Главная
 
 
Всего записей: 2828
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 |

2768. Лори



Wed 21.Dec.2016 01:22:00
Валацуга, спасибо за упорный труд и неслабые результаты!
The book belongs to - это стандартная фраза из англоязычного экслибриса. Она означает, что книга принадлежит..., а ниже предполагается вписать имя владельца. Может, там и эмблемка какая-нибудь вокруг этих слов имеется?
Пока это, к сожалению, всё.
С удовольствием почитаю.
 
2767. Валацуга



Tue 20.Dec.2016 23:35:03
Начал вычитывать "Фантастическое путешествие к динозаврам". Выкладываю первую главу. Очень сырая, с вариантами и трудными местами в тексте. Поэтому вначале напишу о трудных местах - может кто поможет.

1. Непонятная фраза на одной из входных страниц This book belongs to. Пока перевел, как ЭТА КНИГА ЯВЛЯЕТСЯ ЧАСТЬЮ СЕРИИ.

2. Понимаю, что содержание лучше переводить в конце, но может набросаете несколько вариантов красивых для Too close for comfort.
Ну и хвостик из содержания - the enemy is confronted in his den. Как бы вы красиво сказали?

3. Как лучше передать название деревни Middlemasting. У меня пока Миддлмэстинг

4. Тоже проблема со звукопередачей Sir Jasper Collywoble. Кажется, фамилия не говорящая.

5. Далее сложнее. Герой с говорящим именем (прозвищем) – Throttlethumbs. Отрицательный персонаж, бывший борец, за свое поведение на ковре и получивший такую кличку. Не хотелось бы ограничиваться звукопередачей – и читать сложно, и часто упоминается в тексте. Хотелось бы придумать русский «адпаведник».

6. Тайм-трекер – прибор, способный отслеживать мою машину времени. Хотелось бы придумать человеческое название для этого прибора.

7. Jezabella. Воздушный шар злодеев. Так и хочется перевести, как Изабелла, но вроде не совсем правильно будет. Больше подходит Распутница…

8. Gizmo – красивое словечко, обозначающее тайную вещицу. В сказке, он является усилителем, для возвращения в настоящее. Может кто увлекается фантастикой и может предложить более привычное название для него?


Джеральд Даррелл
Новое путешествие в природу (1989)
Фантастическое путешествие к динозаврам
Иллюстрации Грэма Перси
Фантастическое путешествие к динозаврам

В этом увлекательном повествовании, которое объединяет настоящие приключения и превосходный рассказ, двоюродный дедушка Ланселот и дети Доллибат путешествуют в прошлое - в Эпоху Динозавров.

Джеральд Даррелл
Всемирно известный натуралист и автор большого количества бестселлеров, таких как «Моя семья и другие звери», «Зоопарк в моем багаже», «Натуралист-любитель», а также «Фантастическое путешествие на воздушном шаре», в котором читатели впервые знакомятся с неугомонным двоюродным дедушкой Ланселотом и детьми Доллибат.

Эта книга (с разрешения троих человек) вновь посвящается Саманте, Женевьеве и Оливии. С любовью от ДЖЕРРИ ПА.

Эта книга является частью серии

Выражаю благодарность доктору Майклу Бентону, факультета геологии, Королевского университета Белфаста за его бесценные советы

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1. Ланселот возвращается,
в которой двоюродный дедушка Ланселот совершает неожиданный визит, рассказывает шокирующую историю и предлагает отправиться в фантастическое путешествие во времени.
Глава 2. Через барьер времени,
в которой путешественники во времени отправляются в Эпоху Динозавров, чуть не сгорают заживо и совершают (попадают) в ужасное столкновение (схватка, стычка, неожиданная встреча).
Глава 3. Очень близко к комфорту,
в которой дети наткнулись на первые следы своего врага, а потом были вынуждены притаиться за деревьями, чтобы избежать опасности.
Глава 4. Разошедшиеся пути,
в которой, будучи атакованными свирепыми существами, дети оказались разделенными. Эмма заблудилась, но заводит нового друга, пока Иван и Конрад находятся в плену.
Глава 5. Узники прошлого,
в которой враг был наконец-то выслежен. Дети получают необычного союзника и подвергаются нападению чудовища.
Глава 6. Хлопоты с тираннозавром,
в которой чудовище получает по заслугам, а также готовятся планы для последней битвы с врагом.
Глава 7. Месть динозавров,
в которой сформирована армия динозавров, а враг наталкивается на их логово the enemy is confronted in his den.
Постскриптум,
в котором злодеи были наказаны, а герои вознаграждены.

Глава 1. Ланселот возвращается
Дети семьи Доллибат любили то, что называется «настоящей зимой» - ту пору году с чистым, голубым, солнечным небом, большим количеством белого снега, который скрипел под ногами, когда они бежали по нему, как мыши. Тогда они могли заниматься своими любимыми делами – играть в снежки, спускаться с горки и кататься на коньках. Именно эта зима была действительно настоящей, и трое детей провели счастливое утро, играя в лесах и полях.
Эмма принесла мешок крошек от пирога и несколько орехов. Она кормила белок, мышей и птиц, которым было сложно найти еду в опустевших лесах. Пока она занималась этим, близнецы Иван и Конрад строили снежную крепость, которую они по очереди то атаковали, то защищали снежками. Это было изнурительное занятие, поэтому они оба были рады отдохнуть после часа игры. Они пили горячее какао и ели бутерброды, которые принесли с собой.
После обеда, по дороге домой, дети остановились около пруда деревни Миддлмэстинг, где они катались на коньках по кругу, пока у них не закружились головы.
Ко времени чаепития налетел сильный ветер, небо потемнело, и пошел сильный снег. Дети отправились обратно домой, где их мама, миссис Доллибат, приготовила вкуснейшее угощение. Когда они поели, они сели вокруг пылающего камина, обжаривая каштаны в золе. Как обычно, они начали говорить об их удивительном путешествии, которое они совершили два года назад с их двоюродным дедушкой Ланселотом.
- Что вам понравилось больше всего в этом путешествии? – спросил Конрад.
- Я знаю, что мне понравилось больше всего, - сказала Эмма, ее рот был полон каштанов. – Мне понравился порошок, которым посыпал нас Ланселот, чтобы мы могли разговаривать с животными. Это потрясающе – иметь возможность говорить со всеми животными: от горилл до китов. Бьюсь об заклад, никто больше в мире не имел такой возможности.
- Мне понравилось то, как была построена «Белладонна». Ланселот, безусловно, знал, как нужно проектировать подобные вещи. Он продумал все. Помните, как он использовал светлячков в качестве светильников? – спросил Иван.
Вскоре они весело болтали об их фантастическом кругосветном путешествии на воздушном шаре. Они совершили его на удивительной летательной машине под названием «Белладонна» - огромном воздушном шаре, с настоящим бамбуковым домом, висящим под ним.
- Это было замечательно, - вздохнула Эмма. – Я так скучаю по «Белладонне». Интересно, где теперь Ланселот?
- Я уверен, он там, где удивительные приключения, - фыркнул Иван. – И он несильно думает о том, как там его бедные племянники и племянница.
- Тише, заткнитесь на минутку. Что это было? – сказал Конрад, подняв руку.
- Что случилось? – спросил Иван, озадаченно оглядываясь по сторонам.
- Мне показалось, что кто-то кричал, - сказал Конрад. – Помолчи и прислушайся.
Они замолчали. Сначала единственным звуком, который они слышали, был свист ветра в соломенной крыше их дома. Затем они услышали слабый голос, кричащий в темноте:
- Помогите! Помогите! Кто-нибудь, помогите мне! Помогите! Помогите!
- Быстрее, кто-то попал в беду, - сказал Конрад, вскакивая на ноги. – Берите пальто. Иван, ты бери фонарики.
Укутанные от холода и вооружившись большими фонариками, они открыли входную дверь. Холодный ветер со снегом ворвался в прихожую. Они смело продолжили путь на улицу и стояли в глубоком снегу, прислушиваясь. Вскоре они снова услышали призыв о помощи.
- Мне кажется, он доносится оттуда, - сказала Эмма, указывая на опушку леса. – Давайте, быстрее.
Они пробивались через снег, помогая друг другу, когда кто-нибудь падал в сугроб. На опушке леса они остановились и прислушались еще раз. Они ничего не слышали, кроме шума ветра в деревьях.
- Кричите еще, и мы сможем найти вас, - прокричал Иван, и совсем близко раздался низкий, оглушительный голос.
- Помогите! Помогите! Я здесь, я застрял в канаве, - отзывался голос.
Дети двинулись вперед и посветили фонариками в канаву. Там, изо всех сил барахтаясь в воде и льду, была большая, пухлая, покрытая снегом, фигура.
- Это снеговик! – воскликнула в изумлении Эмма.
- Бред какой-то! – нервно сказал Иван. – Снеговики не оживают.
- Но он выглядит как очень толстый снеговик, - настаивал Конрад.
- Вы глупые дети, - прогудел снеговик. – Вы собираетесь простоять там всю ночь, обсуждая, кто я, пока я здесь не замерзну до смерти? Я не снеговик, разве вы не видите? Глупые, пустоголовые…
- Только один человек может так ругаться, - радостно взвизгнула Эмма. – Это же двоюродный дедушка Ланселот!
- Двоюродный дедушка Ланселот? – воскликнули близнецы хором. – Что он делает в этой канаве?
- А ты не видишь? Принимаю горячую ванну, - фыркнул Ланселот, так как действительно был он, собственной персоной, и выглядел сильно замерзшим. – Не задавайте глупых вопросов, просто вытащите меня отсюда!
Они тянули, тужились, пыхтели и охали, пока, наконец, Ланселот не выскользнул из канавы и обессиленно лежал на заснеженной земле, пыхтя и сопя, как вышедший на берег морской слон.
Как только дети отвели Ланселота в дом, миссис Доллибат засуетилась вокруг него, словно наседка. Она сказала ему снять с себя мокрую одежду, завернула в одеяло, усадила его и заставила держать ноги в жестяном тазу с горячей водой.
Когда семья увидела Ланселота при свете, то все ужаснулись, увидев, его черный опухший глаз и окровавленный нос.
- Что ты с собой сделал? – воскликнула миссис Доллибат.
- Я ничего с собой не делал, это сделали со мной, - проворчал Ланселот, прихлебывая горячий суп. – Это длинная история.
Дети и миссис Доллибат собрались у камина. Им не терпелось услышать рассказ Ланселота.
- Как вы знаете, - начал он, гордо поглаживая свои моржовые усы, - я немного изобретатель. К тому же, довольно блестящий изобретатель, хотя я не люблю хвастаться. В течение прошлого года я экспериментировал с машиной, которая может перемещать меня назад во времени.
- Какая замечательная идея! – воскликнула Эмма. – Она работает?
- Работает, - ответил Ланселот. – Тестовые испытания были безупречны. Я отправился во времена Трафальгарского сражения и перекинулся парой словечек с Нельсоном. Потом я отправился на битву при Ватерлоо и видел поражение Наполеона. Это было настоящим удовольствием, скажу я вам. Только представьте себе, самая первая машина, которая позволяет людям перемещаться вперед и назад во времени. Моя машина времени является самым важным изобретением этого века, или даже любого другого столетия.
- Так где она? – нетерпеливо спросил Иван. – Ты привез ее с собой?
- Нет, - уныло ответил Ланселот. – По той простой причине, что она была украдена.
- Украдена! – воскликнула Эмма. – Какой ужас! Кто ее украл?
- Самый нечестивый человек в Англии, - сказал Ланселот. – Сэр Джаспер Колливобл и его ужасный прихвостень Троттлтамбс. - Кто это? – спросил Иван.
- Сэр Джаспер – известный охотник за крупной дичью, - ответил Ланселот. – Он путешествует по всему миру в поисках животных, чтобы убивать их. И чем крупнее жертва, тем лучше. Торттлтамбс, его телохранитель, который ему помогает.
- Как неприятно! – ахнул Иван в ужасе.
- Как отвратительно! – добавила глубоко потрясенная Эмма.
- Но зачем сэру Джасперу понадобилась твоя машина времени? – спросил Конрад.
- Для самой большой охоты из всех, - многозначительно ответил Ланселот. – Динозавры!
После этого воцарилось долгое молчание. Дети смотрели друг на друга, пытаясь переварить эти новости.
- Откуда тебе все это известно? – наконец спросил Конрад.
- У меня есть тайм-трекер – прибор, способный отслеживать мою машину времени, - объяснил Ланселот. – И с его помощью я обнаружил, что сэр Джаспер отправился в прошлое - в Эпоху Динозавров. В триасовый период, если быть точным. Об остальном я догадался, но я уверен, что он отправился на охоту на динозавров, чтобы добавить их в свою коллекцию трофеев. Но что еще, хуже, он наверняка попытается поймать нескольких детенышей динозавров, чтобы привезти их в наше время. Он мог бы продать их циркам и сафари-паркам, чтобы сделать состояние.
Ланселот взял две фотографии из своего бумажника и показал их детям.
- Вот, - сказал он, – как выглядит эти два злодея.
Дети содрогнулись, посмотрев на фотографии.
- Тьфу! У сэра Джаспера глаза как у змеи, - пробормотал Иван, глядя на холодное, невыразительное лицо.
- А Троттлтамбс выглядит как горилла, - сказал Конрад, указывая на почерневшие щербатые зубы и жесткие волосы.
- Да, не самая красивая парочка, - согласился Ланселот. – Троттлтамбс раньше был профессиональным борцом. Вот как он получил свое странное имя. Так он называл себя на борцовском ринге. Говорят, он может вскрыть кокос голыми руками. Ну, он, конечно, пытался вскрыть и мою голову, когда я прошлой ночью застал его, врывающимся в мою мастерскую. Я надавал ему тумаков почти также, как и он мне, но я не смог остановить его, и он украл мою машину времени.
- Ясно, это объясняет твой подбитый глаз, - сказала Эмма.
- Совершенно верно. А это, - продолжал Ланселот, показывая им третью фотографию, - воздушный шар сэра Джаспера, названный им «Джезабеллой».
- Как зловеще она выглядит, - прокомментировала Эмма. – Совсем не похожа на нашу прекрасную «Белладонну».
- Разве ты не можешь сообщить о сэре Джаспере в полицию? – спросил Конрад.
- Да, и тогда и его, и его соучастника посадят, - согласился Иван.
- Ты должны что-нибудь предпринять. Ты не можешь сидеть, сложа руки, - сказала Эмма.
Ланселот с тревогой посмотрел вокруг, как будто опасаясь, что его могут подслушать. Затем он подмигнул детям и наклонился вперед.
- У меня есть секрет, - объяснил он хриплым шепотом.
- Какой? – нетерпеливо спросили дети.
- Ну, когда Троттлтамбс нокаутировал меня до потери сознания и украл машину времени, то он также забрал то, что, по его мнению, было чертежами. Он был неправ. То, что он украл, было набором схем для машины для похудания, которую я изобретал. У меня все еще есть схемы машины времени, так что я могу построить другую, в любое время!
- Замечательно, – с энтузиазмом воскликнула Эмма. – Тебе повезло.
- Да, но это еще не все, - продолжил Ланселот заговорщицким тоном. – Видите ли, машина времени может запросто переместить сэра Джаспера назад во времени. Это очень простая машина, и вскоре он научится управлять ею. Но он не знает, что в ней отсутствует одна жизненноважная деталь.
- Отсутствует? Что отсутствует? – спросил Конрад.
- Гизмо! – победоносно засмеялся Ланселот. – Это самая важная деталь. Машина может с легкостью путешествовать во времени, но она недостаточно мощная, чтобы вернуться в настоящее время без гизмо.
- Почему? – хором спросили близнецы.
- Скачки во времени потребляют очень много энергии, - объяснил Ланселот, пытаясь подобрать слова попроще, чтобы разъяснить некоторые моменты, которые были очень сложными. – Гизмо – этакий усилитель, который обеспечивает дополнительной… ээээ, ммммм… чтобы толкать машину времени через временной барьер назад в двадцатый век.
Дети озадаченно нахмурились и посмотрели друг на друга.
- Ты хочешь сказать, что без гизмо сэр Джаспер находится в ловушке в Эпохе Динозавров? – сказал Конрад, постепенно понимая важность сказанного Ланселотом.
- Вот именно, - ответил Ланселот.
- Это научит его уму разуму! Он должен будет провести остаток своей жизни вместе с динозаврами. Я надеюсь, они разорвут его на мелкие кусочки, - воскликнул Иван.
- Это послужит ему уроком, - добавила Эмма.
- Но вы забыли, зачем он туда направился, - сказал Ланселот. - Возможно, в этот самый момент, он ловит малыша динозавра, и единственный способ, которым можно это сделать - застрелить его мать.
- Но он не сможет привезти его обратно, - заметил Конрад.
- Я знаю, - согласился Ланселот, - но он еще не знает об этом. Неизвестно, сколько несчастных динозавров будет убито, прежде чем он это узнает.
- Мы должны остановить этого жестокого зверя! – воскликнула Эмма.
- Я надеялся, что ты это скажешь, - улыбнулся Ланселот. – Вот поэтому я и пришел - чтобы получить вашу помощь. Я мог быть здесь несколько часов назад, но я приземлялся в метель и заблудился, а потом упал в эту ужасную канаву. Теперь послушайте все. Я могу построить другую машину времени где-то за две недели. Затем мы, используя мой тайм-трекер, можем выследить сэра Джаспера и положить конец его грязным планам. У нас есть гизмо, поэтому мы сможем вернуться к настоящее время.
- Какая замечательная идея! - воодушевился Конрад.
- Какое приключение! – воскликнул Иван.
- Что скажет Мама? – пробормотала про себя Эмма.
Они так и не узнали, что говорила миссис Доллибат потому, что они лежали в кроватях. Эмма лежала без сна, прислушиваясь к слабым голосам Ланселота и мамы, которые спорили внизу на кухне. После этого она услышала скрип лестницы, кода Ланселот поднимался в свою спальню. Она услышала, как он остановился на лестничной площадке.
- Все в порядке. Она согласилась! – сообщил громким шепотом Ланслот. – Я убедил ее, что спасение динозавров, и срыв злобных планов сэра Джаспера, очень необходимы, и то, что, конечно же, я не смогу сделать это без вашей помощи. В общем, вы также отправляетесь со мной.
Эмма услышала, как близнецы тихонько захлопали в ладоши. Затем она перевернулась на другой бок и, уставшая за этот волнующий день, мгновенно заснула.
На следующий день дети пошли с Ланселотом в лес, где он привязал «Белладонну». Их сердца наполнились радостью, когда они за деревьями заметили ее знакомую, круглую форму. Подойдя ближе, они остановились и уставились в изумлении: бок о бок с «Беладонной» парил, привязанный к ней шелковой веревкой,  крошечный воздушный шар.
- Черт возьми! «Белладонна» родила ребенка? – изумленно спросила Эмма.
- Не совсем, - рассмеялся Ланселот. – Позвольте мне представить вам «Минидонну». Я обнаружил, гизмо не работает, если он находится слишком близко к машине времени, поэтому я построил «Минидонну», чтобы она перевозила его. Теперь давайте перейдем на борт, и мы посмотрите некоторые вещи, о которых вы должны помнить.
Дети бегали по «Белладонне», здороваясь с животными.
- Я вижу, что электричество все еще подается электрическими угрями, - заметил Конрад, заглядывая в их бак.
- А южноамериканские пауки по-прежнему прядут шелк для воздушного шара и всех веревок, - сказала Эмма.
- Давайте съедим по яблочку, - крикнул Иван, забегая в сад. Он бежал среди рядов овощей, и пытался отыскать фрукты в, обогреваемых солнцем, теплицах.
Дети сновали туда-сюда по летающему дому, с волнением крича: «Ты помнишь это? Ты помнишь то?». Они осмотрели спальни, ванные комнаты, гостиную, кухню и кладовку. В конце они поднялись на полетную палубу. Здесь они осмотрели двигатель на солнечных батареях и посмотрели в подзорные трубы.
Наконец, когда они успокоились, Ланселот завел двигатель. Он втащил якорные канаты, и «Белладонна» вместе с «Минидонной», плывущей позади, совершила короткий перелет на поле за домом. Ланселот приземлил оба шара рядом с большим сараем, который там стоял.
- Сарай будет нашей мастерской, - объявил он. – Теперь, пожалуй, давайте-ка приступим к работе.
Груды странного оборудования регулярно прибывали из Лондона, и Ланселот работал от рассвета и до заката, строя машину времени. Конрад, который нашел это дело весьма увлекательным, помогал ему.
Тем временем, Иван и Эмма делали сверху донизу генеральную уборку на «Белладонне». Они покрасили бамбуковые части шара, которые в этом нуждались, выбили ковры, помыли шторы и убедились, что все припасы были в порядке. Они заполнили кладовую и кухонные шкафы консервированными продуктами - сардинами, лососем, крабами и солониной. В кладовках они наполнили мешки рисом, чечевицей и ячменем.
Настал великий день, когда Ланселот и Конрад, выглядя очень гордо, объявили, что их работа закончена. Машина времени «Марк II» была готова. Это было удивительное, хитроумное изобретение с десятком колес, труб, проводов и лампочек. Для Эммы и Ивана она выглядела, наверное, как куча металлолома спаянного вместе. Они сомневались, что эта машина будет работать, но ничего не сказали, так как Ланселот и Конрад верили в обратное.
Со слезами на глазах дети попрощались с миссис Доллибат и забрались на борт «Белладонны». Ланселот посыпал каждого из них своим специальным порошком, который позволил бы им общаться с динозаврами, когда они доберутся до цели. Затем он разложил три большие карты на столе взлетной палубы.
- Что это? – удивленно спросил Иван.
- Карты мира, - ответил Ланселот.
- Какого мира? Они не похожи на карты в наших атласах, - сказала Эмма, склонившись над столом, и более внимательно рассматривая их.
- Конечно, нет, - рассмеялся Ланселот. – Это карты того, как наш мир выглядел миллионы лет назад. Эта показывает мир в триасовый период. В те дни не было никаких отдельных континентов, только один огромный материк, который  назывался Пангеей. Северная часть Пангеи называлась Лавразией, а южная – Гондваной.
Дети увлеченно всматривались. Ланселот указал на огромный океан, который разрезал Пангею пополам.
- Этот океан называется Тетис, - продолжал он. – Все, что осталось от него сейчас - это Средиземное море. Теперь, вторая карта, которая показывает мир в юрский период. Вы можете видеть, что континенты отдалились друг от друга. Третья карта показывает мир в меловой период, и вы можете заметить - континенты снова начинают сближаться. Это выглядит почти как современный мир.
- Как увлекательно, - сказал Конрад. – Ты хочешь сказать, что мир менялся так же, как и животные?
- Конечно! – сказал Ланселот. Затем он указал на точку на Пангее. – Сейчас, согласно тайм-трекеру, сюда отправился сэр Джаспер. Это не очень далеко отсюда в милях, но это почти двести десять миллионов лет назад во времени. Аккуратно пристегните ремни на своих местах и ничего не делайте, пока я не скажу.
Он направился туда, где в углу полетной палубы стояла машина времени, и передвинул множество ручек. Затем, когда он нажал на кнопку, начал мигать красный и фиолетовый свет. Ланселот бросился к своему сидению и пристегнулся. Дети почувствовали, что «Белладонна» задрожала и задергалась, словно ожила. Затем померк свет.
- Мы отправились! – крикнул Ланселот. – Динозавры, мы идем!
Начали происходить странные вещи. Над ними мелькали цветные огни - зеленые, синие, желтые и красные. Через минуту стало очень жарко, а затем – очень холодно. Воздух был наполнен странными звуками – звоном, стуком, свистом и воем. В конце концов, раздалось громкое БАХ, после чего появился поток солнечного света. Ланселот поднялся со своего места и бросился на полетную палубу.
- Ко мне! – взволнованно позвал он. – Мы на месте! Добро пожаловать в триасовый период – зарю Эпохи Динозавров.
 
