти весь их жизненный цикл в более короткий отрезок времени, чем обычно, а в некоторых случаях и размножаться зимой.

Журчалка
Плодовая мушка
Личинка падальной мухи

Стр. 37
Садоводство для дикой природы
Сад бабочек
Для привлечения дневных и ночных бабочек высаживайте цветы с сильным ароматом и обильным нектаром, такие как буддлея, примула, луговой сердечник, лаванда, сирень, незабудка, лунник и астра. Благоухающие в вечернее время цветы, такие как петуния, ослинник, левкой и табак привлекают ночных бабочек, а ночная фиалка и жимолость соблазняют как дневных, так и ночных бабочек. Вы также должны обеспечить кормом как гусениц, так и взрослых насекомых. Многие обычные гусеницы питаются на крапиве двудомной; срубайте часть зарослей крапивы каждый месяц, чтобы получать нежные молодые растения. Ежевика, щавель, чертополох и злаки также служат хорошей пищей.

Буддлея
Бражник языкан обыкновенный
Жимолость
Бабочка дневной павлиний глаз
Лунник
Примула
Чертополох и крапива
Крапива
Яблоневый цвет
Плющ
Ежевика
Певчий дрозд
Чёрный дрозд
Зарянка

Птичий сад
Три вещи привлекут птиц в ваш сад – пища, вода и места гнездования. Многие птицы любят ягоды, семена и орехи, например, барбариса, калины, боярышника, бузины, кизильника, падуба, рябины, сикомора, жимолости, розы и подсолнечника. Чертополох, ворсянка и злаки соблазняют мелких зерноядных птиц, а мягкие фрукты и ягоды прельщают фруктоедов, а кроме того привлекают насекомых, которые, в свою очередь, служат приманкой для насекомоядных птиц. Для водопоя и купания может служить мелководье садового пруда. Желательно, чтобы неподалёку были и «насесты». Простейшую купальню для птиц можно соорудить и из перевёрнутой крышки от мусорного бака. Ежедневная свежая вода в морозную погоду будет высоко оценена.

Садовый пруд
Пруд привлечёт в ваш сад много новых видов животных и растений. Засадите растениями разные уровни грунта в пруду, и вслед за растениями разовьются и животные, такие как водные улитки и насекомые; их яйца будут принесены с растениями, ветром или на лапах птиц и зверей. Вселите в пруд рыбок, а также поместите икру лягушек, жаб или тритонов, осторожно собрав её в природном водоёме.

Нартециум костоломный
Мелководье. Осоки, тростник, нартециум костоломный, крестовник скученный, лилии.

Хвостник обыкновенный
Глубоководье. Болотник, частуха обыкновенная, хвостник обыкновенный, рдесты.

Водокрас
Плавающие растения. Ряска, водокрас, пузырчатка, сальвиния плавающая.

Стр. 38
Корм для птиц и не только
Птицы любят крошки со стола и подходящие пищевые отходы (они не оценят карри, но одобрят варёный рис), сыр, кекс и хлеб, как и обычный птичий корм – арахис, кукурузу, просо, мучных червей и «муравьиные яйца». Выносите на улицу в холодную погоду корм, и чем бы вы ни кормили, делайте это регулярно (лучше всего рано утром), удостоверьтесь также, что место защищено от хищников. Насекомых привлечёт подслащённая вареньем, сиропом или мёдом вода, но позаботьтесь, чтобы они не утонули.

Старое тележное колесо с лакомствами

Места для гнездования
Ниже показано 2 типа гнездовых домиков. Домик с отверстием в 30 мм лучше всего подходит полевым воробьям мелким видам синиц и поползням, а размер в 40 мм подойдёт домовым воробьям и более крупным синицам. Домики с открытой передней стенкой используются мухоловками-пеструшками и зарянками. Скрутите пучок сена и воткните его в изгородь или приладьте к зарослям плюща на стене; он будет использован как гнездовой материал птицами, либо мыши устроят в нём своё гнездо. Старые цветочные горшки могут соблазнить улиток, лягушек, зарянок или горихвосток.