2766. Валацуга



Mon 12.Dec.2016 00:06:34
Глава 8. Курс - домой!
Как только «Белладонна» полетела на юг  Аргентины, к Патагонии, огромный лес сменился болотистыми лугами. На них росли пальмы, камыши и деревья, ветви, которых были покрыты желтыми и розовыми цветами, а стволы по форме напоминали бутылки.
Через несколько дней они достигли пампасов. Это была огромная плоская равнина с травами багрового, зеленого и коричневого цветов. Она простиралась настолько, насколько хватало глаз. Время от времени, здесь встречались гигантские деревья омбу с приземистыми, очень толстыми стволами и длинными тенистыми ветвями. Иногда им встречались небольшие рощицы гигантского чертополоха, выше человека сидящего верхом на лошади. Вскоре Ланселот увидел большую лагуну на побережье и решил остановиться. На берегу лагуны они увидели травянистый пригорок с норой. Перед ее входом, неподвижно, словно часовой на посту, сидела небольшая, пятнистая, серая сова с огромными желтыми глазами.
Ланселот громко поприветствовал сову. Сова осуждающе щелкнула клювом и свирепо посмотрела своими  блестящими желтыми глазами:
- Вы могли бы шуметь не так сильно, - сказал он. – Моя жена внутри норы насиживает нашу первую кладку яиц. Шум выводит ее из равновесия.
- Извините, - вполголоса сказала Эмма. - Хорошо, - сказал Сова, - так вы не причините яйцам никакого вреда.
- Мы хотели спросить у тебя, - сказал Ланселот громким шепотом, - кто живет здесь поблизости?
- Что ж, давайте посмотрим, - ответила Сова. – Вон там, около лагуны, живут утки, ибисы, колпицы, пара лис и несколько скунсов. - А как насчет морских слонов? – спросила Эмма. – Нам нужна их помощь, что бы найти нашего потерявшегося двоюродного дедушку.
- Они немного ниже по берегу, но это слишком далеко, если идти отсюда. Думаю что, гуанако смогут вам в этом помочь. Они приходят сюда на водопой, и скоро должны быть здесь. - Что за гуанако? – спросил Иван.
- Они родственники лам, - объяснил Ланселот. - Но ламы живут высоко в Андах, в то время как гуанако – здесь, в пампасах.
Им не пришлось долго ждать, когда они увидели небольшую группу приближающихся пряничного цвета гуанако. Они выглядели так же, как и ламы, но их ноги были длиннее, а сами они – стройнее. Они очень элегантно подошли к краю лагуны и начали пить.
К удивлению детей, Сова не подлетел к ним, а на большой скорости подбежал и что-то прошептал самому большому из них. Когда он закончил пить, этот гуанако легкой походкой подошел к детям и Ланселоту.
- Привет, - сказал он ласковым голосом. – Я так понимаю, вы хотите встретиться с морскими слонами. - Да, пожалуйста, - попросила Эмма, - если ты сможете перевезти нас верхом. - Что ж, - сказал Гуанако, рассудительно рассматривая их, - мы сможем перевезти вас, дети, но тот толстяк слишком тяжелый для нас. - О, все нормально, - обиженно сказал Ланселот, - я уже встречался с морскими слонами. Я останусь здесь и поплаваю в лагуне. Езжайте и получите удовольствие.
- С тобой будет все в порядке? – спросила Эмма, чувствуя себя виноватой перед ним. – Ты не будешь делать ничего опасного, правда? - Нет, нет, нет, - заверил ее Ланселот. – Со мной все будет хорошо, спасибо. Отправляйтесь и повеселитесь.
- Хорошо, если ты уверен, - сказала Эмма. – Мы не будем там долго.
Они оседлали трех гуанако и попрощались с Ланселотом, помахав ему рукой. Они плотно прижались к мягкой шерсти своих скакунов, когда те быстро поскакали через пампасы, а их пончо развивались позади на ветру.
Когда они достигли огромных, белых песчаных дюн, гуанако остановились. Дети услышали шум прибоя по ту сторону.
- Это все, чем мы можем вам помочь,- сказал самый большой гуанако.– Нам не нравится ходить по песку. Но мы подождем и отвезем вас обратно, когда вы справитесь.
Дети отправились в сторону песчаных дюн пешком.
– Что там за существа, которые бегают вокруг дюн и катаются с них, словно на санях?- спросил Иван, когда они приблизились к ним.
– Постойте-ка, это же пингвины, - восхищенно объяснила Эмма, настраивая свою подзорную трубу.– Сотни и сотни пингвинов.
Они обнаружили, что огромные песчаные дюны отделяют плоскую поверхность пампас от моря. Здесь вся растительность, кроме нескольких колючих кустов, была стерта прибоем, а земля были изрыта сотнями нор. Снаружи у каждой норы сидела пара пухлых птенцов пингвинов - пушистые серые комочки. Среди всех этих детенышей бегали взрослые пингвины, похожие на официантов в черно-белых костюмах, торопящихся раздать порции в переполненном ресторане, где каждый клиент был одет в меховое пальто.
Вдали с песчаных дюн сотни остальных пингвинов скатывались вниз к ресторану, пока остальные медленно тащились по склону к морю. Шум стоял неописуемый - птенцы громко хрипели, а их родители ревели как ослы.
- Извините,- сказала Эмма проходящему мимо нее пингвину, повышая голос, чтобы тот смог услышать ее в этом гаме.
- Нет времени, - прощелкал пингвин, шлепая своими плоскими лапами. – Занят, занят, занят. - Извините,- сказал Конрад другому пингвину.
- Нет времени,- ответил и этот пингвин, ковыляя вразвалочку. - Занят, занят, занят.
- Давайте попробуем поговорить с птенцами, - предложил Иван.- По крайней мере, они стоят на месте.
- Простите,- начал он, обращаясь к пухлым пушистым птенцам.
- Нет времени. Голодны, голодны, голодны!- прохрипели птенцы.
- Есть тут кто-нибудь, с кем мы  можем поговорить?- простонала Эмма.
- Что вы хотели узнать? - раздался позади них голос.
Обернувшись, они увидели очень старую пингвиниху, практически без перьев, сидящую под колючим кустом. Перед ней лежала небольшая кучка креветок.
- Я самый старший член колонии,- продолжила она.- Я знаю все и всех вокруг, так что говорите погромче.
- Почему все так заняты?- спросил Конрад.
- Ну, вы тоже были бы заняты, если бы столько детей требовало еды,- сказала Пингвиниха. - Нам нужно плавать далеко в море, чтобы найти рыбу, а затем проплывать весь путь обратно. Когда мы достигаем берега, мы должны перейти через эти скверные песчаные дюны, что просто убийственно для наших лап. Как же я рада, что слишком стара, чтобы откладывать яйца.
- Вау, - сказала Эмма, сев напротив нее и достав дневник. – И сколько вас здесь?
- Десять тысяч,- прощелкала  Пингвиниха, - плюс - минус сотня.
- Скажите, а что вы пьёте?- спрсил Иван.- Я нигде не видел в округе пресной воды, а здесь ужасно жарко!
- Пресная вода? Ужасная дрянь. Мы пьем морскую воду,- ответила Пингвиниха. - Теперь, если у вас все, мне д нужно съесть свой завтрак.
Пингвиниха указала своим крылом на кучу креветок.
- Мне нужно поддерживать свои силы. Знаете ли, я уже не могу плавать так, как раньше, знаете ли. В свое время я была одним из лучших рыболовов. Я могла плавать со скоростью почти двадцать миль в час и выпрыгивать из воды на высоту двадцать - тридцать футов, что бы спастись от акулы, но не сейчас, - она грустно покачала головой. - Ох, хорошо, до свидания, и запомните - когда вы доберётесь до берега, не забудьте сделать большой глоток морской воды. Это так прекрасно.
-Спасибо вам большое,- сказала Эмма.- Мы будем помнить.
- Морская вода! Тьфу!- сказал Конрад, как только они начали с трудом подниматься на дюны, а пингвины деловито проезжали мимо них.- Что за фантазии!
Они достигли вершины огромных песчаных дюн, и увидели просторный, скалистый берег, с вяло набегающими на него волнами зеленого моря. Они вскарабкались на огромные валуны, большие волны брызгали на них водяными каплями.
Внезапно один из камней, на который запрыгнул Конрад, издал громкий, булькающий рев, встал на дыбы в десять футов высотой, обдавая детей душем из гравия. Перед ними был огромный морской слон. Он был весь в морщинах и жировых складках. Между его слезящимися глазами качался огромный нос, будто обрубленный хобот слона.
- Что это за вторжения, что за наглость, это непростительное посягательство на личную жизнь? – взревел Морской Слон.
- Простите, - заикалась Эмма, глядя вверх на гигантское животное, которое возвышалось над нею, - но мы думали, что вы камень.
- Камень! – недоверчиво прорычал Морской Слон. – Вы думали, что Я, огромнейшее, самое величественное ластоногое на всем побережье Патагонии, был камнем?
- Я никогда не слышал так много хвастовства, - сказал Иван.
- Я не хвастаюсь, - сказал Морской Слон, его нос раздулся и задрожал так сильно, что Эмма начала бояться, что он может отвалиться. – Я должен все время извещать, насколько я важен, иначе мои соперники захотят побить меня и мои жены уйдут к другому самцу.
Дети не знали, что им делать: то ли смеяться, то ли убежать прочь от этого огромного напыщенного существа. Однако Эмма помнила, с какой целью они пришли, и шагнула вперед.
- Мы ищем нашего двоюродного дедушку Персиваля. Мы слышали, что он навещал вас, - сказала она. - Естественно, Персиваль проехал весь мир только для того, чтобы встретиться со мной, - ответил Морской Слон. – Не я ли самый вели…
- Именно так, - поспешно прервал его Конрад, - но где он? - Ох, он покинул нас некоторое время назад. Я полагаю, что он вернулся в Англию, - ответил Морской Слон. – Он хотел рассказать обо мне своему брату. Дети пристально смотрели на него, ошеломленные этим известием.
- Сейчас, - проревел он, вздыбив свою голову и хвост, став выглядеть, как огромный, серый и уродливый банан, - эта встреча подошла к концу. Жены и дети, за мной. С громким ворчанием и тяжело перемещая поднятое тело, он направился к морю, и, к удивлению детей, все камни вокруг них превратились в морских слонов - матерей и детенышей всех размеров. Они лениво шли к морю, шлепнулись в зеленые волны и исчезли. Дети остались стоять одни на пустынном галечном пляже.
Они быстро помчались к тому месту, где терпеливые гуанако ождали их, и галопом направились обратно, чтобы рассказать Ланселоту новости. Ланселот лежал в лагуне в фиолетовом купальном костюме. Он напоминал детям ярко окрашенного морского слона.
- Пффффффф! Добро пожаловать обратно, - сказал он, выйдя на берег, расплескивая воду.
Перебивая друг друга, дети поведали ему, что морской слон рассказал им о Персивале. - Отправился домой? – проревел Ланселот, становясь багровым. – В самом деле! Как это похоже на Персиваля отказываться от спасения! Это последняя капля!
С этими словами он озадачено поковылял за кусты чертополоха, чтобы переодеться. Мгновение спустя раздался громкий крик:
- Ааааа! Стой! – вопил Ланселот. – Я друг, ты, глупое животное! Прекрати же! О, фу. Ты гнусное создание! Затем он появился из зарослей чертополоха с преследовавшим его большим скунсом. Ланселот промчался мимо детей и окунулся в лагуну. Когда он пробегал мимо них, они почувствовали самый ужасный запах: смесь тухлой капусты и лука с примесью большой доли сточных вод.
- Оно принадлежит вам? – спросил Скунс, обеспокоенно указывая в сторону Ланселота. – Я ужасно извиняюсь, но оно начало крушить чертополох и наступило на мой хвост. Я брызнул пахучей струей из моих желез, так как увидел в этом врага. Я очень надеюсь, что вы меня простите. Теперь я понял, что оно безвредно.
Ланселот бултыхался в воде и кричал: - О, этот запах! Я не выношу его!
До детей доносился сильный неприятный запах скунса. Им пришлось закрывать носы носовыми платками.
- Фу! Что за ужасный запах, - жаловалась Эмма, а ее голос был заглушен носовым платком. – Как долго он будет так вонять? - О, это ненадолго, - заверил Скунс. – Он просто отпугивающий. Он будет пахнуть так же, как и сейчас в течение четырёх или пяти дней.
- В течение четырёх - пяти дней! – сказал Конрад. – Черт возьми, как мы будем переносить его? «Белладонна» вся пропахнет!
Эмма принесла чистый купальный костюм, полотенце, большой кусок мыла и флакон своего одеколона. Ланселот, гневно ворча, исчез в зарослях тростника. Он вновь появился в новом купальном костюме (зеленом в черный и розовый горошек!), но, несмотря на то, что облился одеколоном, он по-прежнему вонял скунсом.
- Мне ужасно жаль, - извинился Скунс.
- Это была случайность, - признал Ланселот, - я наступил на твой хвост. Я, конечно, запомню тебя надолго.
- Я не думаю, что мы когда-нибудь забудем его, - простонал Конрад.
- Тебе придётся жить на веранде, - сказала Эмма.
- Да, мы быстро установим гамак, что бы ты там спал, - добавил Иван, - и три раза в день будешь принимать холодную ванну.
- И будем кормить тебя с длинного шеста, - дразнил Конрад.
- Я отказываюсь от такого отношения! – кричал Ланселот. – Кто я, по-вашему? Скунс?
- Практически,- смеялась Эмма.
- Теперь нет нужды в оскорблениях, - укоризненно  сказал Скунс. – Некоторым людям нравится мой запах.
- Только людям, которые не чувствует запахов, - парировал Ланселот.
- Что ж, тебе придется мужественно это перенести, - сказала Эмма, - и оставить этот пропахший купальный костюм здесь. Он слишком сильно воняет.
Они попрощались с Совой и извиняющимся Скунсом и поторопили Ланселота обратно на веранду.
- Хорошо, детишки, - кричал Ланселот детям, которые стояли от него так далеко, как только могли, закрывая свои носы, - мы летим домой.
- О, нет! Не можем ли мы продолжить путешествие? – хором сказали близнецы.
- Мы отсутствовали почти год, и ваша мать хочет снова вас увидеть, - твердо сказал Ланселот. – В любом случае, спасательная операция завершена. Мы настигнем с Персиваля в Англии.
Итак, они неохотно согласились и начали готовить «Белладонну» к путешествию домой. На веранде они установили удобный гамак для Ланселота. Он все еще слишком ужасно пах, чтобы пускать его в комнаты, кроме ванной.
В качестве компенсации Эмма приготовила все его любимые блюда. Он объедался патокой и клубничным тортом, жареной индейкой, яблочным пирогом, яблоками в тесте, шоколадным пудингом и другой утешительной едой. Когда шёл дождь, он сидел под огромным зонтом, а когда становилось холодно, то закутывался в теплый плед.
Постепенно, пока они летели над Антлантикой гонимые пассатами, запах скунса выветривался. Когда «Белладонна» достигла берегов Англии, все согласились с тем, что Ланселот пахнет нормально.
Дети стали более взволнованными, когда воздушный шар приближался к их дому. Близнецы часами всматривались в знакомые пейзажи через подзорные трубы. Эмма бешено работала над дневником, зарисовывая, раскрашивая и записывая их последние приключения. Наконец они увидели свой дом. Прошло ровно 365 дней с тех пор, как они расстались с ним. Конрад, глядя в подзорную трубу, громко крикнул. - Что это на земле за… штуковина… на газоне? – кричал он.
Ланселот бросился смотреть на странную штуковину и издал громкий радостный возглас.
- Постойте-ка, это же летательная машина Персиваля, - повеселел он. – Погодите, я кое-что сохранил.
Он спустился вниз и вновь появился с огромной ракетой. - Осталась одна после нашего приключения с волками, - объяснил он, поджигая фитиль. Ракета взмыла в небо и взорвалась с чудовищным шумом, осыпая округу разноцветными звёздочками. Дети смотрели, как миссис Доллибатт выбежала на газон, сопровождаемая высокой худой фигурой, одетой в костюм летчика. Они оба махали им.
Огромная тень «Белладонны» упала на газон. Был сброшен якорь, спущена лестница, а затем спустился Ланселот с детьми. Миссис Доллибатт обняла и поцеловала их всех, плача и смеясь от восторга, что они вернулись живыми и здоровыми. - Что ж, Персиваль, - Ланселот хрипло поприветствовал высокую фигуру, - мы, наконец, нашли тебя, в конце концов. Веселые песни и танцы вели нас к тебе. - Мы отправились спасать вас… Ланселот сказал, что вы, наверное, потерялись… Вы исчезли на два года, - галдели дети, сильно взволнованные тем, что они вновь дома, что они видят свою маму и наконец-то встретили Персиваля.
- Исчез? Потерялся? О чём вы говорите? – с недоумением спросил Персиваль. – Это действительно предел, Ланселот. Я слал тебе множество писем, в которых рассказывал о том, чем я занимаюсь. - Ну, ты же знаешь, что я никогда не открываю почтовый ящик на тот случай, если там находятся счета или плохие новости, - ответил Ланселот. - Ланселот, ты невозможен, - фыркнул Персиваль, а его голос был так похож на голос брата, что все взорвались смехом.
- Ну, все закончилось благополучно, - сказал Ланселот, подмигивая детям, -Я не думаю, что наше путешествие было пустой тратой времени, правда? - О, нет, это было просто великолепно, – заверил его Конрад.
- Безусловно, - согласился Иван.
- Это была самая фантастическая вещь, которая когда-либо случалась со мной, - сказала Эмма, целуя Ланселота в обе щеки. - Миллион раз спасибо.
Они принесли большой глобус из каюты «Белладонны» в их дом, так что за чашкой роскошного чая миссис Доллибатт они могли точно показать ей, где именно они были и кого видели. Они выставили все свои сувениры и показали дневник. - Конечно же, мы очень многое пропустили, - глубокомысленно пробормотал Ланселот, вращая глобус. - Индию, например. Я думаю, это потому, что мы пытались увидеть слишком много. Но в следующий раз…
- Следующий раз? – подхватили дети. – Значит будет следующий раз?
- Конечно, - сказал Ланселот, - но в следующий раз, я полагаю, мы просто отправимся в одну страну и исследуем ее как следует. Что думаете? - Чудесно! – закричали они хором. Когда чайные принадлежности были убраны, они собрались вокруг камина и начали строить планы с помощью глобуса.
Перед самым сном Эмма отвела Ланселота в сад и взяла его за руку. - Ты придумал исчезновение Персиваля только для того, чтобы мы смогли отправиться в это фантастическое путешествие, верно? – прошептала она, обнимая его. – Ты ужасный старикашка. - Разве? – невинно спросил Ланселот, но его глаза, казалось, сияли так ярко, как и звёзды над ними.
 
2765. Валацуга



Sat 10.Dec.2016 23:05:47
Глава 7. Новое направление и опасности
Иван первым заметил опасность, потому что он был на веранде и наблюдал за проплывающим пейзажем, в то время как другие находились внизу. Ланселот выпекал хлеб, Конрад кормил пауков, а Эмма работала над страничкой дневника, посвященной бизонам. Вдруг они услышали испуганный крик Ивана:
- Ланселот! Ланселот! Быстрее ко мне! – кричал он. – Там огромная… штука… которая собирается врезаться в нас!
Они выбежали на веранду, и жуткая картина надвигающейся угрозы предстала перед их глазами. На расстоянии около половины мили был огромный, черный столб земли. Он был примерно от шестисот до тысячи футов высотой, кружился и волнообразно надвигался на них словно змея. Они смотрели, как он извивался и корчился по пути к ним, как он вырывал деревья и кустарники, срывал крыши с сараев и домов, затягивая их внутрь своего кружащегося грязевого столба.
- Боже мой! - воскликнул Ланселот. – Это смерч. Местные жители называют его торнадо. Если мы попадем в него, то ощутим всю его силу.
Сказав это, он бросился в комнату управления, развернул «Белладонну» и поставил на полную скорость. Ничего не оставалось, как стоять на веранде и наблюдать. С наполненными ужаса глазами они смотрели на кружащуюся угрозу надвигавшуюся все ближе и ближе. Вскоре они услышали шум, который издавал смерч. Это был свист ветра, вместе с грохотом, резким треском, одновременно напоминавшим храп, шипение, полоскание горла и чистку зубов. Это был настолько ужасный звук, что их кровь застыла в жилах.
- Ланселот, - сказала Эмма с дрожью в голосе, поскольку она была очень напугана. – Мы действительно столкнемся?
- Я не знаю, я просто не знаю, - сказал Ланселот. – Я боюсь, что это неизбежно. Больше ничего не остается, как молиться о том, чтобы произошло чудо.
А потом, как будто в ответ на молитву Ланселота, действительно произошло чудо. Торнадо уже был в пятидесяти футах от «Белладонны». Кружащийся столб земли создавал такой поток ветер, что он снес «Белладонну» с ее пути. Он рычал и шипел, когда проходил мимо них, осыпая веранду камнями, землей, ветками, листьями, мертвой рыбешкой, живыми лягушками, одной водяной черепахой и двумя птичьими гнездами с яйцами в них.
Ветер был настолько свиреп, что веранда начала сильно качаться, а они все упали, спутавшись в одну кучу. Иван случайно ударил ногой Конрада по лицу, поставив ему фингал. Эмма с силой была отброшена на большой живот Ланселота, прилипнув к нему так, что тот лежал, задыхаясь, как огромная волосатая рыба. Пока они так лежали, торнадо прошел мимо них, свистя и кружась на своем разрушительном пути.
- Ох, ох, - громко простонал Ланселот, - моя бедная голова и мой бедный живот. Я уверен, что я умру. Я не уверен, я еще не умер.
Он продолжал в том же духе, и ничего не могло его успокоить, пока Эмма не приложила бутылку с горячей водой к его животу.
Дети начали наводить порядок. Они убирали веранду, оставив некоторые ветки, листья, камни и два птичьих гнезда на память. Они скормили мертвую рыбу электрическим угрям, которые сразу же в знак благодарности начали производить больше вольт электричества. Они летели низко над озером, чтобы вернуть благодарную водную черепаху и лягушек в их водные дома.
На следующее утро, Эмма поднялась первой и, поставив чайник, вышла на веранду. Здесь ее изумленный взгляд увидел невероятное зрелище:
- Господи! – ахнула она. – Идите и посмотрите на это.
- Боже мой! – воскликнул Ланселот, выйдя на веранду. – Держу пари, это мигрируют бабочки-монархи.
Вся веранда, рулевая рубка и шелковые канаты, которые крепили бамбуковый дом к воздушному шару, были покрыты тысячами тысяч больших бабочек. Они постоянно взмахивали своими их оранжевыми, красными и черными крыльями, издавая нежный, шуршащий звук.
- Да, на зимовку в Мексику, - сказала Бабочка, усаживаясь на нос Ланселота. – Вы идете в нашем направлении?
- Нет, если ты собираешься щекотать мой нос, - твердо сказал Ланселот.
- Извините, - сказала бабочка и перелетела на голову Эммы.
- Откуда вы летите, - спросила Эмма.
- Из Канады, - ответила Бабочка.
- Боже мой, это долгий путь, - воскликнул Ланселот. – Вы будете рады отдохнуть. В какую часть Мексики вы направляетесь?
- Там есть особая долина, к которой мы летим, - мечтательно сказала Бабочка. – Такая красивая, с прекрасными соснами.
- Красивая, красивая, красивая, - пропели все монархи.
- Мы висим на стволах деревьев и спим, - сказала Бабочка. – Потом, когда восходит солнце, мы пьем из маленькой красивой речки.
- Красивой, красивой, красивой, - ликовали все насекомые, раскрывая и закрывая свои крылья, словно живой гобелен.
- А потом мы снова отправляемся спать, - сказала Бабочка, - пока не закончится зима, и не вернется лето. Вот тогда мы летим обратно в Канаду.
- Хорошо, если вы знаете дорогу к своей долине, мы можем подвезти вас по пути на Амазонку, - сказал Ланселот.
- Спасибо, спасибо, - сказали все монархи своими нежными, трепетными, серебристыми голосами.
- Перелет из Канады в Мексику ужасно долгий и опасный? – спросила Эмма. – Почему вы так поступаете?
- Не спрашивай меня, - сказала Бабочка, деликатно потягивая из блюдца мед, который предложила Эмма. – Мы подражаем нашим родителям.
- Это, наверное, очень любопытно быть бабочкой, - сказала Эмма.
- Не больше чем быть человеком, - подметила Бабочка. – Вы также проходите через различные стадии развития, как и мы.
- Что ты имеешь в виду? - спросила она.
- Смотри, - сказала Бабочка. – Первая стадия у нас – это уютное зеленое яйцо. Все краски и звуки окружающего мира тусклы. Ты просто ешь вкусный желток в яйце и растешь. Когда, наконец, ты решишь, что пришло время, то прогрызаешь себе выход в оболочке, и запахи удушают тебя. Цвета ослепляют, а звуки оглушают оглушают.
- Я думаю, что то же чувствует и ребенок человека, - сказала Эмма. – Безопасно внутри своей матери в одно время, а затем снаружи появляется новый мир цветов, запахов и звуков. Это, наверное, очень страшно.
- Да, - сказала бабочка, делая еще один глоток меда. – Но вы скоро привыкаете к этому. И вы едите и растете до тех пор, пока в один прекрасный день, вас посетит странное чувство. Как будто вы стали недовольны своей кожей и хотите выйти из нее. Вы находите подходящее место и подвешиваете себя за хвост, - продолжила она. – Затем вы ощущаете в себе изменения и превращаетесь в кого-то другого. Ваша кожа сходит, и вы становитесь красивой куколкой. Это скорее вновь напоминает стадию яйца. Вы чувствуете в себе медленные измененным, пока в один прекрасный день вы не поймете, что пришло время выбираться наружу. Вы делаете несколько мощных изгибаний, куколка раскрывается вдоль спины, и вы выходите, превращенные из гусеницы в бабочку. Конечно, внутри куколки, ваши крылья были сложены, как… как… - запнулась Бабочка.
- Как гармошки, - предложил Конрад.
- Да, - согласилась бабочка. – Твои крылья очень мягкие и мятые, поэтому вы должны качать кровь в венах, чтобы увеличить их, а потом высушить на солнце, пока они не затвердеют. Затем наступает самый волнующий момент всего – первого полета, танца на ветру, чтобы найти свой первый вкусный глоток нектара.
- Это звучит удивительно, - сказала Эмма.
- Да, да, - мечтательно сказала Бабочка. – Вы найдете супругу, она отложит яйца и все это повторится вновь. После этого вы будете готовы для отдыха в Мексике. Прекрасно.
- Послушай, Бабочка, - гаркнул Ланселот. – Я думаю, что мы приблизились к вашей долине.
Дети увидели, что «Белладонна» плывет через большие облака из бабочек, движущихся в одном направлении. Воздух был наполнен серебристыми, приветствующими друг друга, обменивающимися новостями и сплетнями, голосами. Насекомые из Канады смешались с насекомыми из разных уголков Соединенных Штатов. Постепенно «Белладонна» опускалась через облака из монархов и, наконец, приземлилась в долине. Она была точно такой же, какой ее описывала Бабочка - с сосновым лесом со всех сторон и речушкой, протекающей посередине.
Они ходили среди деревьев и удивлялись тому, что видели. Каждая ветка и каждый ствол дерева были покрыты немыслимым количеством бабочек, некоторые спали, другие медленно открывали и закрывали свои крылья и болтали друг с другом. Другие летали сверкающей вереницей, чтобы попить в небольшом потоке.
Эмма и близнецы чувствовали, что они были в царстве бабочек, ибо везде, куда ни глянь, были монархи. Постоянный, кружащийся поток все еще летел с севера. Эти миллионы крыльев создавали мягкие, шелестящие звуки, как будто кто-то вращал над собой кусок шелка, а миллион серебристых голосов звучал как колокольчики зимней ночью. Все это было так прекрасно, что они весьма неохотно поволоклись обратно.
Наконец, они вернулись на «Белладонну», где они ели прекрасное мексиканское блюдо, приготовленное Ланселотом. Оно состояло из черных бобов, сладкого зеленого перца, курицы, турецкого гороха и томатов. Потом они свалились на кровати и крепко заснули.
Дети никогда не забудут как несколько дней спустя они впервые увидели могучую Амазонку. Они узнали о том, что приближались к ней задолго до того, как заметили землю, потому что они увидели огромную, извивающуюся коричневую струю, посреди голубого океана. Ланселот объяснил, что эта струя состоит из пресной воды и грязи, собранных великой рекой, и обрушенных в океан.
Когда они полетели дальше, Эмма заметила огромный ствол дерева в воде. На нем, свернувшись кольцом, лежал огромный удав - самая большая змея, которую она когда-
либо видела в своей жизни.
- Бедняга, он в безвыходном положении, - сказал Ланселот. – Давайте, мы должны его спасти.
Он опустил «Белладонну» ниже и перебросил шелковую лестницу через борт. Громко шипя и извиваясь, змея ползла по ступенькам лестницы. Ланселот и Иван затащили ее на веранду.
- Это новая игра со змеями и лестницами, - хихикнул Ланселот, пытаясь успокоить Конрада, который был немного нервным, вспоминая свое приключение с плюющей коброй.
- Как ты себя чувствуешь, старина? – спросил он
- Сейчас намного лучше, спасибо, - прошипел в ответ Удав. – Я очень благодарен вам за мое спасение.
- Как ты попал в такую передрягу? – спросила Эмма.
- Шторм вырвал мое дерево и бросил в воду, и я оказался, словно на необитаемом острове, - объяснил Удав. – Я должен был сбросить свою кожу и в это время ничего не видел, потому что отошла чешуя над моими глазами. Поэтому я просто цеплялся за свою жизнь. Соленая вода попадала мне в нос, но хуже всего то, что я не мог сбросить свою кожу. Поэтому, если это удобно, и вы не против, я, пожалуй, поменяю ее сейчас.
- Безусловно, - сказал Ланселот. – Давай, мы не против.
- Вы очень добры, - сказал Удав. – Я начну.
Они завороженно смотрели на то, как он извивался на веранде. За очень короткое время он полностью вывернулся из своей кожи, оставив ее лежать на палубе, словно свою собственную тень.
- Ах, так гораздо лучше, - сказал он, поудобнее свернувшись в кольцо.
- Словно вывернулся наизнанку, как будто кто-то снял носок, - сказал Иван, внимательнее рассмотрев выползок.
- Это прозрачнее, чем калька, - добавил Конрад. – Взгляните, можно рассмотреть каждую чешуйку, даже те, что покрывали глаза.
- Мило, - сказала Эмма. – Это нечто среднее между пергаментом и кружевами. Я хотела бы взять себе эту кожу.
- Что, мою старую кожу? – удивленно спросил Удав. – Ты ее хочешь взять?
- Да, пожалуйста, - сказала Эмма. – Она прекрасна, спасибо большое.
Когда «Белладонна» вновь поднялась в небо, Удав отправился спать, неподвижно свернувшись в кольцо, пока его новая кожа сохла на солнце.
- У него нет век, только чешуя над каждым глазом, - шептал Иван, когда они стояли и смотрели на него.
- Он спит с открытыми глазами, - изумленно сказала Эмма.
Они ушли на цыпочках прочь, и оставили удава отдыхать.
Когда Удав проснулся, Ланселот приготовил великолепное южноамериканское блюдо под названием пучеро. Это было скорее похоже на ирландское рагу с массой продуктов в нем.
Удав присоединился к их обеду, но он съел только дюжину сырых яиц, которые он считал деликатесом. Потом все они стояли вокруг перил, глядя на реку внизу, горячую от солнца, чувствуя себя сытыми и расслабленными. Эмма откинула голову на кольца Удава. Он был удобным, как подушка.
В вершинах высоких деревьев, которые выстроились вдоль берега реки, они могли увидеть колибри, перепархивающих с цветка на цветок. Они сверкали и блестели на солнце. Туканы с большими желтыми клювами, как носы, которые носят в цирке клоуны, перелетали с дерева на дерево, кормясь фруктами.
- Скажи мне, - спросил у Удава Эмма, - есть кое-что, что я всегда хотела узнать. Как змеи ухитряются передвигаться по земле?
- Потому, что мы ходим на ребрах, конечно же, - с изумлением сказал Удав. – Я думал, что все это знают. Если ты ляжешь неподвижно, и я буду ползать по тебе, то ты сможешь почувствовать, как это действует.
Эмма легла на спину, а Удав медленно тянулся по ее телу. Она чувствовала все его ребра, передвигавшиеся под его кожей, как маленькие ножки. Это был очень любопытный опыт. Складывалось ощущение, что это гигантская гусеница ходила по телу.
- Ты, наверное, очень сильный, - сказал Конрад, который с интересом наблюдал за Удавом.
- Очень, - согласился Удав. – На самом деле, мое тело – это одна огромная мышца.
- Можешь ли ты показать нам, насколько ты силен? – спросил Иван.
- Хорошо, если вы хотите, я вас немного сжать, - сказал Удав. – Если вы станете вместе.
Дети и Ланселот стали спиной к спине. Удав, обмотался вокруг них, как огромное ожерелье и начал сжимать. Через очень короткое время они стали задыхаться и просить о пощаде.
- Хватит, достаточного этого, - задыхался Ланселот, потирая помятое ребро. – Я пойду на полетную палубу. Вы можете остаться здесь и наслаждаться пейзажами.
Вскоре Ланселот опустил «Белладонну» ниже, следуя по руслу огромной реки кофейного цвета, которая вилась и сверкала сквозь великолепный, густой тропический лес. Лес был похож на море листвы, усыпанный, словно звездами, массой разноцветных цветов и фруктов. Воздух был горячим и влажным, поэтому он чувствовали себя как в теплице.
Вдруг Ланселот выглянул из кабины на полетной палубе:
- У тебя есть какое-нибудь особое место, где бы ты хотел выйти? – спросил он Удава.
- Нет, можно в любом месте, - ответила змея.
- Хорошо, я собираюсь высадить моих электрических угрей и пауков на следующем повороте реки, - сказал Ланселот. – У них было тяжелое путешествие. Как ты знаешь, нас немного поколотил торнадо, - объяснил он. – Поэтому я думаю, что должен набрать новую команду. Следующий поворот реки тебя устроит?
- Вполне, - сказал Удав. – Вы очень добры.
Удав выглянул через перила веранды, очарованный видом вокруг.
- Я понятия не имел, что змеи похожи на реки, если смотреть на них с высоты, - сказал он. – Я польщен.
- Почему польщен? – спросила Эмма.
- Ну, знаете, - сказал Удав с глубоким вздохом, – нас змей не очень любят люди.
- Ну, я не знаю… - начала его успокаивать Эмма.
- Нет, нет, это действительно так, - сказал Удав прерывистым голосом. – Многие люди называют нас слизкими, но мы не такие. Смотрите сами!
Эмма аккуратно погладила его кожу.
- Нет, - сказала она. – Твоя кожа на ощупь на удивление гладкая.
- Вот видите, - сказал Удав. – Это чушь. Люди говорят, что мы все ядовиты. Это тоже чушь. Всего лишь несколько змей, и то, они используют свой яд для защиты себя или своих детенышей.
Дети молчали. Они знали, что это правда.
- Знаете ли, - продолжал Удав, - что индейские племена в бассейне Амазонки держат удавов в качестве сотрудников по борьбе с грызунами и разрешают им жить в своих домах?
- В качестве сотрудников? – спросил Конрад. – Что ты имеешь в виду?
- Они разрешают нам жить в их домах на верхних балках, - объяснил Удав. – Мы ловим всех крыс и мышей, которые питаются их продуктовыми запасами.
- Какая умная идея, - сказал Иван.
Пока они разговаривали, «Белладонна» спустилась вниз и, наконец, села на изогнутом берегу реки, где новая бригада пауков была набрана на берегу, а новая рабочая сила электрических угрей была обнаружена на мелководье.
- Было большим удовольствием встретить вас, - сказал Удав. – Куда вы собираетесь дальше?
- Я надеюсь, что мы сможем повстречать ягуара или тапира, - сказал Ланселот.
- Ну, если я увижу кого-либо из них, я скажу им, чтобы они высматривали вас, - сказал Удав. – Спасибо еще раз за мое спасение. До свидания.
Они попрощались с дружелюбным Удавом, и он заизвивался на отмели по дороге в лес.
- Он славный, - сказал Конрад, наблюдая, как джунгли поглощали гигантскую змею. После всего пережитого я отношусь к ним очень хорошо.
Дети попрощались с сопровождавшими их электрическими угрями и паучьей командой и поблагодарили их за большую помощь. Затем они убедились, что новые пауки и угри с удобством обустроились в своих домах.
На следующее утро, в то время, когда они завтракали на веранде, Иван осматривал лес через одну из подзорных труб. Вскоре он издал возбужденный крик:
- Смотрите, смотрите быстрее! – воскликнул он. – Это ягуар. Там, крадется по ветке того большого дерева. Я думаю, что он кого-то преследует.
Дети бросились к перилам, чтобы посмотреть. Они наблюдали за ягуаром, пылавшего на солнце золотым и черным цветами. Он медленно полз по ветке, устремив глаза в одну точку. Дети проследовали за его взглядом и увидели, кого он выслеживает – большого, жирного, коричневого тапира с головой, как у лошади и коротким хоботом как у слона. Он мирно ощипывал листья и жевал их, совершенно не подозревая об опасности, которая приближалась все ближе и ближе, и уже была в двадцати футах над его головой.
- Мне кажется, что мы должны предупредить его, - с тревогой сказала Эмма.
- Не стоит беспокоиться, - успокоил ее Ланселот. – У тапиров есть особый способ борьбы с ягуарами.
Затаив дыхание, они наблюдали, как большая кошка запрыгнула на спину тапира. Она вцепила свои когти в толстую кожу тапира. Тапир удивленно хрюкнул, затем бросился через лес, словно скорый поезд.
Потом они увидели то, что имел в виду Ланселот. Тапир побежал в самые колючие кусты и наиболее спутанные заросли, которые он смог найти. Ягуар кололся, царапался и ударялся головой. Но все еще цеплялся за спину тапира, огрызаясь, всякий раз, когда растения причиняли ему боль.
Понимая, что таким способом он не сможет избавиться от своего врага, тапир вдруг выскочил из подлеска и погрузился в реку до того, как ягуар понял что происходит. С огромным всплеском они оба исчезли под водой.
Из верхушек деревьев раздался долгий одобрительный гул – стая рыжих обезьян-ревунов явно наслаждалась зрелищем.
Мокрая и перепачканная голова огромной кошки показалась над поверхностью реки. Она ловила воздух и плевалась, откашливая воду, выплывая к берегу. Обезьяны-ревуны ободряли тапира, в то время как ягуар выполз на берег и поплелся в лес.
Ланселот подозвал обезьян-ревунов.
- Я рад, что мы нашли вас так быстро. Нам сказали, что мой брат Персиваль приходил к вам в гости. Он все еще здесь?
- Может быть, - хитро ответила Обезьяна. – Но мне трудно это вспоминать, пока мой желудок пуст.
- Это поможет вашей памяти? – спросила Эмма, доставая большую коробку испеченного фруктово-орехового печенья.
Обезьяны собрались вокруг, чтобы попробовать это новое лакомство. Печенье имело успех, что доказали несколько постыдных драк среди молодых обезьян.
- Ну и ну, отлично, - сказала Обезьяна с полным ртом печенья. – На каких деревьях они растут?
- Вы и сами сделаете их, - объяснила Эмма, - из теста.
- Что вы говорите, из цветов? – сказала Обезьяна. – Кто бы мог подумать? Я думала, цветы нужны только для аромата.
Эмма отказалась от попыток объяснений как делают печенье.
- Что насчет Персиваля? – нетерпеливо настаивал Ланселот.
- Он приходил, чтобы увидеть нас и задать много вопросов, - ответила Обезьяна, кладя следующее печенье себе в рот. – Но он был около месяца назад.
- Куда он отправился? – промычал сквозь зубы Ланселот.
- Он отправился изучать морских слонов в Патагонию. Теперь вы собираетесь к Скальному Петушку? – спросила Обезьяна, доедая последнее печенье, когда он развернулся, чтобы уйти.
- Нет, - сказала Эмма. – Мы не были приглашены.
- Вы не ждите приглашения, - беззаботно сказала Обезьяна. – Вы просто идите. Они думают, что они самые красивые птицы в Южной Америке и любят публику. Идите за мной.
Обезьяны-ревуны, размахивая своими хвостами, продолжили свой путь, двигаясь как акробаты, через кроны деревьев, в то время как Ланселот и дети шли, спотыкаясь, за ними в густом тропическом лесу. В конце концов, они пришли к гладкой скале, окруженной низкими кустарниками. Это было удивительное зрелище. Кустарники были наполнены птицами, похожими на голубей. Самки были коричневого цвета, а самцы были ярко-оранжевые, с черными крыльями и изогнутыми гребнями, похожими на римские шлемы. Во время наблюдения дети заметили одного самца, летящего вниз из кустов на плоскую скалу. Он начал танцевать. Он захлопал крыльями, поднял гребень и кружился вокруг каменного танцевального зала. Самки пристально наблюдали за танцем и обсуждали его:
- Он очень хорош, - сказала одна курочка, - но я должна признаться, что предпочитаю того, который сделал удивительное сальто назад.
- Да, - вздохнула другая курочка, - его оперение богаче цветом, но я думаю, что и в этом определенно что-то есть.
Петушок, закончив свой танец, взлетел на куст, чтобы позволить другому петушку занять место на танцполе.
- Я думаю, что я просто пойду и поговорю с ним, - сказала одна из курочек. – Он может хорошо танцевать, но будет ли он хорошим отцом?
Она слетела, присоединилась к петушку и начала задавать ему вопросы о его гусенично-охотничьих способностях.
- Эта специальная танцевальная площадка называется лек, - пояснил Ланселот. – Здесь самцы демонстрируют свое оперение и силу. Самка выбирает того, кто больше впечатлит ее. Потом они уходят, создают дом, откладывают яйца и растят птенцов.
- Это как встреча людей на дискотеке, - сказала Эмма.
Они остались до окончания танцев, а затем, собрав несколько упавших перьев, вернулись к «Белладонне».
- Следующая остановка – Патагония! – воскликнул Ланселот, когда они подняли якорь. Он был в нетерпении и хотел начать полет немедленно, когда знал, что Персиваль недалеко. Обезьяны пели им шумную прощальную песню, которая громко разносилась по тропическому лесу.
 