Гнездовой домик с открытой передней стенкой
Гнездовой домик с отверстием

Стр. 39
Простые эксперименты в саду
Ваш сад – восхитительное место для изучения привычек и поведения разнообразных мелких животных, ведь он содержит в себе большое количество микроскопических обитателей и, по существу, вы живёте среди них. Вы можете делать наблюдения ежедневно, ежечасно или даже ежеминутно и часто проверять свои ловушки (вам следует всегда регулярно обслуживать все ловушки и убирать их по окончании эксперимента). Опыты, описанные здесь, по существу, являются только начальной стадией исследования. Вы сможете продолжать их и самостоятельно разрабатывать всевозможные увлекательные эксперименты.

Как сделать ловушку-западню
Ниже изображена простая ловушка-западня для ловли насекомых и других мелких животных. Делается она следующим образом: возьмите банку из-под джема диаметром около 75 мм и высотой 150 мм. Выкопайте ямку и поместите туда банку так, чтобы её края оказались вровень с поверхностью земли. Поместите над банкой кусочек черепицы, шифера или дощечку на 4 камня так, чтобы она отстояла от земли на 25-50 мм. Маленькие животные, обитающие на поверхности земли, упадут в банку и не смогут выбраться по гладким отвесным стенкам (по той же причине пауки не могут выбраться из ванны). Крышка защитит на некоторое время пленников от дождя, солнца и хищников, таких как ежи и землеройки.

Эксперименты с ловушками-западнями
1. Устройте несколько ловушек в одной части сада – скажем вдоль забора. Проверяйте их рано утром, в полдень, ранним и поздним вечером. Когда животные наиболее активны? И зависит ли их активность от погодных условий?
2. Разместите ловушки в различных биотопах сада – таких как газон, цветочная клумба, компостная куча или овощные грядки. Сравните виды и количество животных, пойманных в разных местообитаниях.
3. Пометьте некоторых пойманных жуков и других существ пятнышком краски (как показано справа) и отпустите их там, где поймали. Попадутся ли они снова и, если да, то в ту же ли ловушку? Тогда вы узнаете, придерживаются ли они одной и той же территории.
4. Положите в некоторые ловушки приманки (мясо, сыр или фрукты). Приманивают ли различные приманки разных животных?

Некоторые существа, пойманные в ловушку-западню
Ногохвостка
Мокрица
Уховёртка

Что приманивает пчёл к цветам?
Летом, когда пчёлы, осы и другие насекомые посещают цветы в поисках нектара и пыльцы, вы можете исследовать, что их привлекает. Запах или цвет? Достаньте несколько стеклянных или пластиковых светофильтров, которые определённую часть спектра поглощают, а другую пропускают. Позаботьтесь, чтобы один из них был контрольным (пропускающим весь спектр), а другой пропускал бы только ультрафиолетовый свет. Поставьте экспериментальный стол рядом с цветочной клумбой, активно посещаемой насекомыми. Расправьте различные цветы между листами белого картона (внизу) и разными фильтрами (вверху) и понаблюдайте, какие насекомые будут привлечены какими частями спектра. Возможно, они прилетят на цветы, расположенные не только под контрольным фильтром, но и под ультрафиотетовым, хотя последний «выключает» цветовую гамму цветка для нашего глаза. Такой эксперимент – ключ к установлению факта, что многие насекомые воспринимают ультрафиолетовые лучи и руководствуются именно этой частью спектра при посещении тех или иных цветков. Те насекомые, которые вообще не посещают экспериментальный стол, вероятно, руководствуются в поисках запахами, а под фильтрами они не способны их уловить.

Мечение мелких существ
Многие эксперименты требуют мечения животных. Обычным методом для мелких животных является нанесение маленького пятнышка быстросохнущей корректирующей жидкостью, как показано справа. Старайтесь ставить метку незаметно, чтобы не привлекать хищников, на твёрдой ровной поверхности тела. Слишком активных животных перед мечением можно «утихомирить», подержав часок в холодильнике или в течение нескольких секунд в морилке.

Привычки улиток
Улитки, как правило, рабы привычек. У них часто есть место днёвки, куда они возвращаются после ночных походов за пропитанием. Поместите разбитые цветочные горшки в сырой уголок сада (рисунок справа). Через несколько дней несколько улиток, вероятно, использует горшок в качестве дневной защиты. Пометьте их пятнышками краски, стараясь при этом не очень их беспокоить; ежедневно проверяйте ваши укрытия. Возвращаются ли меченые животные? Что произойдёт, если вы ночью уберёте пустой горшок или поместите рядом новые?