2764. Валацуга



Sat 10.Dec.2016 11:31:16
Глава 6. Вдали от проторенных троп
Несколькими днями позже, «Белладонна» бросила якорь у берега красивого озера в Северной Америке. Синяя вода была настолько тиха, что в ней отчетливо отражались высокие сосны. Близнецы забавлялись над собой, стоя на голове, и смотря на отражение в воде.
Все было замечательно, но Эмма была обеспокоена. Ланселот снова пропал. Когда все поднялись на завтрак, то не обнаружили его. Он, наверное, запомнил, как все волновались, когда он пропал в Австралии, потому что в этот раз он оставил письмо. Там было написано: «Проснулся пораньше и пошел искать лося. Пойду по берегу озера на восток. Вернусь к завтраку – приготовьте, пожалуйста, три яйца. С любовью, Ланселот».
Единственная проблема была в том, что уже настало время обеда, и не было ни одной весточки от него. Что-то обязательно должно было случиться.
- Мы должны организовать спасательный отряд, - объявила Эмма близнецам. – Вы соберете рюкзак, а я напишу записку, которую оставлю здесь. В ней  я напишу, куда мы пойдем, на всякий случай, если он вернется.
Конрад и Иван сложили спасательные принадлежности в рюкзак. В этот раз, вместо солевых таблеток они положили фляжку горячего кофе.
- Вот дорога на восток, - заявил Иван, смотря на компас на своем ноже. – Пойдем, нет времени ждать.
Они шли вдоль края озера, останавливаясь через каждые несколько минут, чтобы позвать Ланселота. Они внимательно вслушивались, но ничего не слышали в ответ, кроме эха собственных голосов.
- Где он может быть? – Эмма была в отчаянии, она была готова заплакать.
- Лоси большую часть времени пасутся в озерах и реках, - рассуждал Конрад. – Поэтому мы его найдем, если будем продолжать наш поиск тем же методом.
- Я просто надеюсь, что он не пострадал, - всхлипнула Эмма, вытирая глаза.
- Никто не может навредить Ланселоту, - сказал Конрад.
- Никто не посмеет, - добавил Иван, и Эмма слабо улыбнулась.
Через несколько минут Иван вдруг остановился.
- Тихо! – сказал он. – Мне показалось, что я что-то слышал.
Они напрягли уши, но ничего не слышали.
- Давайте все вместе крикнем, - предложила Эмма.
- ЛАНСЕЛОТ! ЛАНСЕЛОТ! – прокричали они, а затем замерли.
Откуда-то впереди послышался слабый крик:
- Помогите, помогите! Я здесь!
Они побежали вперед. Ланселот лежал под огромным деревом, придавленный его ветвями.
- Слава Богу, вы пришли, - выдохнул Ланселот. – Я думал, что я пробуду здесь весь день. Я пытался подняться по склону и схватился за ветки этого дерева, чтобы помочь себе. Его корни, должно быть, слабо держались, и это глупое дерево упало на меня.
- Ты ничего не повредил? – спросила Эмма.
- Нет, я в порядке, просто застрял, - ответил Ланселот.
Дети потянули дерево, но им никак не удавалось сдвинуть его.
- Это все, что мы можем сделать? – спросил Иван.
Ланселот на мгновение задумался, а затем сказал:
- Чуть дальше у озера есть бобровое жилище. Я его нашел раньше. Бегите и приведите бобра, чтобы он помог мне.
Близнецы ушли и вскоре наткнулись на большого, тучного, коричневого бобра, деловито подтачивающего небольшую сосну.
- Простите, - сказал Иван, - мы попали в беду и нам нужна ваша помощь.
- Сейчас я очень занят, - ответил Бобр с лихорадочным блеском в глазах. – Ремонтные работы на плотине.
- Пожалуйста, - взмолился Конрад. – Наш дедушка в ловушке под деревом и нам нужна ваша помощь, чтобы вытащить его.
- А, авария! Это другое дело, - ответил Бобр. – Просто покажите дорогу, и мы доберемся до него в мгновение ока.
Через несколько минут Бобр осматривал дерево, упавшее на Ланселота.
- Дайте-ка подумать. Если я просто подгрызу здесь и здесь, - размышлял он, делая отметки на коре своими большими, остроконечными зубами, - это позволит сделать умный трюк. Будет готово через пятнадцать минут.
- Но этот ствол толщиной полтора фута, - ахнул Иван.
Бобр приступил к работе. Щепки летели во все стороны. За очень короткое время раздался треск, и часть дерева скользнула вниз по склону. Ланселот был освобожден и совершенно здоров.
- Теперь, - объявил Бобр после того, как они отблагодарили его, - я должен идти. Но приходите и познакомьтесь с моей семьей, заодно увидите наш дом.
Бобровая плотина была огромным нагромождением из сплетенных ветвей. Она была шесть с половиной футов в высоту и двадцать футов в длину. Бобр сразу же приступил к своим ремонтным работам.
- Как вы думаете, почему бобры строят плотину? – спросил Ланселот.
- Для того, чтобы остановить поток воды и создать запруду, в которой бобры смогут жить? – предположил Иван.
- Да, конечно! – воскликнула Эмма. – И плотина защищает их дом от других животных.
- Хорошо, - сказал Ланселот, указывая вниз по течению, где плотина уменьшила поток воды до небольшой струйки. За плотиной большая площадь была занята водой. Дети увидели сооружение, возвышающееся в центре пруда, похожее на половину гигантского футбольного мяча, сделанного из прутьев сцепленных грязью.
- Это их дом, - пояснил он. – Он называется хаткой. Бобры живут в ней и хранят запас пищи. Они питаются корой.
- Запруда также должна помогать бобрам, - сказала Эмма, начав делать наброски бобровой хатки. - Они могут сохранять еду в безопасности от животных, которые не умеют так хорошо плавать, в отличие от их самих. Но как они забираются в хатку и выходят из нее?
- Там должен быть вход под водой, - догадался Иван.
Бобр притащили несколько новых бревен на плотину и струйка воды над верхней частью плотины остановилась. Он подплыл:
- Вода остановилась, - проворчал он, - так что я могу отдохнуть.
- Скажи, - сказала Эмма, - что ты будешь делать, если используешь все деревья поблизости? Что произойдет с твоей плотиной и поставкой еды?
- Мы строим каналы, - объяснил Бобр, удивленный тем, что Эмма не знала этого, - и деревья плывут вниз к запруде.
В этот момент детеныш бобра ударил плоским хвостом по поверхности воды, и раздался звук, похожий на выстрел.
- О, нет! Это знак тревоги. Он, наверное, увидел, что лось отправился за кувшинками. Он погружается под воду, вытягивая корни кувшинок, и взбаламучивает воду. А из-за этого мы не можем видеть под водой, - пожаловался Бобр с досадой.
- Мы пойдем и посмотрим, что же там происходит, - сказал Ланселот.
Они попрощались с бобрами, и пошли по краю запруды. Вскоре они пришли к месту, где запруда расширилась, превращаясь в настоящее небольшое озеро. Его поверхность была усыпана, словно звездами, красивыми белыми и желтыми кувшинками.
Недалеко от берега в воде происходило большое волнение, как будто в глубине охотилась рыба чудовищных размеров. Внезапно мутные воды озера вспенились и закипели. Из воды появилась голова самца лося, похожая на огромного морского монстра, со спутавшими его рога кувшинками.
- Ха! – фыркнул лось, глядя на них, выдувая воду из ноздрей, что заставило его огромный нос колебаться из стороны в сторону. – Добрый день. Кто вы?
- Путешественники, - дружелюбным тоном сказал Ланселот. – Мы только что были у бобров. Они расстроены из-за взбаламученной тобой грязи. Не мог бы ты пойти в другое место?
- Но это самое лучшее место. Я только что нашел кувшинки, - протестовал Лось. – Я пришел сюда первый раз за год, чтобы поесть их. Я знаю, что бобры суетятся из-за мути, но они не понимают, что корни кувшинок имеют очень важное значение для моего здоровья.
- Ты имеешь в виду лекарства или витамины? – спросила Эмма.
- Вот именно, - ответил Лось. – Корни кувшинок улучшают мои мышцы и делают мои рога больше.
- Я бы не подумал, что ты нуждаешься в больших рогах, - изумленно сказал Конрад.
- О, да, - сказал Лось. – Они нужны мне для борьбы с соперниками в брачный период, и для того, чтобы отгонять волков. Они являются одной из самых важных частей моего тела. Пожалуй, даже самой важной.
- Говоря о теле, - довольно легкомысленно сказал Конрад, - на кого ты похож? Мы можем видеть только твою голову!
- Вы хотите увидеть, как я выгляжу? – сказал Лось – Хорошо, покажу вам.
С мощным колебанием воды и брызгами, Лось поднялся на ноги. Он был огромным – высотой почти шесть с половиной футов!
- Что ты ешь, кроме кувшинок? – спросил Иван, немного повысив голос, так как Лось теперь казался таким высоким, что Иван подумал, что он мог его плохо слышать.
- О, листья, свежая кора, мох, боровики и другие грибы, - сказал Лось, тряся рогами так, что букеты из кувшинок отвалились.
- Должна сказать, что я восхищена твоими рогами! – сказала Эмма, которая не могла оторваться от них. – Если б только мы могли взять один рог с собой.
- Вы хотите один из моих рогов? – спросил Лось. – Без проблем. Мы, лоси, как и олени, сбрасываем рога каждый год, а затем у нас вырастают новые. За этим большим деревом лежит один из моих прошлогодних рогов. Вы можете взять его, если он вам так нравится.
С большим восторгом, дети побежали за дерево, на которое указал Лось. За ним они нашли большие, как половина двери, рога. Чтобы у нести их, им пришлось взяться за них всем.
- Ну, мы должны двигаться дальше, чтобы найти бизонов, - сказал Ланселот после того, как он сфотографировал Лося, а дети изо всех сил пытались унести рога. – Спасибо за рога.
- Не за что, - вежливо сказал Лось. – Они мне больше не нужны, их теперь жуют только дикобразы.
Затем Лось отвернулся и продолжил жевать.
Спустя два дня они безмятежно плыли над обширной прерией из волнистой травы. Когда они опустились ниже, они увидели, что там были сотни пятен голой земли, испещренные точками, которые напоминали миниатюрные вулканы.
- Что это на земле? – с любопытством спросила Эмма Ланселота.
- Это города луговых собачек, - ответил он. – Хорошие малые, эти луговые собачки. Мы опустимся и поговорим с ними.
Но когда они приземлились, и начали ходить среди холмиков то, там нигде не было ни одной луговой собачки.
- Как странно, - сказала Эмма. – Как вы думаете, они ушли?
- Возможно, это заброшенный город, - предположил Конрад. – Вы знаете, он похож на один из городов-призраков на Диком Западе.
- О, он не покинут, - сказал Ланселот. – Я предполагаю, что они увидели наше приближение и спрятались. Они, скорее всего, подумали, что «Белладонна» - это гигантский ястреб. Они боятся ястребов, поэтому, я предполагаю, они затаились в своих норах в целях безопасности.
Они присели возле норки.
- Эй! Где вы там, луговые собачки, - прокричал Ланселот. – Выходите наружу и поболтайте с нами. Мы совершенно безвредны и дружелюбны. Мы просто хотели поздороваться с вами.
Из глубины норы послышались шарканье и писк. Затем они услышали пронзительный голос:
- Кто вы и чего хотите? – спросил он.
- Мы просто дружелюбные путешественники, которые хотят поговорить с тобой, - прокричал Ланселот. – Выходи, не бойся.
- Рядом есть ястребы? – с подозрением спросил голос.
- Нет, вы в полной безопасности, - подхватили дети.
- Ладно, я могу выскочить на минутку, - сказал голос. – Только никаких фокусов. У меня очень острые зубы и ужасный нрав, когда я раздражен.
Послышалось шарканье ногами и царапание когтей, после чего из входа в нору внезапно выскочила луговая собачка.
- Что ж, - сказал он, сидя на своих задних лапах, - вы выглядите любопытно, и должен заметить, что достаточно дружелюбно.
- Какой огромный город там у вас, - сказал Иван, с удивлением наблюдая, как стали появляться сотни других луговых собачек.
- Да, он довольно большой, - согласилась Луговая Собачка. – Нас около тысячи живущих в двадцати пяти группах.
- Почему вы так боитесь ястребов? – спросил Конрад.
- Ну, нет, «бояться», пожалуй, не правильное слово, - слегка обиженно сказала Луговая Собачка. – Мы точно не боимся, нам просто они не нравятся. Мы можем достаточно легко уйти от других врагов, таких как койоты и гремучие змеи, но ястребы имеют неприятную привычку внезапно пикировать на нас, когда этого меньше всего ожидаешь. Мы должны быть наготове все время.
Они обсуждали другие привычки ястребов, когда Луговая Собачка вдруг напряглась и свирепо посмотрела на другую луговую собачку, которая прогуливалась рядом.
- Простите, я на минутку, - сказала Луговая Собачка. – Я должен пойти и привести в порядок этого парня.
Он перескочил через насыпь и догнал свою жертву, которая повернулась к нему лицом.
- Теперь смотри сюда, - сказал он. – Ты бы лучше убирался отсюда. Это не твоя территория. Ты знаете - тебе здесь не место.
Другая луговая собачка просто встала на свои задние лапы и стучала своими зубами.
- О, так вот чего ты хочешь, - рассердившись, сказала Луговая Собачка. В ответ она застучала своими зубами еще более свирепо, и внезапно набросилась на своего противника. В этот момент, оба животных стали одним катящимся меховым шаром, нанося друг другу удары, царапая и кусаясь. Они кружились и кружились в облаке пыли, в то время как все другие луговые собачки собрались, чтобы посмотреть.
- Давай! – взвизгивали они. – Откуси ему нос, дай ему в глаз…
- Обдери его хвост, дай по башке, отдави ему лапы!
Прежде, чем любое из предложений могло бы быть осуществлено, чужая луговая собачка решила, что с нее достаточно и убежала прочь. Она побежала изо всех сил и исчезла за горизонтом. Победившая луговая собачка вернулась окровавленная, но торжествующая.
- Это будет ему уроком, - сказала она, посмеиваясь. - Он не задержится здесь надолго, уверяю вас. Я сделаю из него фарш.
- Почему вы с ним дрались? – спросил Иван. - Он казался достаточно безобидным.
- Так уж и безобидный, - пискнула Луговая Собачка. – Он самозванец, который оценивал нашу территорию. Животные из других групп зачастую мечтают жить в нашем городе. Если дать ему уйти безнаказанно, то они придут сюда и займут половину наших нор. Нет, он был шпионом и хорошо, что я заметил его.
- Мне кажется, что ты очень ловко вычислил его, - сказала Эмма. – И очень смело дрался с ним.
В это время Конрад заметил большое облако пыли вдалеке.
- Что это? – спросил он.
- Бизоны, - ответила Луговая Собачка. – Я проклинаю их рога и шкуры. Они надвигаются на наши жилища. Понимаете, им нравится пыль. Она очищает их кожу и шерсть. Но вы только представьте, каково это, когда такое огромное животное, как бизон кататься по крыше вашего дома? Это как с землетрясение дважды в день. Туннели опадают, происходят обвалы грунта во всех комнатах, вы должны спасать своих детей, прежде чем они задохнутся. Это настоящий кошмар, - вздохнул он.
В этот момент они заметили большого ястреба, летящего низко и направляющего в сторону города.
Тотчас все луговые собачки начали лаять, издавая ужасающий гул, который внезапно прекратился, потому что все нырнули в свои норы. Там не было ни одной левой и в помине. В поле зрения не осталось ни одной луговой собачки.
- Пойдем, - сказал Ланселот. – Они не покажутся еще некоторое время. Давайте пойдем и поговорим с теми бизонами.
Им потребовался почти час времени, чтобы добраться до стада бизонов. Из-за вихря пыли, который они подняли вокруг себя, трудно было понять куда они идут. Пыль щипала их глаза и было трудно дышать.
- Это как ужасная песчаная буря в пустыне, - сказала Эмма, кашляя от пыли, которая попала ей в рот.
Но постепенно пыль осела, и они смогли увидеть вдали стадо бизонов. Оно выглядело, как огромный коричневый шерстяной ковер, брошенный на зеленую прерию. Когда они подошли ближе, дети могли слышать вокруг себя равномерный звук сотни пасущихся бизонов, щиплющих траву. Вожак был массивным животным, покрытым густой, курчавой шерстью. У него была внушительная борода, которой позавидовал бы даже Ланселот.
- И чего вы хотите? - сказал он глубоким, сонным голосом.
- Мы ищем нашего двоюродного дедушку Персиваля, - объяснил Конрад. – Он потерялся.
- Мы следуем за ним от Африки. Вначале в Австралию, а затем к Северному полюсу, - добавила Эмма.
- Белый медведь сказал нам, что он отправился на юг, чтобы изучить бизонов. Вы видели его? – спросил Ланселот.
- Да, действительно, - ответил Бизон. – Он пробыл здесь в течение недели, разговаривая с нами. Но я боюсь, что он ушел около девяти месяцев назад. Он сказал, что собирается на Амазонку, чтобы провести исследование обезьян – ревунов.
- О, нет! – застонал Ланселот. – Такими темпами мы никогда не найдем его.
- Чем он здесь занимался? – спросил Иван.
- Он писал историю о бизонах и хотел узнать, что произошло с нами на самом деле, - ответил Бизон.
- Можешь рассказать нам ее тоже? – спросила Эмма, доставая дневник.
- Могу, но я должен предупредить вас, что это очень печальная история, - ответил Бизон. – Хотя у нее и счастливый конец.
Дети и Ланселот присели, чтобы слушать.
- Когда-то, - начал Бизон, - в прериях нас было так много, что мы представляли собой огромный движущийся ковер из бизонов. Нас насчитывалось более десяти миллионов. Некоторые стада были настолько велики, что им надо было два дня, чтобы пройти через одно мнсто. Когда мы передвигались, то мы своими копытами протаптывали дороги, которыми впоследствии пользовались люди. Но сейчас осталось только пять тысяч бизонов.
В его больших карих глазах появились слезы, которые стекали по его щекам на его бороду. Эмма достала носовой платок и вытерла Бизону лицо.
- Всего пять тысяч! – ахнул Конрад. – Как это произошло?
Бизон посмотрел на них, и, поколебавшись, ответил:
- Одним словом – люди. Наша история – это ужасное предупреждение о том, что могут сделать люди. В начале, как вы знаете, на нас охотились индейцы, но их было не слишком много, поэтому это не имело большого значения. По крайней мере, мы были важны для них. Наши шкуры обеспечивали их одеждой и жилищами. Они ели наше мясо и даже делали повседневные вещи такие, как иголки из костей. Ни один бит наш кусочек не пропадал впустую. Это не так уж и плохо быть убитым, когда ты знаешь, что ты полезен, но, когда прибыли белые люди, все изменилось. Они начали строить огромные железные дороги через всю Америку. Они привезли с собой оружие. По крайней мере, с луками и стрелами индейцев у нас были  шансы спастись, но мы не могли спастись от огнестрельного оружия. Когда начали ходить поезда, белые люди организовали так называемые охотничьи отряды. Люди просто сидели в вагонах и стреляли в бизонов из окон. Но самым ужасным было то, что они даже не удосуживались забрать наши тела для пищи или снять шкуры. Они просто оставляли их там гнить.
Бизон громко всхлипнул, и еще одна слеза сбежала вниз по щеке. Эмма снова достала свой платок.
- Омерзительно, очень омерзительно, - сердито сказала она.
- Я где-то читал, что запах гниющего мяса был настолько сильным, что пассажирам приходилось держать окна вагонов закрытыми, - сказал Ланселот. - Запах был отвратительным.
- В конце концов, - сказал Бизон, - нас осталось всего лишь полтораста особей. К счастью, нашлись люди, которые поняли, что если что-нибудь не предпринять, то мы все исчезнем с лица земли. Они создали специальный заповедник для нашей защиты. Так постепенно наша численность увеличилась, но нас было так мало, что мы не знали – выживем мы или нет.
- Это жуткая история, - сказал Иван.
- Кровь стынет в жилах, - сказал Конрад.
- Я не удивляюсь, что это огорчает тебя, бедняга, - сказала Эмма. - Прости, что мы заставили тебя плакать.
- Я просто сентиментальный старый дурак, - сказал Бизон.
- Нет! – возмущенно сказала Эмма, снова вытирая глаза. - Если бы это была моя семья и мои предки, я бы наплакала целое ведро.
- Ну, сейчас все налаживается, - сказал Бизон. – Мы защищены, и больше никто не может охотиться на нас.
Бизон поднял голову и с гордостью посмотрел вокруг себя.
- Когда мы бежим все вместе, прерия все еще дрожит под грохотом наших копыт, - фыркнул он. Затем он встряхнул головой и ударил копытом, поднимая облако пыли.
- Ты не возражаешь, если я отрежу небольшой завиток бороды на память об этой встрече? – спросила Эмма, доставая ножницы из кармана.
- Вовсе нет, - сказал Бизон. – Действуй.
Эмма отрезала большое коричневое, мягкое колечко из бороды и положила его между страниц дневника.
- Мы должны идти дальше, - сказал Ланселот Бизону. – У нас впереди долгое путешествие через Мексику в Южную Америку в поисках моего брата-мошенника.
Он повернулся к детям:
- Попрощайтесь с бизонами и мы возвращаемся к «Белладонне».
Они попрощались и покинули стадо безмятежно пасущихся бизонов.
- Какая печальная история, - сказал Конрад, когда они шли обратно к «Белладонне».
- Люди сделали много ошибок в прошлом, - согласился Ланселот. – Но многие люди сейчас работают над тем, чтобы улучшить положение животных.
- Мы многое узнали в этом путешествии, - сказал Конрад. – И когда вернемся домой, мы непременно должны использовать эти знания, для помощи дикой природе.
- Конечно, - согласились остальные.
 