 
2726. Лори



Sun 21.Aug.2016 11:37:24
Уезжаю на 2 недели. Когда вернусь - продолжу перевод
 
2725. Лори



Sun 21.Aug.2016 11:36:34
The Amateur Naturalist
04. The Naturalist on Home Ground
стр. 29-31
Мой французский сад
Теперь обратите своё внимание на окружение вашего жилища. Там вы сможете обнаружить необычных существ, независимо от того, располагаете ли вы несколькими цветочными горшками или являетесь счастливым обладателем большого сада. Тип сада, который я люблю больше всего, – тот, который растёт сам по себе. Таков мой сад на юге Франции. Я полагаю, что его даже неверно называть садом. Это около 10 га одичавшей местности: холмы, склоны которых покрыты ароматическими травами, такими как розмарин и чабрец, небольшие заросли можжевельника, каменного дуба, японской зонтичной сосны, а также одичавшие фиговые, оливковые деревья, чернослив, грецкий орех.
Только в непосредственной близости от дома мы предпринимаем попытки «контролировать» природу, и они весьма умеренны. Они состоят по большей части в культивировании лишайника под названием бородатая уснея и ипомеи каирской на бамбуковом перекрытии внутреннего дворика, выращивании небольшого количества овощей для собственного употребления, а также кустов роз, буддлеи и лаванды для привлечения насекомых. В жаркую погоду мы также следим, чтобы из водопроводного крана на каменный настил патио (внутреннего дворика) всегда капала вода, образуя прохладный оазис, куда мелкие осы, бабочки и жуки, живущие в сухих зарослях низкорослых кустарников (гаррига), могли бы слетаться на водопой. Поскольку лужа из крана образуется прямо у порога нашей гостиной, при выходе из дома нам приходится следить, чтобы не наступить на осу и не быть ужаленными. Я сделал перекрытие внутреннего дворика из бамбука, поскольку я знаю, что его полые трубки создают замечательные укрытия для множества насекомых, особенно для огромных пчёл-плотников цвета электрик – одного из самых крупных и бестолковых, но в тоже время ярко окрашенных видов диких пчёл. Весь день напролёт вы слышите, как они скребутся, царапаются и жужжат, строя свои гнёзда в длинных, высушенных на солнце стволах бамбука.
Каменная ограда сада, выложенная методом сухой кладки, даёт замечательный приют множеству существ. Стройные коричневые стенные ящерицы скользят по камням, как ртутные шарики, огромные глазчатые ящерицы, зелёные как драконы, греются на солнце на верхушках ограды, а между камнями живут скорпионы, камышовые жабы, садовые сони и ящеричные змеи.
Всякого пришельца, будь то растение или животное, мы гостеприимно принимаем. Для меня это идеальный сад по различным причинам. Возьмём, например, бабочек, которые, несмотря на то, что могут накормиться на цветках лаванды, будут нуждаться в другом кормовом растении для гусениц. Чудесные грациозные махаоны прилетают и пьют из наших цветков лаванды, совершая пируэты и исполняя брачный танец, но, когда они готовы к откладыванию яиц, они плавно опускаются на долину, как гигантские снежинки, и откладывают яйца на пушистые растения дикого фенхеля. Из яичек вылупляются крохотные волосатые чёрные «точечки», но по мере их питания и роста они сбрасывают кожицу и, наконец, превращаются в жирных зелёных гусениц с чёрными полосками. Так что я могу проследить весь жизненный цикл махаона в ста метрах от дома. Как это ни странно, в Британии эта бабочка (распространение которой ограничено районом Норфолкских озёр) в качестве кормового растения для гусениц использует гирчу.
Здесь, сидя во внутреннем дворике, я могу наблюдать богомолов, выслеживающих бабочек и пауков на ползучих растениях у меня над головой. Я могу следить за осами, охотящимися на стенах на пауков или видеть странных «безголовых» улиток румин (англ. decollated snails – букв. безголовые улитки) с удлинёнными раковинами, которые выглядят так, словно их верхушки срезаны ножницами). Они живут среди ирисов, окружающих стволы миндальных деревьев. В сумерках жуки-усачи пролетают как ведьмы на помеле. Я могу бродить по холмам в окрестностях дома, взбираться огромные каменные плиты, покрытые жёлтыми пятнами лишайников, будто тиснёные печатями; под плитами можно обнаружить кремово-белых испанских скорпионов или тарантула, а на их вершине – кладки яиц богомолов, словно сделанные из бумаги и похожие на удлинённые стожки сена. В миниатюрных травяных джунглях, издающих сильный аромат, когда вы ступаете по ним, обитают десятки кузнечиков и хрупких мотыльков и сотни микроскопических существ. Для меня сад, подобный этому – само совершенство. Вы можете поделиться с кем-либо цветами или овощами с вашего участка, а дикие склоны холмов вы делите со всеми их обитателями. Вы чувствуете себя частью природы, и она не отторгает вас, и в то же время в 10 минутах езды расположен большой суматошный город Ним.

Исследование вашего сада
Каков бы ни был ваш сад и где бы он не находился, его стоит изучать. Просто спокойно сидеть в саду в ожидании что-нибудь увидеть может быть очень увлекательным занятием. Рано утром вы слышите просыпающихся птиц, а затем, когда начинает пригревать солнце, наблюдаете за появлением дневных животных. В сумерках вступают во владение совершенно другие существа.
Старый сад с разнообразными деревьями и травами определённо может содержать гораздо большую коллекцию существ, чем недавно разбитый. Скорость, с которой заселяется ваш сад, зависит от того, как далеко вы находитесь от потенциального источника вселенцев. Чем ближе к сельской местности вы живёте, тем разнообразнее будут посетители вашего сада. Не забывайте, что зелёные растения – это первое звено различных пищевых цепей, таким образом, они определяют последующие звенья. Конечно, на рост растений влияет много факторов – например, влаголюбивые растения не будут процветать на песчаной почве. Также загрязнение воздуха в промышленных районах оказывает вредное влияние на всю пищевую цепь садового сообщества.
Сад – удобное место для изучения жизненного цикла растений. Так сказать, не сходя с места, вы можете наблюдать условия роста, сроки цветения и плодоношения, и какие существа помогают или мешают растениям. Даже если ваш участок тщательно ухожен и аккуратные клумбы и грядки расположены на нём ровными рядами, всё равно у вас будут сонмы гостей и постояльцев.

Подписи к рисункам

Стр. 30
Водопой в саду
Обитатели жарких мест оценят источник свежей воды. Если у вас в саду есть водопроводный кран, в жаркие дни вы можете привлечь множество насекомых, если оставите кран неплотно закрытым, чтобы вода капала, или через определённые промежутки времени будете открывать его с тем, чтобы образовалась лужа свежей чистой воды. К крану в моём внутреннем дворике слетаются грациозные бабочки, в частности махаоны, и различные виды ос.
Southern gatekeeper – Пирония сесилия
Swallowtail – Махаон
Common wasp – Обыкновенная оса
Potter wasp – Оса-гончар
Two-tailed pasha – Хвостокрыл Иасий

Стр. 31
У себя дома в траве
Обыкновенный зелёный кузнечик встречается во всех травянистых местообитаниях, включая этот участок жёсткой травы в глубине сада. Если его потревожить, он делает мощный прыжок и перелетает на короткое расстояние, спасаясь от опасности. Кузнечиков можно отличить от сверчков по усикам. У кузнечика короткие толстоватые усики, а у сверчка они тонкие и могут быть гораздо длиннее тела.

 
2724. Лори



Fri 19.Aug.2016 22:22:43
04. The Naturalist on Home Ground
Подписи к рисункам на стр. 25-29
Стр. 25.
Геккон выслеживает муху
Скорпион
Клещ готовится к трапезе
Многоножка обыкновенная мухоловка преследует мотылька
Стриж насиживает яйца
Городская ласточка. Этот представитель семейства ласточек (рисунок напротив) изначально гнездился на скалах и в пещерах, но укромные участки на стенах наших жилищ оказались не худшими, если не лучшими местами для гнездования.