2763. Валацуга



Fri 09.Dec.2016 18:05:55
Лори, Красавчик Ронни, спасибо!

Здесь Сергей из Екатеринбурга сбил в черновой вариант часть главы «Натуралист в своих владениях». Предлагается оценить как примерно будет выглядеть «Натуралист-любитель».
Исключительно только как тестовый вариант. Замечания и предложения принимаются.
На страницах 27 и 28 есть недопереведенный текст (помечено красными вопросительными знаками)

Главу для ознакомления можно взять здесь https://yadi.sk/i/x5u9wMnK32jy39

Еще раз спасибо Лори и Сергею!
 
2762. Красавчик Ронни



Sun 04.Dec.2016 11:00:00
Саундтрек к сериалу (6 композиций):
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5320522
или
https://cloud.mail.ru/public/7ufP/kJsGNwiDR

Треклист:
1. Main Theme
2. The Rose Beetle Man
3. Caterpillars and Spiders
4. Spiro and the Scorpions
5. Sleep and Cypresses
6. Gerry and Roger

Об альбоме: Here it is, folks, in all its 1987 glory. I've included the whole 12" single – 6 tracks in all. The whistler, by the way, is Ken Barrie, better known as the voice of Postman Pat. The singer is Mary King of Operatunity, Musicality and Cardiff Singer of the Year fame. Wasn't it a lovely programme.
 
2761. Лори



Thu 01.Dec.2016 23:53:49
Валацуга, я склоняюсь к тому, что названия глав лучше переводить после самих глав. У слова diversion есть ещё значение "развлечение, забава". И как раз в этом значении оно обычно используется во множественном числе. Были там у героев какие-нибудь развлечения? About turn - видимо, так и есть: завершение кругосветки, и название "Возвращение", по моему, подходящее.
 
2760. Валацуга



Wed 30.Nov.2016 21:53:15
Лори, спасибо!

Начал вычитку последней главы "ФП". Чтобы не перебивать перевод Лори, постараюсь выложить все к концу следующей недели. Но тут у меня пару вопросов по названию глав 7 и 8.

7. Diversions and dangers
8. About turn!

7. Diversions - склоняюсь к "отклонению от маршрута". Но слово во множественном числе, да и серьезных отклонений от маршрута не было - монархов "отгружали" по пути. Использовать другие значения слова в применении к содержанию главы - не вижу возможности.

8. About turn. Похоже на армейскую команду "кругом". Я так понял, что ДД обыграл ее в смысле окончания кругосветного путешествия. Пока остановился на банальном названии - Возвращение.

Буду рад помощи. Спасибо!


 
2759. Красавчик Ронни



Mon 28.Nov.2016 11:41:35
Лори, лучше шлите текст на мыло Валацуге - так намного удобнее и понятнее. А за перевод спасибо.
 
2758. Лори



Sun 27.Nov.2016 19:08:26
Подписи к рисункам гл. 5

The Amateur Naturalist
05. Meadows and Hedgerows
Луга и живые изгороди


Подписи к рисункам

Стр. 41.
Принимающий солнечную ванну поневоле
Большинство цветов любит яркий солнечный свет, но смолёвка хлопушка не из их числа. Этот душистый цветок произрастает на лугах, обочинах дорог и в других поросших травой местах. В пасмурные дни или в тени его лепестки полностью открыты (как изображено справа). Однако на ярком свету они прижимаются к пузыревидному основанию цветка.

Успешное партнёрство
Шмель (изображённый на противоположной странице) с помощью антенн ищет нектар в цветке чертополоха и в обмен на это покрывается пыльцой. Обоим партнёрам это выгодно – чертополох обеспечивает шмеля пропитанием, а шмель перенесёт цветочную пыльцу на другие растения чертополоха, обеспечив, тем самым, перекрёстное опыление.

Стр. 42.
Соломинки и ложки для питья нектара
Ротовой аппарат различных насекомых приспособлен к потреблению нектара из разных цветков. Длинный полый хоботок бабочки в спокойном состоянии скручен в «рулончик» в нижней части головы, подобно часовой пружине. Когда бабочка питается, хоботок распрямляется, как соломинка (на рисунке слева), так что его обладательница может добывать нектар со дна глубоких трубчатых венчиков. В отличие от бабочки, пчела располагает более коротким членистым хоботком и пользуется им, по большей части как ложкой, лакая жидкость из менее глубоких цветков.

Модели полёта бабочек
Каждое семейство дневных бабочек имеет свою собственную характерную модель полёта, хотя она изменяется в зависимости от того, чем насекомое занято – ищет ли пищу или партнёра, или же место для откладки яиц. Ниже изображено три самых обычных образца. Делая собственные наблюдения, вы сможете внести дополнительные детали для отдельных видов.

Семейство бархатниц
Сатиры, цветочный глазок, бархатницы и сенницы летают по прямой линии, при этом то вспархивая вверх, то опускаясь вниз, как будто катаются на американских горках.
Семейство нимфалид
Протяжённые низкие перелёты по прямой линии выдают многоцветницу, перламутровок, адмирала, углокрыльниц, переливниц и дневной павлиний глаз.
Семейство белянок
Низкий петляющий или зигзагообразный полёт характеризует белянок, зорек, желтушек и лимонниц.

Стр. 43.
Коллекционирование бабочек
Бабочек и других летающих насекомых лучше всего ловить сачком, специально предназначенным для этой цели с тем, чтобы как можно меньше их повредить. Когда я только начинал собирать бабочек, я, бывало, носился по полям и склонам холмов до полного изнурения, покрываясь потом. Но вскоре я осознал, что это неправильный способ, поскольку большинство «тупоголовых» бабочек могли перехитрить меня. Ключ к успеху – в применении некоторых уловок и в осторожности. Намного лучше собирать коллекцию, отлавливая живых бабочек с тем, чтобы содержать их в неволе и получать от них потомство (см. стр. 278); затем одну особь можно взять для вашей постоянно пополняемой коллекции, а остальных выпустить в том месте, где вы поймали родителей. (Всегда следуйте кодексу коллекционера – см. стр. 320 – и никогда не изымайте из природы животное без необходимости.)

Типы сачков
Два основных типа сачков – круглый и в форме воздушного змея (треугольный); последний можно использовать без рукоятки. Мешок сачка должен быть выполнен из чёрной хлопчатобумажной сетки, но не из нейлона (который повреждает бабочкам крылья). Сачок-ножницы осторожно закрывают поверх отдыхающего насекомого.

Использование сачка
К бабочке, отдыхающей на цветке, подводите сачок медленно, следя за тем, чтобы на неё не упала ваша тень. Быстрый взмах сбоку (на рисунке справа) – и насекомое в сачке. В конце взмаха сделайте движение запястьем (рис. 1 вверху), чтобы сложить мешок сачка и перекрыть горловину (рис. 2 вверху), чтобы насекомое не могло ускользнуть. Ловить летящих бабочек сложнее; дайте им пролететь мимо, затем сделайте бросок вдогонку. Для ловли насекомых на жёсткой растительности лучше всего использовать более прочный сачок для «кошения» (см. стр. 198). Если вам попалось насекомое, вы должны решить, нужно ли оно вам; если нет – внимательно рассмотрите его и, как можно скорее, выпустите в том месте, где поймали.

Сачок-ножницы
Круглый сачок
Сачок в форме воздушного змея
Выдвижная рукоятка (её секции складываются для более лёгкой транспортировки)
Мягкая мелкоячеистая хлопчатобумажная сетка

Удаление бабочки из сачка
Подходящий переносной контейнер для живых насекомых можно изготовить из картонной трубки, вынутой из сердцевины рулона туалетной бумаги. Закройте отверстие с одной стороны плотной чёрной бумагой и держите наготове чёрный лоскут и резинку, чтобы закрыть другое отверстие. Поместите контейнер внутрь сачка, посадите бабочку через сетку на свой палец (см. рисунок слева), затем водворите её в контейнер. Если вы намереваетесь использовать насекомое для коллекции, поместите его в морилку, а затем мёртвое насекомое – в конверт (на рисунке слева).

Конверт для мёртвой особи.
Первое сложение
Второе сложение
Третье сложение

Выкуривание ночных бабочек
Мелкие ночные бабочки и другие насекомые днём прячутся глубоко в зарослях подроста. Чтобы выкурить их в подставленный сачок, можно использовать пчеловодческий дымарь или даже табачный дым, который нужно вдувать через трубку вниз.

Стр. 44.
Усики ночной бабочки
Усики дневной бабочки
Ночная бабочка на отдыхе
Дневная бабочка на отдыхе

Дневная или ночная бабочка?
Между дневными и ночными бабочками существует три основных различия. Во-первых, дневные бабочки летают днём, а ночные – в основном ночью, но это ненадёжный признак, поскольку некоторые «ночные» бабочки летают днём. Во-вторых, во время отдыха ночные бабочки расправляют крылья по бокам от тела, тогда как дневные складывают их вместе у себя за спиной, хотя, опять-таки, есть исключения. В-третьих, усики дневных бабочек длинные, тонкие и на концах булавовидно утолщённые, а у ночных – короткие и перистые.

Стр. 44-45.
Колоритные обитатели луга
На верхней фотографии противоположной страницы толстоголовка-тире зондирует хоботком цветок чертополоха. Эта небольшая бабочка живёт по всей южной Европе, но в Англии её ареал охватывает только область юго-восточного побережья. Отсюда английское название бабочки – «Essex skipper» (букв. «толстоголовка Эссекса»). На нижней левой фотографии запечатлена таволговая пестрянка, отдыхающая на полевом короставнике; её можно встретить летающей в дневное время. Яркая окраска (красный цвет у животных обычно бывает предупреждающим) сигнализирует птицам и другим потенциальным хищникам, что с её обладательницей лучше не связываться; если её побеспокоить, она способна выделить чрезвычайно противную на вкус жидкость. Две голубянки икар (на правой средней фотографии) спариваются на хохлатом подковнике; обычно они откладывают зеленоватые яйца на стальнике или лядвенце рогатом. На фото справа внизу пестроглазка галатея – представитель семейства Satyridae (куда относятся бархатницы и сенницы). Самка рассеивает свои яички по траве, летая над лугами и грубыми пастбищами.

Стр. 46
Привлечение и ловля ночных бабочек
Вы можете привлекать и ловить ночных бабочек разными методами, как показано ниже. Для получения наилучшего результата от световой ловушки расположите её как можно дальше от других источников света. Помните: никогда не надо собирать насекомых без особой необходимости.

С помощью лампы
Мощная электрическая лампа (150 вт и более) привлечёт множество ночных бабочек, которые залетят через воронку вниз в основание ловушки. Контейнеры для яиц, размещённые в ящике-основании, позволят ночным бабочкам отдыхать и прятаться, так что они не будут перелетать с места на место и повреждать друг друга.

С помощью простыни
Переносная электрическая лампа, направленная на белое полотнище, привлечёт ночных бабочек, которых вы легко соберёте в банку.

С помощью подслащивания
Выберите тёплый спокойный летний вечер. Вынесите на улицу деревянные планки и нанесите на них смесь патоки, ароматизатора «Груша» и спирта для привлечения и одурманивания ночных бабочек. Затем унесите планки в помещение.

Стр. 47
Природные садовники
Дождевые черви очень многочисленны. На каждом квадратном метре луга их может быть свыше 500, что означает, что на пастбище черви могут весить больше, чем пасущийся на нём скот.
Хвост
Щетинки
Сегменты (членики)
Поясок
Голова

Волоски на теле
На каждом членике тела дождевого червя 4 пары крошечных волосков (щетинок). С их помощью он может удивительно крепко заякореваться в своей норке.

Яйцевой кокон

Спаривание
Каждый червяк одновременно и самец, и самка. Они спариваются лёжа на поверхности земли, затем каждый откладывает яйцевой кокон.

Рытьё ходов
Черви обычно заглатывают почву по ходу своего продвижения, но кроме того есть и постоянная норка, которая может быть надёжно закупорена опавшим листочком, который червяк специально втаскивает в неё.

Стр. 49
Сообщество коровьей лепёшки
Вопреки нашему известному отношению к навозу, он представляет собой прекрасный источник пищи для мелких существ, таких, как мухи, жуки и черви. Жук навозничек и муха жёлтая навозница откладывают яйца в любую трещинку в коровьей лепёшке, а вылупившиеся личинки питаются навозом. Жук-навозник выкапывает нору под лепёшкой и размещает на её дне несколько шариков навоза. Затем в норку откладываются яйца, так что, когда личинки вылупятся, они хорошо защищены, и пища уже ожидает их.

Муха жёлтая навозница
Навозничек
Жук навозник

Стр. 48-49
Броня насекомых
Клоп древесный щитник Picromerus (фото напротив) – насекомое с широким плоским телом, по форме напоминающим щит, и такое же крепкое. Большинство древесных щитников растительноядны, и используют свои «доспехи» для защиты. Один из видов, а именно серый щитник, на самом деле охраняет своих отпрысков и становится между ними и любой опасностью – редкий пример заботы насекомого о потомстве.

Стр. 50
Старый луг
Для этой экспедиции мы выбрали старый луг в графстве Кембриджшир близ знаменитой Монксвудской экспериментальной станции. Был тёплый денёк с переменной облачностью; в такие дни луга пахнут восхитительно. Старая территория с волнистым рельефом, которую мы изучали, когда-то была сельскохозяйственными угодьями, как мы могли судить по наследию разнообразных злаков. Некоторые растения носят замечательные старые названия – такие как стальник ползучий (англ. «rest harrow» – букв. «стой борона»), названный так, поскольку его жёсткие стебли буквально останавливали борону. Как только начнёте изучать эти миниатюрные зелёные джунгли, вы сразу же откроете на таких лугах богатство жизни насекомых. Сонм мелких зверьков, таких, как мыши и землеройки, а также гнездящиеся на земле птицы (например, луговые коньки и жаворонки) питаются насекомыми и семенами.

Удушающий грибок подавляет цветение трав и останавливает их развитие
Паучье паутинное покрывало с коконом для выведения потомства
Кукушкины слюнки
Мушиный галл

Признаки животных. Молодые паучки выводятся из-под этого шёлкового покрывала. Пенистые «кукушкины слюнки» произведены букашкой пенницей, в то время как согнутый деформированный лист вероники стал жилищем личинки галлицы.
Луговые цветы на протяжении долгого времени были связаны с человеком, поэтому многие из них имеют местные названия. Например, подмаренник называют «cheese rannet» (букв. «сырная закваска») из-за его способности створаживать молоко.
Подорожник большой (англ. «rat’s tail plantain» – букв. «подорожник крысиный хвост») – типичное луговое растение, чьи родичи являются сорняками садовых газонов.

Чертополох поникший растёт на краю луга, где он граничит с лесом или живой изгородью.
Вырванное крыло жаворонка или конька – возможно, жертвы хищной птицы.
Свежая тушка. Очень скоро эта мёртвая обыкновенная бурозубка будет погребена жуками-могильщиками или съедена падальщиками.
Бабочка капустница и её гусеница. Это насекомое откладывает яйца на растения семейства крестоцветных (Cruciferae)
Пауки
Жук-мягкотелка
Жук-олень
Высохший помёт

Пауки и жуки. Большинство луговых пауков охотится, подкрадываясь к добыче, а не с помощью ловчих сетей. Длинный узкий жук-мягкотелка питается цветочными головками. Жук-оленёк обыкновенный был найден на краю луга рядом с сухими вязами, на которых питаются его личинки.

Сreeping jenny (букв. «ползучая Дженни») – вербейник монетный
Hardhead (букв. «крепкоголовик») – василёк чёрный
Cat’s ear (букв. «кошачье ушко») – пазник стержнекорневой
Lady's bedstraw (букв. «солома для постели леди») – подмаренник настоящий
Rest harrow (букв. «стой борона») – стальник ползучий
Ox-eye daisy (букв. «маргаритка бычий глаз») – нивяник обыкновенный
Saw wort – серпуха красильная (язычник)
Betony – буквица лекарственная
Spear thistle – бодяк обыкновенный

Стр. 51
Злаки – это тонкие растения с полыми стеблями и мелкими цветками, собранными в колоски. На типичном низинном лугу произрастает около 20 видов злаков. Некоторые из них полезны для человека, например, тимофеевка и ежа, которые высеваются на сено. Другие, такие как овсяница тростниковая, имеют небольшую пищевую ценность и поэтому рассматриваются как сорняки.
Обыкновенная осока – ненастоящий злак. У неё сплошной стебель и заметные колбасовидные цветки.

Tufted hair grass – щучка дернистая
False oat grass (букв. «ложный овёс») – райграс высокий
Crested dog's-tail (букв. «гребенчатый собачий хвост») – гребенник обыкновенный
Common couch grass – пырей ползучий
Tall fescue – овсяница тростниковая
Cocksfoot (букв. «петушиная ступня») – ежа
Meadow barley – ячмень луговой
Bent – полевица
Meadow grass – мятлик

Стр. 52
Мышь-малютка у своего гнезда

Стр. 53
Сбор гнёзд
Собирайте гнёзда только осенью или зимой, когда их строители больше в них не нуждаются (см. стр. 270). Наденьте перчатки, чтобы защитить руки от укусов блох и других насекомых, возможно, поселившихся в гнезде.
Освобождение гнезда. Обрежьте секатором последовательно каждую веточку, сначала над, а потом под гнездом.
Извлечение гнезда. Освобождайте гнездо медленно, тяните с изгороди осторожно и положите в пластиковый пакет, чтобы доставить в свой кабинет.

Стр. 54
Живая изгородь – исчезающее пристанище
Живая изгородь растёт и созревает, как любое растение или животное, и добротно устроенная живая изгородь создаёт разнообразные условия микросреды для многочисленных животных. Кроме того, это прохладное прибежище для обитателей окрестных полей. Старейшие британские изгороди относят нас к временам норманнов, иначе говоря, им около тысячи лет. Вы можете приблизительно оценить возраст живой изгороди по числу представленных видов деревьев, используя следующий способ: отмерьте шагами 30 м (это 30 размашистых шагов) и подсчитайте на этом протяжении изгороди количество надёжно установленных видов деревьев, например, боярышник, орешник, бузина, ясень и дуб. В счёт каждого установленного вида засчитывайте промежуток времени в 100 лет; так 5 видов деревьев свидетельствуют о том, что изгородь была высажена во времена Тюдоров. К сожалению, то, чему потребовалось много столетий, чтобы превратиться в маленький, но сложный и насыщенный жизнью мирок, может быть в одночасье разрушено человеком с бульдозером.

Обочина и канава
Ласка, возвращающаяся с ночной охоты, вдыхает насыщенные ароматы диких цветов и злаков, которые распространяет нетронутая человеком обочина при живой изгороди. Здесь произрастают различные растения – от сухостойких у края дороги до влаголюбивых папоротников в канаве с дальнего конца обочины. В наши дни многие придорожные обочины регулярно скашиваются или обрабатываются химикатами, что снижает разнообразие произрастающих здесь видов.

Птицы, гнездящиеся на изгороди
Зарянка (фото вверху слева) сидит на яйцах, а коноплянка (нижнее фото слева) кормит птенцов. Овсянка (справа) сидит на сучке, высматривая корм.

Примула
Плевел многолетний
Пырей
Гулявник лекарственный
Борщевик
Ласка
Звездчатка
Травяная лягушка

Стр. 55
Кустарники и гнёзда
Густой кустарниковый ярус создаёт превосходное укрытие для гнездования птиц, три из которых изображены на странице слева. У большинства птиц ежегодно бывает 2-3 кладки, и свои более поздние гнёзда они сооружают в верхней части изгороди, поскольку кустарники, вьющиеся растения и другая растительность становятся просто непролазными. Подсчитано, что около 40 видов птиц размножаются и питаются на живых изгородях, а многие другие используют их в качестве временного укрытия или кормовой площадки.

Деревья живой изгороди
Дерево, растущее одиноко и беспрепятственно над изгородью, имеет возможность развиться в свою полную силу – в лесу же окружающие деревья обычно подавляют его рост. Молодые дубки, подобные тому, который изображён здесь, часто довольно хилые, но с годами толстеют и наливаются.

Дуб
Зяблик
Боярышник
Падуб
Дубонос
Рыжая полёвка
Ежевика
Крапивник

Откос
Почва сухого светлого откоса идеальна для всех разновидностей роющих животных, таких как рыжая полёвка, скрывающаяся от случайной ласки. Полёвка устроила гнездо из травы в центре лабиринта из тоннелей и проходов. На укромных участках откоса рыжие полёвки выходят наружу и днём, но по большей части они ночные животные. В принципе вегетарианка, рыжая полёвка при случае разгрызёт раковину улитки, чтобы добраться до содержимого.

Стр. 56
Заложение и описание растительного профиля
Влажный луг – превосходное место, где можно учиться закладывать растительные профили. Увеличение влажности от сухого участка к более сырому в сочетании с влиянием выпаса дают широкий спектр разновидностей микросреды для различных растений. (Перед началом работы получите разрешение у землевладельца.) Вбейте один кол на влажном участке и один на сухом и натяните между ними верёвку на высоте около метра. Двигаясь вдоль верёвки, составляйте своего рода линейную карту и отмечайте растения, растущие вдоль градиента влажности, а также их высоту.

Сухой участок – Верёвка с метками через каждый метр – Влажный участок

Maiden pink – гвоздика травянка
Meadow vetchling – чина луговая
Meadow rue – василистник
Cuckooflower – сердечник луговой
Fleabane – блошница болотная
Meadow sweet – таволга
Marsh yellow cress – жерушник болотный
Yellow sedge – осока жёлтая

Сбор цветковых растений. Собирайте только свежие цветы в сухую погоду. Срезайте стебель в нижней части растения (как показано слева), чтобы захватить листья. У некоторых растений листья растут отдельно от цветоноса – берите и то, и другое и складывайте вместе. Также возьмите и плодик.
Транспортировка растений. Чтобы перенести образцы растений домой и не дать им увянуть, можно использовать и полиэтиленовый пакет, но всегда есть риск сломать растения. Лучше всего подходит пластиковый контейнер для бутербродов с плотно закрывающейся крышкой.
Этикетирование образцов. Всегда делайте этикетки для образцов во время полевых сборов – не полагайтесь на свою память. Отметьте место, дату, тип почвы и другие детали и приложите отдельную этикетку к каждому образцу.

Таволга Filipendula ulmaria
20 июля 1981 г.
Barrow Hill (влажная почва)
Essex

Стр. 57
Охотник в засаде
Земляной паук обычен в тёплом Средиземноморье. Вместо того чтобы плести паутину, он моделирует маленький шёлковый люк при входе в глубокий тоннель в рыхлой почве откоса изгороди. Земляные пауки едят фактически всё, что могут затащить в свои тоннели – даже других пауков.

Стр. 58
Живая изгородь
Для натуралиста зрелая живая изгородь – это превосходные охотничьи угодья. Во время нашего майского путешествия к живой изгороди, тянущейся вдоль Дороги Пилигримов в графстве Кент, почти весь день шёл дождь, тем не менее, мы обнаружили множество интересных существ в этой экологически богатой среде обитания. Большое количество видов древесных растений, произрастающих на незначительной площади, увитых вьющимися растениями и окаймлённых злаками и дикими цветами, привлекает огромное разнообразие насекомых, птиц и зверей. Большинство дневных бабочек, пчёл и других летающих насекомых спрятались от ливня, зато слизни и улитки благоденствовали в сырости, прогрызая свои тропинки на растительности. Под ногами было много косточек и других следов ночной охоты.

Гнездо зяблика

Непереваренные остатки. Совиная погадка, состоящая из мышиных косточек и шерсти, а также кроличий помёт обозначают места, где эти животные обычно локализуются.

Кроличьи кости
Останки кролика, убитого лисицей или лаской, дочиста вычищены насекомыми.

Dog rose – роза собачья (шиповник собачий)
Rabbit droppings – кроличий помёт
Cardinal beetle – багряная огнецветка
Two-spot lady-bird – двухточечная божья коровка
Sweet chestnut – каштан посевной
Black slug – лесной слизень

Рисунок раковины садовой цепеи (пёстрой улитки) различен у особей, живущих на живой изгороди и в лесу, и, видимо, исполняет роль камуфляжа.

Small tortoiseshell – крапивница
Признаки трапезы. Словно «изъеденная молью» крапива была обгрызена маленькими гусеничками крапивницы.

Кожа гадюки. Эта рептилия линяет вскоре после зимовки, и выползки можно найти в основании кустарника в более сухой части изгороди.

Elder leaf – лист бузины
Knapweed – василёк
Dog rose with “robin’s pincushion” – собачья роза с галлом – «подушечкой для булавок Робина»1
Hop leaf – лист хмеля
Burdock – лопух
Field maple – полевой клён
Plant galls – Галлы на растении принимают различные формы – «дождевые капли» на листе бузины, красные желвачки на полевом клёне и собачья роза с галлом, вызванным крошечной осой.
Japanese knotweed – горец сахалинский
Hazel leaves – листья орешника

1Примечание переводчика: Робин (Robin Goodfellow) – лесной эльф из английского народного фольклора. Является персонажем комедии У. Шекспира «Сон в летнюю ночь» (в переводе М. Лозинского представлен как Пак, или Плутишка Робин). Такие галлы образуют личинки орехотворки розанной Diplolepis rosae


Стр. 59
Пролесник многолетний (мужское растение)
Пролесник многолетний (женское растение)
Пролесник многолетний – представитель семейства молочайных. Его млечный сок ядовит и некогда использовался браконьерами для отравления водоёмов, где обитали лососи и форель.

White deadnettle – яснотка белая
Ground ivy – будра плющевидная
Yellow archangel – зеленчук жёлтый (яснотка зеленчуковая, яснотка жёлтая)
Wood melick – перловник одноцветковый
Cocksfoot – ежа
Barren brome – костёр бесплодный
Hedge parsley – кокорыш обыкновенный (собачья петрушка)
Comfrey – окопник
Vetch – вика (горошек)
Speedwell – вероника

Black bryony. У диоскореи обыкновенной маленькие желтовато-зелёные цветки и красные ягоды; её название связано с тем, что растение имеет чёрные корни1.
Bracket fungus – трутовик

У крапивы и её родственников из семейства губоцветных2 цветки имеют форму львиного зева и четырёхгранные опушённые стебли.

Среди обычных цветов нижнего яруса живой изгороди – различные виды вики, которые «взбираются» по буйной растительности с помощью усиков, и крестообразник гладкий со сладким запахом – он стелется поверх других трав и злаков.

Старое бревно и пень поражены грибами. Стереум жёстковолосый – гриб-трутовик коричневого цвета с волнистыми краями – можно найти на древесине круглый год.

Примечания переводчика:
1Имеется в виду первое слово английского названия «black» – «чёрный»
2Имеются в виду виды рода яснотка (Lamium); в английском языке некоторые из них имеют название «крапива» («nettle») с каким-нибудь прилагательным (в русском языке в семействе губоцветных только яснотка белая называется иначе «глухая крапива»); что касается настоящей крапивы (той, которая жжётся), то эти виды относятся к другому семейству – крапивные, они как в русском, так и в английском языках также называются крапивой («nettle»); видимо, одинаковое название растений из разных семейств связано со схожей формой листьев.

Стр. 60
Мелкие зверьки живой изгороди
Большинство живых изгородей имеет многочисленные популяции мелких млекопитающих, которые снуют туда-сюда в листьях и подстилке, обычно в тёмное время суток, в поисках корма. Полёвки с их коротенькими хвостами, притупленными мордочками и маленькими ушками, растительноядны. У мышей длинные хвосты и большие уши, и они более непостоянны в своей диете; они питаются семенами, орехами ягодами, сочными частями растений и мелкими насекомыми. Землеройки, с мордочками, вытянутыми в длинный заострённый, подёргивающийся хоботок, и ушками, практически скрытыми в шёрстке – прожорливые потребители насекомых.

Bank vole – рыжая полёвка
Long-tailed field mouse – лесная мышь
Pigmy shrew – малая бурозубка

Стр. 61
Ловля и изучение мелких млекопитающих
Живые изгороди, луга и опушки леса являются превосходными площадками для изучения поведения популяций мелких млекопитающих и для ответа на вопрос: как далеко отдельные особи отправляются на поиски пищи. Основное требуемое оборудование – это одна из живоловок, подобных тем, что изображены здесь. До того, как заниматься отловом, вам необходимо изучить законодательство, так как разные виды животных имеют различный охранный статус. Ваши местные природоохранные организации должны снабдить вас подробной информацией, а также, возможно, там вам дадут на прокат ловушки. Если вы намерены содержать мелких зверьков дома, см. стр. 283; помните, что благополучие вашего пленника (а пойманный зверёк не кто иной, как пленник) всегда на первом месте. На стр. 320 – кодекс сборщика и ловца.

Типы ловушек
Для отлова мелких млекопитающих обычно используется две разновидности живоловок: ловушка Лонгворта (Longworth trap) преимущественно используется в Британии, а ловушка Хавахарта (Havahart trap) – в Америке. Обе за один раз отлавливают одного зверька. Их действие основано на том обстоятельстве, что большинство мелких зверьков почти всегда голодны и любопытны. Животное чует приманку и входит в ловушку; когда оно оказывается внутри, дверная защёлка срабатывает и передняя планка падает, преграждая вход внутрь другим животным. В качестве приманки для полёвок и мышей используются свежие овощи или зерно, тогда как землеройки и мелкие хищники, такие как ласки, любят сырое мясо. Не забудьте положить подстилку из соломы или травы, чтобы пленник не замёрз, а ловушку Лонгворта помещайте на пологом склоне, чтобы её не залило дождём. Если вы располагаете несколькими ловушками, распределите их на координатной сетке, как показано ниже. Это позволит вам проследить за индивидуальными перемещениями животных, если вы пометите их с помощью техники выстригания шерсти.

Ловушка Хавахарта
Ловушка Лонгворта
Окрашенная приманка в контейнере
Координатная сетка с точками размещения приманки
Поле
Изгородь
Откос
Канава
Обочина

Как изучать локальные перемещения
Приманку (отруби, овёс или подобную пищу для мышей и полёвок) можно поместить в небольшой пластиковый поднос. Если у вас есть несколько подносов и пищевой краситель (подобный тому, который используется для подкрашивания сахарной глазури), вы можете поставить эксперимент по изучению дальности перемещений мелких млекопитающих в поисках корма. Расставьте свои подносы с приманкой на расстоянии 2-3 м друг от друга согласно координатной сетке, как показано выше. Сначала используйте неокрашенную приманку, затем через несколько дней в одной из станций замените её на окрашенную. Мелкие зверьки часто оставляют помёт в том месте, где едят, и нередко предпочитают делать это на открытой поверхности, так что плоский поднос с приманкой – идеальная уборная. Окрашенный помёт, появившийся на других станциях, показывает, как далеко переместились животные, съевшие окрашенную приманку. Используя другие красители и заменяя приманки на других станциях, вы смогли бы составить схему их перемещений.

Ловушка с переворачивающейся крышкой
Обрежьте крышку от большой жестяной банки из-под печенья так, чтобы она по размеру как раз входила в верхнее отверстие. Укрепите её на петлях к протянутой по средней линии проволоке, чтобы она находилась в неустойчивом равновесии, и чтобы всякий зверёк, который пройдёт по ней, попался бы в ловушку. Прикопайте банку и присыпьте крышку рыхлой землёй, веточками и листьями.

Выстригание шерсти для индивидуального мечения
Держите зверька осторожно, надев мягкие перчатки, чтобы избежать укусов, и выстригите небольшой участок шерсти. Используя схему меток, показанную слева, вы сможете пометить до 9 особей и затем опознать их при повторной поимке, и, таким образом, определить дальность их перемещения.

 
2757. Валацуга



Fri 18.Nov.2016 22:04:37
Лори, "вэры-вэры дзякуй"! Предвкушаю приятное чтиво на выходные
 
2756. Лори



Thu 17.Nov.2016 19:21:22
Готов перевод 5-й главы Натуралиста-любителя. Подписи к рисункам будут немного позже.

The Amateur Naturalist
05. Meadows and Hedgerows
Луга и живые изгороди

В ландшафте, где доминирует человек, натуралист всё же может найти много материала на лугу – этим вольным определением мы обозначим любую территорию, когда-то расчищенную для нужд фермерства, а теперь оставленную под сенокос или пастьбу. В отличие от природных лугов, сельскохозяйственные луга иногда называют (и довольно справедливо) «ручными», поскольку активность фермера и его пасущегося стада препятствуют возвращению сюда лесной растительности. Луга, предназначенные для выкашивания, фермер, естественно, засевает растениями, которые придутся по вкусу его животным – рожью, ежой сборной и фиксирующими азот бобовыми культурами, такими как клевер и люцерна. Луга этого типа выкашиваются каждую весну и запахиваются через каждые несколько лет для обогащения почвы азотом.
Некоторые луга, предназначенные под сенокос, которые не выкашивались и не запахивались в течение нескольких лет, претерпевают определённые изменения. Эти нетронутые луга – наилучшие с точки зрения натуралиста. Хотя злаки здесь преобладают, можно встретить и много других травянистых растений, а также наблюдать неустойчивое возвращение некоторых лесных кустарников. Своё место среди злаков занимают дикие цветы, такие как прелестный жёлтый раноцветущий чистяк весенний, купырь лесной и вероника с миловидными голубыми цветочками, подобными крошечным осколкам летнего неба. Тут и лютики, и крестовник, и подорожник, и щавель, и смолёвка хлопушка, названная так из-за необычного пузыревидного основания цветка; когда на ярком солнечном свету её лепестки закрываются, собственно, только этот пузырь вы и видите, и тогда весь цветок похож на миниатюрный китайский фонарик. Этот гобелен, сотканный из дикорастущих цветов, изобилует насекомыми, которые, в свою очередь, привлекают деревенских и городских ласточек, стрижей, а ночью – летучих мышей. Для полёвок и лесных мышей здесь настоящий рай, несмотря на то, что их подстерегают бесшумные совы. А в предрассветных сумерках можно увидеть, как щиплют траву олени или встретить промышляющую полёвок лисицу, чей мех вспыхивает, как осенний лист.
Такой роскошный луг располагает сложными пищевыми сетями. Множество растений снабжает корнями, листьями, нектаром и пыльцой сонм существ, которые, в свою очередь, привлекают хищников. Поэтому вы можете представить себе, сколь разрушительным для этого разнообразия живых существ может быть обычай раннего выкашивания (и запахивания) луга. Цветы безжалостно скашиваются, гнёзда птиц и мелких зверьков обнажаются. И взрослые, и детёныши оказываются незащищёнными перед лицом нападения коршунов и лисиц. Вся сложная ткань природного сообщества, так филигранно созданная, может быть в одночасье разрушена, а жизни сотен живых существ подвергнуты риску. В идеале – но сколько среди фермеров найдётся идеалистов? – луга под сенокос следует засевать бок о бок – с тем, чтобы, когда один луг выкашивается, хотя бы часть обитателей, могла мигрировать на соседний, но, увы, на деле это происходит слишком редко.

Изучение луга
Благодаря богатству жизни растений и насекомых, луг является прекрасным местом для сбора коллекций. Более того, активность насекомых приурочена к определённому времени суток. Вспоминаю, как однажды в графстве Дорсет я обнаружил пышный благоухающий луг. Целое утро я производил сборы и к обеду уже заполнил все имеющиеся у меня баночки, скляночки и коробочки, и всё же оставались ещё сотни видов, которых я не охватил. Весь обратный путь домой я усиленно крутил педали, выгрузил мои сокровища, быстренько перекусил и вернулся на свой чудесный луг. К четырём часам вечера все мои ёмкости для сбора были опять полны, причём совершенно новым набором живых существ, которых я не видел утром. Я снова поспешил домой, разгрузил свой улов и вернулся на луг, где, к моему изумлению, я обнаружил новый спектр существ, вызванных к активности заходящим солнцем и вечерней прохладой. Так я получил урок, каким кладом, полным сокровищ, может быть подобная территория.
Когда вы достигаете луга и проводите предварительный осмотр, первое, что, вероятнее всего, привлечёт ваше внимание, это крупные потребители нектара. Благодаря своей яркой окраске, бабочки наиболее заметны, когда они перепархивают с цветка на цветок, и вы можете отметить, что каждый вид отличается своим собственным характерным полётом. Затем существует множество видов пчёл, так же как и их «домашних» рас; кроме того при должном везении можно встретить и летающих днём бражников, а также своеобразных красивых пестрянок, которые каким-то чудесным образом устойчивы к цианиду в морилке. Бабочки привлекаются большинством яркоокрашенных цветов – красными, голубыми, лиловыми и так далее, и на таких цветах вы встретите питающихся желтушек, толстоголовок и голубянок. Весьма любопытно, что у личинок всех голубянок (кроме крушинной голубянки) на спине имеется железа, производящая сахаристое вещество, которое любят муравьи; они собирают его, не причиняя вреда гусенице. Так что гусеница служит муравьям своего рода молочным баром.
Не обязательно все бабочки, которых вы встретите на лугу, ищут там пропитание. Так, бархатницы (в частности, боровая), цветочный глазок и пестроглазка галатея будут выискивать подходящие злаки, чтобы отложить яички.
Вдобавок к бабочкам вы увидите множество видов пчёл, «обрабатывающих» луговые цветы. Только в одной Британии около 250 видов пчёл – от медоносной пчелы до всем известного шмеля. Врагом шмеля является пчела-кукушка, которая, как и подразумевает её название, обладает такими же скверными привычками, как и её тёзка птица. В начале лета самка пчелы-кукушки находит гнездо шмеля. Сначала рабочие шмели атакуют её, но у неё в запасе есть некие «чары», и, в конце концов, шмели уступают ей. Следующие действия – убить шмелиную царицу и занять её место. Тогда уже рабочие шмели будут нежно заботиться о яйцах и личинках пчелы-кукушки, из которых выведутся новые царицы, а также трутни. Когда царицы будут оплодотворены, трутни умрут, а царицы перезимуют. С приходом весны они вылетят и начнут новые дворцовые перевороты среди несчастных шмелей.
Теперь, наблюдая за разнообразными пчёлами, хлопочущими среди красочного лугового разнотравья, вы знаете, что их привлекают сочные цвета, за исключением красного, который они воспринимают как тусклый серый. Однако пчёлы имеют преимущество над людьми, улавливая ультрафиолетовую часть спектра. Так что те цветы, которые нам представляются бледно-жёлтыми или белыми, перед счастливой пчелой могут предстать как радужные или красиво-узорчатые в её ультрафиолетовом видении. Всегда следует помнить, что большинство живых существ обладают способностями, которыми мы сами желали бы обладать.