Стр. 26.
Таракан с яйцевой капсулой
Комнатная муха со свежей кладкой яиц
Пробковая моль на пробке, повреждённой личинками
Обыкновенные жабы

Стр. 27.
Пауки и их паутина
Каждый вид пауков, которых мы можем обнаружить внутри или вне дома, сооружает свой тип паутины или ловчей сети, и каждый тип паутины предназначен для ловли особого вида пищи. Некоторые пауки прячутся в шёлковой трубке, от которой радиально расходятся ловчие нити. Когда ползущее насекомое касается нити, паук чувствует вибрацию и бросается вперёд, чтобы схватить и убить жертву с помощью ядовитых челюстей. Колесовидная паутина, которую плетёт садовый паук-кругопряд, предназначена для ловли летящих жертв. Паук либо ожидает на радиальной нити, либо прячется неподалёку под листом или в щели. Листовидная паутина, которую плетёт американский домашний паук, представляет собой плоское переплетение нитей, которое улавливает любую жертву – летящую или ползущую.

Стр. 28.
Внутри дома
Все эти образцы были собраны из жилищ в Англии и Франции и дают прекрасный срез разнообразия жизненных форм, с которыми мы сосуществуем. Скорпионы помогают избавиться от избытка насекомых; осиное гнездо представляет собой шедевр архитектуры; красивая бабочка дневной павлиний глаз украшает собой абажур в тщетной надежде найти тёмное спокойное зимнее пристанище. Конечно, есть немало и недружелюбных созданий, стремящихся нарушить устройство вашего жилья, но если их сбросить со счёта, ваш дом может быть живым музеем, полным удовольствия и интереса.
Мебельный точильщик
Разрушители древесины. Опасная сухая гниль – грибок, происходящий из Гималаев. Верхний образец демонстрирует поражённую древесину, нижний – собственно плодоносящее тело гриба. Ходы в фанере свидетельствуют о наличии взрослых мебельных точильщиков.
Garden snail – Садовая улитка
Cranefly – Комар-долгоножка
Скорпион питается насекомыми и пауками и живёт в сырых углах
Housefly – Комнатная муха
Humming bird hawk moth – Бражник языкан обыкновенный
Leather or hide beetle – Кожеед
Worker wasp – Рабочая оса
Queen wasp – Оса царица
Muslin moth – Бабочка медведица нищенка
Peacock – Бабочка дневной павлиний глаз
Дневные и ночные бабочки могут залетать в помещения в поисках тёплых зимних квартир
Нижняя челюсть молодой крысы
Несчастная мышь попалась за морозильником в надворном строении
Осиное гнездо найдено на чердаке брошенным; это чудесная геометрически правильная структура была сооружена из пережёванной древесины, склеенной слюной.
Старый томат, хранившийся и забытый во влажной части кухни; почти полностью разъеден белой плесенью – грибком, занесённым воздушными спорами.
Гнёзда. Неопрятная масса гнездовой подстилки крысы находилась на чердаке напротив тёплого дымохода. Гнездо малиновки было устроено за цветочными горшками на верхней полке оранжереи.
Гнездовой материал крысы
Брошенное гнездо малиновки

Стр. 29.
Признаки невидимых гостей
Вы можете стать своего рода детективом в своём собственном доме, так как, изучая различные знаки, которые существа оставляют после себя, вы сможете определить, какие животные живут с вами в доме. Некоторые оставляют специфические экскременты, древоточцы, проделывающие туннели в древесине для размножения, оставляют характерные «выходные отверстия».

Экскременты
1. Экскременты комнатной мухи – это крошечные чёрные шарики 0,5 мм в поперечнике, часты на предметах, свисающих с потолка.
2. Экскременты таракана имеют форму сосиски длиной 2-3 мм, с рубчиками.
3. Фекалии домовой мыши цилиндрической формы с заострёнными кончиками, около5 мм в длину, часто лежат на чистой поверхности.
4. Экскременты крысы похожи на мышиные, 10-15 мм в длину, серые крысы оставляют их кучками, а чёрные рассеивают по поверхности.

Выходные (лётные) отверстия в древесине
1. Лётные отверстия пёстрого точильщика имеют 3-5 мм в поперечнике, неровно-круглые и почти всегда встречаются в сырой древесине дуба.
2. Отверстия мебельного точильщика 1,5-2 мм в поперечнике, круглые.
3. Отверстия домового усача овальные, примерно 6х3 мм и могут иметь неровные края.
4. Ходы короеда похожи на таковые мебельного точильщика, но выстланы тёмным амброзиевым грибком.

Следы
1. Отпечаток лапы домовой мыши около 13 мм в длину, борозда – след от волочащегося хвоста.
2. След крысы около 40 мм в длину.
3. Большинство жуков оставляет после себя две «трамвайные линии».


 
 
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 |