Цветки, листья и стебли
В своём исследовании луга не ограничивайтесь изучением только ярких цветов. Среди более скромных, но ароматных цветов вы обнаружите множество насекомых в поисках нектара – журчалок, толстых мохнатых жужжал и различные виды мелких тёмных пчёл, ведущих одиночный образ жизни. Интересны лютики; они бывают двух разновидностей – с поникающими головками и с прямостоячими. Когда лютик во время дождя склоняет головку, насекомые пользуются им, как своего рода жёлтым зонтиком, и таким образом, способствуют опылению. Лютики с прямостоячими головками более независимы, они самоопыляются, и им нет нужды превращаться в зонтик. Другим хорошим источником насекомых являются представители семейства зонтичных – борщевик, купырь лесной и другие. Их крошечные цветочки располагаются «плечом к плечу» на цветоножках, как на спицах велосипедного колеса. Вы обнаружите на них как уже упомянутых выше существ, так и новые виды мелких мушек и жучков. Они кормятся пыльцой и нектаром. Тут, например, и красивые жуки-усачи, и домовые кожееды, напоминающие ювелирные изделия с заводным механизмом. Они очень мило выглядят, несмотря на то, что их личинки питаются мёртвыми и гниющими животными остатками. Красивоцветущий участок лесного купыря формирует свой собственный мирок: клопы древесные щитники проводят там сиесту, во время которой с них собирают богатую жатву их собратья, красивые, но опасные клопы хищнецы, соревнуясь с не менее привлекательными и свирепыми жуками-скакунами. Хищные ктыри атакуют эти цветочные головки, нацеливаясь на своих жертв – насекомых, а среди цветков пауки-крабы (которые могут менять свою окраску под стать окружению) затаиваются в засаде, поджидая незадачливых шестиногих. Здесь вы также можете увидеть личинок майки, забавного чёрного жука, который выглядит так, будто сдал свои надкрылья в прачечную и они вернулись оттуда сильно укоротившимися. Личинка же у этого жука – отталкивающего вида жёлтая щетинистая тварь, похожая на вошь. Она забирается в цветок, поджидая там медоносную пчелу. Когда та подлетает, дерзновенная личинка прицепляется к ней, и, по всей видимости, ничего не подозревающая пчела поднимается в воздух и доставляет «пассажирку» в своё гнездо. Здесь личинка отцепляется от пчелы и прицепляется к одному из яиц в сотовой ячейке. Она дочиста высасывает содержимое яйца, затем линяет в голую белую личинку, которая жадно пожирает пыльцу и мёд, запасённые пчелой. Мне кажется, что большинство видов пчёл очень неспокойно чувствуют себя дома с таким количеством непрошенный гостей, каковы жук майка и пчела-кукушка.
Не забудьте исследовать листья и стебли луговых растений – тут вы обнаружите кузнечиков, цикадок, жуков-листоедов и долгоносиков, а также гусениц различных видов дневных и ночных бабочек. Если вы взмахнёте своим сачком, то будете удивлены количеством пойманных насекомых и их личинок. Возможно, вы поймаете множество мелких взрослых ночных бабочек, которых можно наблюдать в полёте ночью. Многие из их крошечных личинок «минируют» с поверхности листья луговых растений, оставляя миниатюрные «дорожки», другие образуют волдыри, третьи скатывают листья в трубочки.
На уровне почвы вы получите другой набор организмов. Вы можете найти белый навозник (англ. «shaggy ink cup» – букв. «лохматая чашка чернил»), называемый также «lawyer’s wig» («парик адвоката») – удлинённый гриб, словно крытый черепицей. Он составляет часть рациона лесного слизня. Окраска последнего интересна тем, что во взрослом состоянии он может быть кирпично-красного, коричневого или чёрного цвета с красным ободком вдоль подошвы. Вам также может встретиться и полевой слизень. Он мельче предыдущего вида, имеет окраску от белой до коричневой с беспорядочными тёмными пятнышками и полосками и острым килем вдоль задней части спины, каковой у лесного слизня отсутствует. Здесь на земле – владения пауков-волков, подкарауливающих всякое насекомое. Под камнями можно найти похожих на игрушечные заводные поезда, отдыхающих многоножек, ожидающих наступления темноты. Под тонкими плоскими камнями, которые легко прогреваются солнцем, вы найдёте гнёзда муравьёв. Обратите особое внимание на красных муравьёв – это подходящие питомцы для организации домашнего формикария.

Ночная жизнь луга
Ночью луга обворожительны, так как предстают в совершенно ином аспекте. Например, большинство ночных бабочек днём пребывает в покое, в прохладе луговых трав, а теперь они появляются, привлечённые сладким ароматом некоторых бледно окрашенных цветов, например, ослинника или смолёвки хлопушки. Это растение, как я уже рассказывал, на солнечном свету закрывает свои цветки и таким образом полагается на участие ночных бабочек в опылении. У питающихся нектаром ночных бабочек такие же длинные хоботки, как и у дневных, так что вечером, когда дневные бабочки исчезают, ночные заступают, так сказать, на смену. В отличие от дневных бабочек, ночные во время питания зависают перед цветком, подобно вертолёту, а не присаживаются на него и, если дневные бабочки снимают дань с цветов весь день напролёт, то некоторые ночные бабочки питаются лишь очень короткое время. Так, продолжительность питания некоторых бражников составляет только полчаса в сумерках.
Наиболее многочисленным семейством чешуекрылых являются совки. В Британии их около 400 видов, а по всему миру свыше 6000. Некоторые из совок обладают выдающимися способностями; у них такой острый слух, что он позволяет им даже уклоняться от летучих мышей. Когда летучая мышь наскакивает, издавая ультразвук, действующий как радар для оповещения в темноте о местонахождении жертвы, совка улавливает эти сигналы (неслышимые для человеческого уха) и сворачивает с дороги с удивительной ловкостью. Весьма прискорбно для летучей мыши иметь такой чудесный радар, с которым, тем не менее, может совладать ночная совка. Конечно, некоторые ночные бабочки вовсе не питаются во взрослом состоянии. Среди них – привлекательная медведица кайа, обследующая луг в поисках растений, на которые она может отложить яички, и призрачно-бледный тонкопряд, самки которого просто, пролетая, рассеивают свои яички над травой, как сеятель разбрасывает семена.
Если вы хотите понаблюдать за поведением ночных бабочек и других насекомых на ночном лугу, используйте мощный красный фонарь. Пока вы будете охотиться на ночных бабочек, вам попадётся много другой живности. Например, в это время суток личинки бабочек бархатниц, совок и сидячебрюхих высоко забираются по стеблям трав для кормёжки; так же поступают и кустарниковые сверчки. Возможно, вам повезёт увидеть низко пролетающую с шумом медведку – удивительное создание, передние ноги которой похожи на кротовые.
Внизу у самой поверхности земли заросли растений в темноте превращаются в настоящие джунгли. Пауки-охотники, не плетущие паутину, крадутся во мраке, обнаруживая добычу на ощупь. Быстрая хищная костянка и другие многоножки хватают любую жертву без разбора – червей, жуков и других насекомых, и даже крупных полевых слизней. Земляные черви также становятся добычей жужелиц. Земляные черви избегают света, и только ночью или тёплым сырым вечером вы можете увидеть или услышать, как они копаются среди корешков травы, наполовину высунувшись из своих норок в поисках партнёра или сгнившего листика, чтобы утащить его под землю. Рано утром, на рассвете птицы выискивают кормящихся червей, но им не всегда удаётся вытащить их из земли, поскольку у червяка вдоль тела имеются крошечные щетинки и они крепко «заякоревают» его в норке, так что вытащить его может только достаточно сильная птица, например, чёрный дрозд.

Влажные луга
Расположенные в низинах сельскохозяйственные угодья, особенно те, по которым петляет ручей или река, используются как долговременные пастбища. В прошлом – а иногда даже и в наши дни – поля регулярно зимой заливали медленно текущей водой для предотвращения замерзания и стимуляции роста многолетних трав. Эти затапливаемые территории формировали заливные луга. Почва здесь богата и насыщена влагой, а растительный покров отличается от такового, характерного для более сухого выкашиваемого луга. Здесь можно встретить изысканные цветы с милейшими названиями: сердечник луговой (англ. «lady’s smock» – букв. «женская рубаха со складками») нежно-сиреневого цвета (одно из растений, на котором различные виды пенниц устраивают свои комки «кукушкиных слюнок») и роскошную золотисто-жёлтую калужницу болотную (англ. «kingcup» – букв. «королевская чаша»). Я видел довольно большой заливной луг, так густо покрытый этими чудесными цветами, что вы едва ли могли бы пропустить пальцы через них. Он выглядел, как золотое полотнище и едва ли не слепил глаза. Эти цветы – настоящие колодцы нектара для различных насекомых, таких как муха чёрная львинка (англ. «soldier fly» – букв. «муха-солдат»), названная так из-за двух шипов на спинке, похожих на наконечники копий. На заливных лугах растёт таволга (англ. «meadowsweet» – букв. «луговая сладость») – нежно-кремового цвета, с чудесным запахом, но без нектара. Однако на ней собирается множество мух и жучков, чтобы полакомиться пыльцой. Вы также можете найти забавный первоцвет высокий (англ. «oxlip» – букв. «бычья губа») с серно-жёлтым зевом, все цветки которого повёрнуты в одну сторону, словно толпа народа, ожидающая некую процессию.
В некоторых местах заливных лугов вы найдёте определённые растения, растущие группами – папоротник орляк, крестовник, лютик ползучий; все эти растения невкусны для пасущегося скота и лошадей. Вы также можете натолкнуться на луговины щучки дернистой. Каждый из этих конгломератов растений представляет собой своего рода островок на лугу и становится прибежищем для отдыхающих ночных бабочек. Попробуйте свои силы в выкуривании живности из этих зарослей и будьте уверены, что вы получите какое-то количество мелких бабочек, а, может быть, вам достаточно повезёт обнаружить дремлющего травяного коконопряда (англ. «drinker moth» – букв. «мотылёк-пьяница»), названного так из-за того, что его гусеница пьёт росу – не очень-то обычная привычка для гусеницы. В ходе выкуривания, из травяных зарослей, конечно, появится много других различных существ.
Теперь заливные луга предназначены для выпаса и, с точки зрения натуралиста, это благодать. Рассматривайте каждую кучку лошадиного помёта и каждую коровью лепёшку как щедрый дар, и это относится не только к заливным лугам. Свежая коровья лепёшка, влажная и тёплая – самый желанный источник питания для жука-навозника, как и для некоторых других жуков и дневных бабочек; кроме того, лепёшка образует тёплое сочное ложе для многочисленных личинок мух. Некоторые грибы любят навоз; часто можно наблюдать строфарию полушаровидную со слизистой жёлтой колоколообразной шляпкой и тонкой ножкой, произрастающую на конском помёте. Не будьте ханжой: для натуралиста помёт – это природное сокровище, поставляемое домашним скотом (фактически, это одно из его немногих разумных деяний).
Влажные луга – роскошные охотничьи угодья для амфибий. Я вспоминаю один такой большой луг на Корфу, где во время весенних дождей воды было по щиколотку. Естественно, там были идеальные условия для размножения древесных и травяных лягушек, жаб и тритонов, и именно туда я ходил собирать икру и взрослых земноводных. Очень скоро я обнаружил, что в этих сборах у меня имеются необычные помощники. Цыгане с материковой Греции – черноглазые, со смуглой кожей, дикого вида народ, бывало пригоняли сюда, на заливные луга, для выпаса свой скот (громадных чёрных зверюг с огромными изогнутыми белыми рогами). Когда эти чудовища цвета эбенового дерева неторопливо шлёпали по лугу, поедая сочную траву, они вспугивали перед собой амфибий. Я понял, что если мне держаться прямо перед пасущимся стадом, они будут буквально загонять дичь мне в сеть. Фактически я вёл себя, как египетские цапли в разный частях мира; эти птицы действуют так же, собирая кузнечиков и других съедобных насекомых, потревоженных буйволами или другими крупными животными, неспешно пасущимися на лугу.
На наиболее влажных участках луга вы обнаружите камыш и осоку, а среди них, если вам повезёт, можете натолкнуться на улитку янтарку. Мне никогда не удавалось поймать её, к моей досаде, но я знал историю о ней, которая казалась мне странной и волнующей. Янтарка является промежуточным хозяином для паразитических червей трематод. Это означает, что улитка представляет собой временное жилище для трематоды, пока та не попадёт в тело окончательного хозяина – птицы. Это происходит таким образом: трематода проникает в улитку, и её личинки начинают жить в её щупальцах. Здесь они пульсируют как маяк зелёными и коричневыми кольцами, посылая до 70 «вспышек» в минуту. Такое щупальце попадается на глаза птице, которая в противном случае едва бы заметила улитку. Птица съедает улитку, и в результате этого запутанного процесса выгадывают только трематоды. Улитка погибает, птица теперь страдает от внутренних паразитов, и только трематоды в выигрыше от всего дела. Но мне всегда хотелось найти янтарку со вспыхивающими щупальцами.

Живые изгороди
Стражами полей и лугов в Британии, а порою и в континентальной Европе и на востоке Северной Америки, являются живые изгороди, чей рисунок за пределами сельских населённый пунктов напоминает шахматную доску. Многим изгородям насчитывается сотни лет – а в Британии есть и тысячелетние – и это богатые сообщества организмов, процветающие под контролем человека. Изгороди, огораживающие поля, имеют наибольшее экологическое значение, так как они обеспечивают питание и защиту сотне различных форм жизни от бабочек и других насекомых до диких цветов, птиц, полёвок, мышей, лисиц, ласок и горностаев.
Помнится, в Хэмпшире я обнаружил изгородь, которая разделяла два поля – пшеничное и картофельное. Полоса, что составляла демаркационную линию между этими двумя обширными открытыми пространствами, представляла собой около 500 м подроста ежевики, лесного боярышника, орешника и бузины с вкраплениями немногочисленных дубков и буков; причём каждое деревце густо заросло плющом. Эта линия подроста между двумя большими полями на самом деле была островком дикой жизни. Не считая обилия насекомых под гниющими стволами и на нижнем ярусе растений (на фиалках, примулах), там было десять различных видов гнездящихся птиц. В зарослях орешника жили сони, а в подстилке из отмёршей и гниющей травы, поросшей папоротниками и сорняками, обитали полёвки и лесные мыши, которых активно гоняло семейство ласок. На одном конце этого живого островка лисица выводила своё потомство, а зайцы, которые населяли поля по обе стороны, бывало, в жаркое время дня находили в изгороди укрытие и прохладу. Между двумя большими полями был миниатюрный самодостаточный мирок.
Постыдная манера сносить старые изгороди, чтобы ещё и ещё увеличить площадь полей – есть не что иное, как преступная глупость, так как в результате не только меняется весь облик сельской местности и уничтожаются живущие там животные, но и образуются обширные открытие территории, подверженные эрозии, как это часто происходило в других регионах мира. Я наблюдал напластования плодородной почвы, бесполезно сваленные вдоль дорог близ полей, лишённых их изгородей.
Детальное изучение старинной живой изгороди может быть увлекательной задачей, так как она обычно имеет обочину, граничащую с дорогой (verge), канаву (ditch), затем откос (bank), на вершине которого и произрастает сама живая изгородь. Изгородь состоит из близко растущих кустов, часто это лесной боярышник с его переплетающимися между собой ветвями; а целые кусты ещё и «связаны» лианами, например, жимолостью, распространяющей в сумерках сладкий аромат, привлекающий бражников. То тут, то там в изгороди вам вдруг попадётся дуб или бузина. Так что в типичной живой изгороди вы можете найти множество разновидностей микросреды.

Млекопитающие живых изгородей
Некоторые очаровательные зверьки устраивают свои дома в изгородях, например, обворожительная крошечная мышь-малютка с мехом цвета поджаристого хлеба и большими глазами. Эти прехорошенькие существа выглядят просто феерически, когда, будто танцуя, передвигаются по изгороди или балансируют на стеблях злаков на прилегающем поле, используя свой гибкий хвост, словно обезьянки. Их аккуратные гнёзда из травы размером с теннисный мяч можно найти непосредственно над землёй в живых изгородях или на полях, засеянных хлебными злаками. В гнезде самка рождает 5-6 детёнышей, таких крошечных, что весь выводок весит не больше монетки. В живых изгородях вы также можете обнаружить летние жилища сонь – круглые шары из травы, мха и веточек. Иногда рыжая полёвка строит гнездо на высоте, и, по всей видимости, предпочитает в качестве гнездового материала перья. Ненасытные обыкновенные и малые бурозубки в поисках червей, пауков и насекомых день и ночь исследуют плотный слой листовой подстилки в основании изгороди. Жизнь этих крошечных существ протекает в коротких периодах покоя, сменяемых длительными периодами неистовой активности. Малая бурозубка – мельчайшее млекопитающее Британии – тратит так много энергии, что, чтобы выжить, должна потреблять ежедневно столько пищи, сколько весит сама. Для свирепых мелких хищников – горностаев и ласок – изгороди являются охотничьими угодьями, где они промышляют гнездящихся на земле птиц и мелких млекопитающих. Горностаи гораздо крупнее ласок, у них более бледная окраска и чёрный кончик хвоста. Только ежи могут расстроить планы этих кровожадных хищников, свернувшись в колючий шар.

Птицы живых изгородей
Изгороди, в особенности старые, привлекательны для множества видов птиц. Изгороди не только дают обилие пищи, но и обеспечивают защиту в различных ситуациях при гнездовании. Мелкие насекомые, пауки и черви встречаются во множестве в листовой подстилке под изгородью, и здесь собирают корм зарянки, крапивники, лесные завирушки и летний гость Британии – серая славка. Зарянки устраивают довольно неаккуратные гнёзда, тогда как самец крапивника соорудит несколько красивых куполообразных гнёзд из мха, чтобы у самки был выбор. Лесные завирушки, неверно называемые воробьями изгородей, делают постройки довольно низко и откладывают яйца чудесного небесно-голубого цвета. Серая славка настолько скрытна, что, вероятно, всё, что вы увидите – это промельк внешних белых хвостовых перьев, когда она ныряет в подрост. Они, подобно лесным завирушкам, устраивают элегантные чашеобразные гнёзда низко над землёй в изгороди. Более крупные птицы, такие как дрозды, и, в частности чёрный дрозд, поедают более крупную добычу – улиток, кузнечиков. Они строят основательные гнёзда; у чёрного дрозда они густо вымазаны изнутри глиной. Коноплянки, зяблики, полевые воробьи и обыкновенные овсянки питаются семенами сорняков, растущих на полях и откосах живой изгороди, и вьют маленькие, мастерски выделанные, чашевидные гнёзда. Считается, что песенка овсянки звучит, как фраза «кусочек хлеба, но без сы-ы-ы-ра» (англ. «a little bit of bread and no che-e-e-z») 1, но на самом деле, они не произносят её, насколько я могу судить.
Гнездящиеся в живых изгородях птицы вьют гнёзда каждую весну, так что с наступлением осени и окончанием сезона размножения вы можете собрать несколько гнёзд. Это не только даст вам сравнительный гнездовой материал для домашнего музея, но также послужит весьма остроумным способом сбора множества личинок и куколок мелких ночных бабочек и жуков. Гнёзда зябликов и воробьёв особенно кишат насекомыми. В этих старых гнёздах вы можете даже встретить устроившуюся на зимовку соню.

1Примечание переводчика: в русскоязычной литературе встречается: «смени сани, возьми во-о-з-з».

Обитатели откоса живой изгороди
Сейчас откосы, поддерживающие живую изгородь, обычно сухие, так как вода стекает с них. Это особенно относится к откосам, обращённым на юг, и здесь вы найдёте ранние однолетники, которые отцветают и дают семена до того, как летнее солнце становится слишком жарким; таковы резуховидка Таля и гулявник лекарственный, звездчатка и пастушья сумка. Но откос может быть и влажным, если он обращён на север и затеняется плотной изгородью, и тогда здесь вы найдёте папоротники, фиалки, примулы и великолепный аронник пятнистый в цвету. В самом деле, неоднородность местообитаний, создаваемых живой изгородью, обуславливает такое разнообразие диких цветов, что подобная изгородь является великолепным местом для обучения определению представителей флоры. Немного найдётся занятий интереснее и более расслабляющих, чем исследование тенистого склона с помощью полевого определителя. Если вы всмотритесь пристальнее, то будете удивлены разнообразием видов, которое вам откроется. Некоторые из обычнейших растений очень красивы, как белая ясколка обыкновенная и золотистый чистяк весенний. Притягивает не только их цветовая палитра, но и разнообразие облика; сравните, например, застенчивое, довольно печальное выражение «личика» фиалки с помпезными трубчатыми цветками жимолости. Теперь вам, возможно, захочется забрать некоторые из этих цветов домой для более подробного изучения или для пополнения своей постоянной коллекции, но прежде, чем сделать это, вспомните, что в Британии незаконно выкапывать растение с корнем без разрешения землевладельца. В Британии свыше 20 видов растений под угрозой исчезновения, и это несмотря на закон, по которому их нельзя трогать. Удостоверьтесь, что ваша коллекция не будет способствовать возникновению угрозы исчезновения для других видов.
На некоторых откосах почва особенно рыхлая и сыпучая и, таким образом, создаёт идеальные местообитания для различных норных животных, таких, как роющие осы и осы, охотящиеся на пауков; последние заполняют свои тоннели пауками, парализованными с помощью жала. Пауки лежат там ужасным неподвижным грузом до тех пор, пока личинки осы не выклюнутся и не начнут пировать на них. На этих откосах вы найдёте норки лесных мышей и – поскольку они вновь расселяются – жилища бесчисленных кроликов, которые покидают свои норки ранним утром, а также вечером, чтобы кормиться на соседних полях. К несчастью, кролики сильно вредят живым изгородям, не только тем, что сооружают многочисленные ходы в откосе и разрушают почвенный покров, но и тем, что подгрызают корни кустарников и деревьев, растущих выше.
Одно из самых захватывающих норных существ, каких мне только приходилось встречать – это земляной паук. Они были весьма обычны на склонах Корфу, но на самом деле нужно было потрудиться, чтобы их отыскать, так как каждая крышечка норки, круглая, как маленькая монетка, была так тщательно замаскирована мхом, что практически сливалась с окружающей средой. Под крышечкой, выполненной из шёлка, со скошенными краями и крошечными встроенными «ручками», за которые паук её крепко держит, находился длинный шёлковый тоннель, в котором в засаде сидел паук – толстая, лоснящаяся, шоколадного цвета зверюга с мощными хелицерами. Я, бывало, выкапывал эти тоннели и помещал их в жестянки из-под печенья, и пауки вскоре становились такими ручными, что открывали свои «люки» в ожидании кормёжки. Когда на дне тоннеля вылупляются паучата, они имеют ярко-зелёный цвет, а, поскольку они роятся вокруг своей мамаши, она выглядит, будто одетая в зелёную меховую шубку.
Конечно, в сообществе откоса каждый норовит использовать жилище другого. Весной старая кроличья нора может служить домом самке горностая с потомством или ежихе с ежатами. Ежи могут облюбовать уютную кроличью нору и в качестве места зимовки. Покинутые лесными мышами норки служат идеальными жилищами для малых бурозубок или шмелей.
Есть интересная история о шмелях, связанная с Чарльзом Дарвином. Он изучал луговой клевер и обнаружил, что шмели, благодаря своим длинным хоботкам, являются единственными опылителями этого вида клевера; далее он заметил, что на откосах и в живых изгородях, расположенных по соседству с городами и деревнями, встречается гораздо больше шмелиных гнёзд. Он догадался, что это происходит потому, что в населённых пунктах обитает больше кошек, которые охотятся на лесных мышей и снижают численность их популяций, что, в свою очередь, помогает шмелям, так как лесные мыши совершают налёты на шмелиные гнёзда, поедают их личинок и мёд. Поистине, это классический образец экологического детективного расследования, позволившего связать клевер с кошками. Сейчас мы знаем достаточно много об этих пищевых цепях, и – это просто удивительно! – вы сможете обнаружить звенья, связывающие, скажем, серую неясыть с примулой. Живые изгороди, столь обильные растительной и животной жизнью, являются идеальными местами для обнаружения таких связей.

Канавы и обочины
Ниже откоса обычно расположена канава, а хорошая канава действует на натуралиста как магнит. Канавы могут быть постоянно сухими, постоянно влажными, либо влажными и сухими в разные периоды в зависимости от того, используются ли они для дренажа. Некоторые канавы периодически чистят, и тогда вы обнаружите, что они быстро заселяются однолетними травами. Во влажных канавах присматривайтесь к мхам и печёночникам, кроме того это идеальные места для поиска как обыкновенной жабы, так и странноватой камышовой жабы, у которой по всей спине проходит полоса и которая бегает вместо того, чтобы прыгать. В сухих канавах вам попадутся многолетники с грубыми корешками, такие как крапива двудомная, которая несмотря на свои скверные замашки, может использоваться в пищу – в салатах и как овощ; кроме того ею питаются гусеницы наших наиболее красивых бабочек, таких, как адмирал и дневной павлиний глаз. Самка адмирала перегибает лист крапивы, откладывает единственное яйцо в этот «конверт» и опечатывает его шёлком. Тёмная и шиповатая гусеница, когда появляется на свет, выглядит так же неаппетитно, как и её кормовое растение. Личинки павлиньего глаза тоже тёмные и словно бы колючие и, подобно гусеницам адмирала, питаются внутри шёлкового домика с мая по июль. Затем они следуют своими собственными путями, закапываясь в землю, чтобы окуклиться в коричневато-зелёную куколку.
Часто между канавой и дорогой пролегает обочина или просёлочная дорога – это та территория, которая подвергается наиболее интенсивному воздействию. Она часто вытаптывается, выкашивается, подпадает под влияние химических веществ гербицидов и выхлопных газов. Только самые устойчивые растения выживают здесь – такие, как чертополохи, лесной купырь и дикий пастернак.

Изучение мелких млекопитающих
Луга, живые изгороди и брошенные фермерами поля – великолепные площадки для изучения локальных перемещений мелких зверьков с помощью живоловок. Существует два типа ловушек. Первый тип отлавливает только одно животное за один раз, как, например, чудесные ловушки Лонгворта или Хавахарта (Longworth and Havahart traps). Они не слишком дороги, но вы и сами можете смастерить нечто подобное, используя этот принцип. Другой тип ловушек отлавливает любое количество зверьков. На Корфу, ещё мальчишкой, я «изобрёл» (по крайней мере, мне так казалось) ловушку с переворачивающейся крышкой, которая описана на противоположной странице.
С ловушками второго типа, однако, бывают определённые проблемы. Помню, как-то в течение нескольких дней я наблюдал за одной крупной рыжей полёвкой и подметил, что каждый вечер она направляется к изгороди по лугу одним и тем же маршрутом. Она так часто там проходила, что вымостила своими лапками миниатюрную «дорогу» в траве. Я решил, что мне нужно поймать эту полёвку, чтобы в течение некоторого времени можно было её изучить, поэтому я установил ловушку с переворачивающейся крышкой рядом с тропой и в качестве приманки положил туда кусочек яблока. Первая, кого я поймал, была землеройка, на следующий день попалась лесная мышь. По какой-то причине моя полёвка избегала ловушки. Я перезарядил ловушку и на этот раз зарядил её кусочком хлеба, смоченным в анисовом масле, запах и вкус которого для мелких зверьков неотразимы. Когда я проверил ловушку через несколько часов, я обнаружил, что произошла катастрофа. Мая бедная полёвка, привлечённая анисовым маслом, попала в ловушку. Но как только она попалась, за ней тут же последовала ласка, которая немедленно убила полёвку и к моему прибытию почти доела её. Несмотря на то, что я горевал о жутком конце моей толстенькой безобидной полёвки, я был несказанно рад получить ласку, так как я уже несколько месяцев безуспешно пытался поймать одного из этих мелких хищников. Эта история показывает, что ловушки надо проверять регулярно. Я не рекомендую оставлять заряженные ловушки на ночь, если вы не собираетесь их проверять, а, если в этом есть насущная необходимость, используйте ловушку Лонгворта или подобную ей и поместите туда побольше приманки, а также солому или траву, чтобы пленник, пойманный ранним вечером не страдал от голода и холода.


 
2755. Валацуга



Sat 12.Nov.2016 20:57:47
Лори, спасибо, буду стараться!
Да, верно - там именно так и написано)))
Подправил в окончательном варианте для верстки на Боже мой, что мне делать?
 
2754. Лори



Sat 12.Nov.2016 11:43:03
Валацуга, перевод хороший! Спасибо! А шлифовать можно до бесконечности (и не только переводы)...
Небольшое замечание: в главе четвёртой сумчатая мышь говорит, видимо: "O dear", что в данном случае переводится не как "дорогой (дорогие)"; это такое восклицание - что-то вроде нашего "боже мой" или "о господи".
Жду продолжения и окончания приключений!
 
2753. Валацуга
Беларусь


Thu 10.Nov.2016 08:18:02
Глава 5. По холодной тропе
Ланселот, свирепо нахмурившись, стоял на летной палубе, надев свои радионаушники. Вскоре он снял их и посмотрел на детей.
- Прямо по курсу ураган! – серьезно сказал он. – Мы должны спуститься ниже и бросить якорь, но, согласно, картам, мы не сможем этого сделать: ни одного острова в радиусе пятидесяти миль. Это очень опасно. Я не знаю что делать.
Они прошли больше половины пути через Тихий океан, и за прошедшие несколько дней они пролетели сотни маленьких островов с белоснежными пляжами. Сейчас же, когда им больше всего нужен остров, не было ни одного, которого можно достичь своевременно. Голубое небо уже было с прожилками черных туч, а ветер был настолько свиреп, что бамбуковая корзина, начала скрипеть и угрожающе кряхтеть.
- Задраить все люки, - скомандовал Ланселот. Дети бросились выполнять его приказ. Ланселот выглядел достаточно бодрым, но дети заметили, что он волновался. Им пришлось опустить «Белладонну» ещё ниже, иначе ураган мог порвать их воздушный шар.
Пока дети обсуждали эту ужасную перспективу приглушенными голосами, Ланселот всматривался в горизонт. Вдруг он напрягся, а затем триумфально произнес:
- Ха!
Он исчез внутри и вскоре они почувствовали, что «Белладонну» бросило в сторону моря. - Вон там синий кит со своим детенышем, - сказал Ланселот, когда появился вновь. – Он может нам помочь.  
Посмотрим…
Дети бросились к подзорной трубе. Чуть ниже их самих они увидели огромные блестящие спины кита и его детеныша, плывущих по беловерхим волнам, вспенивающихся ураганом. Ланселот осторожно маневрировал «Белладонной» до тех пор пока  она не коснулась моря.
- Эй! – крикнул Ланселот через свой громкоговоритель. – Эй, синий кит. Можешь ли ты нам помочь?
Самка синего кита рассмотрела их своим огромным сверкающим глазом.
- Кто вы? – спросила она, и ее голос звучал низко и пульсирующе, как целый оркестр.
- Просто безвредные путешественники, - объяснил Ланселот. – Мы должны приземлиться, иначе будем уничтожены ураганом. Быть может мы могли бы использовать твою спину в качестве места посадки?
- Использовать мою спину? – фыркнула Китиха, брызнув водой на Ланселота и детей. – Какая наглость!
- Смотри, - сказал Ланселот, отчаянно вытирая воду со своих очков пурпурно-желтым носовым платком. - Я не хотел тебя обидеть, правда. Просто здесь поблизости нет никаких островов, а ты такая удивительно большая, сильная и отважная, и мы подумали, что ты можешь отбуксировать нас.
- Так-так, - сказала польщенная Китиха, - большая, сильная и отважная, говорите? Конечно, я помогу вам. Что вы придумали?
- Если ты сможешь взять большую петлю веревки в рот, - сказал Ланселот, спускаясь по лестнице, - то могла бы закрепить нас и оттащить.
С замиранием сердца дети наблюдали за тем, как Ланселот подпрыгивая на конце лестницы, пытался передать Китихе веревку, в то время, как ветер, становился все более и более свирепым и относил лестницу далеко в сторону. Наконец, когда они уже почти потеряли надежду, Китиха сумела ухватить ртом канат и потянуть за собой воздушный шар.
К несчастью, пока Иван через край веранды обеспокоенно смотрел на то, что происходило, его нога наступила на веревку. Как только она натянулась, он потерял равновесие, и его выбросило вниз в море.
- Человек за бортом! – во все горло завопил Ланселот. Эмма и Конрад побледнели и схватились друг за друга.
- Помогите!!! – хором крикнули они. – Кит, помоги, пожалуйста!
Но Китиха была так занята буксировкой «Белладонны» и сохранении ее в устойчивом положении, что, казалось, и не слышала их. Что они могли сделать?
В этот момент китенок заметил бултыхающего в огромных волнах Ивана. Тотчас же он развернулся и нырнул. Через несколько секунд он всплыл под Иваном и вытащил его прямо из воды на своей спине. Ланселот, раскачиваясь на самом краю веревочной лестницы, дотянулся до Ивана. Он схватил его за воротник и помог взобраться обратно на «Белладонну».
Иван промок насквозь, как тонущая крыса. Он сильно дрожал после своего приключения, так что Ланселот сразу отправил его сменить одежду и съесть горячий суп.
- С этой минуты мы все будем носить предохранительные веревки, - твердо объявил Ланселот.
В течение трех дней и трех ночей их тянул надежный друг, в то время как ветер завывал вокруг них и дождь хлестал по «Белладонне». Дети поддерживали тепло внутри.
Близнецы сортировали свои фотографии, пока Эмма приводила в порядок дневник, особенно те места, которые были записаны наспех. Она начала новый раздел, снабдив его заголовком «Синий кит». Здесь она записывала всю информацию, которую она собрала из их разговоров с китами всякий раз когда ветер утихал.
Эмма была настолько довольна своей работой, что решила отпраздновать это событие приготовлением блинов для всех. У нее не было проблем с блинами, но переворачивать их, подбрасывая, оказалось чрезвычайно сложно. «Белладонну» качало взад и вперед, как маятник, от чего большинство блинов приземлялось на пол или мебель. Один даже приземлился на голову Ланселота. Он был очень недоволен, о чем сказал весьма недвусмысленно. Но даже он вынужден был признать, что блины получились очень вкусными, и вскоре не осталось ни одного.
На четвертое утро они проснулись, и некоторое время не могли понять, что было не так. Они обнаружили, что ветер стих и «Белладонна» спокойно плыла. Наспех они оделись и бросились на веранду. Небо было чистым, а море спокойным, как будто урагана и не было. Ланселот, держась за перила, разговаривал с Китихой.
- Привет, дети! – поприветствовал он их. – Нам очень повезло. Китиха плывет в туже часть Арктики, что и мы, и предложила показать нам самый быстрый путь попасть туда.
- Чудесно! – сказала Эмма. – Вы так добры! Спасибо.
- Не за что, - просвистела Китиха. – Мы путешественники должны помогать друг другу. На самом деле вам повезло, что вы встретили меня. Я сильно задержалась из-за болезни моего малыша, в противном случае я бы уже была там. Я так голодна, что не могу дождаться, когда смогу попробовать вкуснейших креветок северных морей.
- Как долго мы будем добираться туда? – спросил Конрад.
- Около недели, - сказала Китиха, - если погода останется хорошей.
В течение следующей недели они следовали за оставляемой китихой пенистой дорожкой. Полет был очаровательным. Они миновали стаю дельфинов, которые были настолько полны хорошего настроения, что Эмма смогла задержать их, чтобы поговорить.
Летающая рыба по ошибке залетела на палубу, и Эмме пришлось беседовать с ней очень быстро, чтобы успеть вернуть ее обратно в море, пока она не задохнулась.
День за днем погода становилась все холоднее.
- Время заглянуть в багаж, - сказал Ланселот и привел их в одну из маленьких кладовых нижнего этажа.
Дети были удивлены таким выбором зимней одежды, которой запасся Ланселот. Они погрузились в ворох одежды и выбрали яркое красное фланелевое нижнее белье, плотные брюки, свитера из овечьей шерсти, шерстяные шапки и высокие сапоги с подкладкой из меха овцебыка.
- А сейчас пора подготовить к холодам и «Белладонну», - сказал Ланселот.
Дополнительная изоляция из меха овцебыка была помещена вокруг дверей и окон, чтобы не пропустить сквозняки. Электрическим угрям удвоили рацион, чтобы увеличить подогрев. Ланселот по-особому ухаживал за садом. Пауки были заняты работой по прядению тонкой, но теплой паутины над деревьями, чтобы уберечь их от холода. Несмотря на то, что снаружи становилось холоднее, «Белладонна» была столь же теплой как гренки.
А потом настало то чудесное утро, когда они вышли на веранду, а вокруг них лежала снежная равнина, сверкающая на солнце. Ветер раздувал снег так, что она выглядела, словно ее вспахали.
На бриллиантово-голубом льду были огромные трещины. Местами были видны отколовшиеся большие айсберги, величественно плавающие вокруг, гонимые ветром. Они были всех форм и размеров. Они переливались всеми цветами радуги, когда лучи солнца касались их. В некоторых были ледяные пещеры, которые выглядели темными и загадочными.
Вскоре, к удивлению детей, бездонное голубое море стало совершенно розовым. Ланселот объяснил, что это скопление креветок криля. Миллионы их крошечных розовых тел «окрашивают» воду. Здесь Китиха покинула их, забрав с собой своего малыша, чтобы устроить себе пир из креветок.
«Белладонна» продолжила полет и Ланселот, наконец, совершил посадку на льду. Хоть и было холодно, солнце все равно пригревало, поэтому дети не могли решить: стоит ли брать им теплую одежду сейчас или нет. Они вышли на ледяное поле и последовали за Ланселотом к месту, которое было в сотне футов от воздушного шара.
- Ну, вы знаете, где мы находимся? – спросил Ланселот.
- Да, - с азартом ответила Эмма, - на Северном полюсе!
Собравшись вокруг точки полюса, они поставили два флага, которые сделали близнецы, чтобы показать другим исследователям, что экспедиция Доллибатт была здесь.
- Теперь, - сказал Ланселот, когда они снова взлетели и отплыли в южном направлении, - время высматривать белых медведей. Следите внимательно за тюленями, они всегда знают, где находятся белые медведи.
Они проплыли низко над льдинами и темно-синим Северным Ледовитым океаном.
- Ага! – вскоре сказал Ланселот. – Вот вы где. Это стая касаток. Хорошие, славные, дружелюбные малые, несмотря на их название – киты – убийцы. Что ж, пойдем и спросим у них. Они безусловно знают.
Они приземлились и подошли к краю льдины. Их сапоги скрипели на снегу как мыши. Касатки с их красиво сверкающими на солнце черно-белыми телами плавали туда-
сюда в шестидесяти пяти шагах от края льдины. Как только они приблизились, Ланселот остановился и наполнил легкие, чтобы окрикнуть китов, когда к его досаде вся стая внезапно скрылась с поверхности и исчезла.
- Черт возьми! – с раздражением сказал Ланселот. – Это самая худшая черта касаток. Они проводят много времени под водой, что вызывает затруднения ведения с ними цивилизованного диалога.
Они повернулись и пошли назад к «Белладонне», когда лед позади них внезапно начал дрожать и трещать. Лед с грохотом раскололся, и из трещины появились головы касаток, и их свирепые зубы сверкали в открытых ртах.
- Ого! – крикнул Ланселот. – Эти глупые дураки охотятся за нами. Бежим, дети, бежим – бежим.
Они помчались прочь по льду, а за ними раздавался грохот преследующих их по горячим следам касаток.
- А как же твои слова о том, что они хорошие, дружелюбные малые? – спросил Конрад, когда они вместе с Иваном взяли за руки Ланселота, чтобы поторопить его.
Внезапно послышалось подряд несколько грохочущих звуков и Ланселот с детьми оказались на большой ледяной плите. Вокруг них угрожающим кольцом расположились касатки. Ланселот и дети были полностью отрезаны.
- Что мы будем делать? – спросила Эмма, испуганная сверкающими белыми зубами, которые окружили их.
- Давайте вместе крикнем, - сказал Ланселот. – МЫ ДРУЗЬЯ!
Они закричали так громко, как только могли. Все касатки подняли головы из воды и внимательно прислушались.
- Мой дорогой сэр, почему вы не сказали об этом раньше? – поинтересовалась самая большая касатка, чья голова была очень близко к ним. – Мы просим прощения. Мы думали, что вы морские котики.
- Все нормально, - облегченно сказал Ланселот, - но я бы был благодарен, если бы вы толкнули этот айсберг ближе к берегу, чтобы мы могли сойти. Мы боимся упасть в воду.
- С превеликим удовольствием, - сказала Касатка и своим огромным блестящим рылом подтолкнула этот ледяной плот к берегу.
Они все почувствовали себя намного безопаснее, когда вновь очутились на твердой поверхности.
- Спасибо. Быть может, вы подскажете, где находятся белые медведи? – спросил самую большую касатку Ланселот.
- Да, - сказала Касатка, задумавшись. – Я думаю, что могу вам помочь. Там есть их берлога. Но будьте осторожны, когда будете обращаться к ним. Медведица только что пробудилась от своей зимней спячки.
- Они странные звери, - согласился Ланселот.
- Да, - улыбнулась Касатка. – Не такие уравновешенные как мы.
С этими словами они скрылись из вида под водой.
- Фу, все закончилось, - пробормотал Ланселот с облегчением. – Сейчас давайте пойдем к берлоге белых медведей, которую они показали.
Они с осторожностью направились в сторону большой насыпи снега. Когда они были почти рядом с ней, Ланселот указал на нее и прошептал:
- Это и есть берлога, но мы не будем подходить слишком близко, пока не убедимся, что медведица в хорошем настроении.
- Смотрите! Я вижу подымающийся из небольшого отверстия в снегу пар, - взволнованно сказала Эмма.
Они нервно наблюдали за берлогой несколько минут. Затем поднялось облако снега, и показалась голова белого медведя. Она понюхала воздух своим длинным черным носом, а затем высвободила свое огромное тело из берлоги. Она прорычала и двое детенышей выбрались вслед за ней на лед. Они осмотрелись вокруг большими темными глазами.
- Почему шерсть матери почти желтая, – удивленно прошептал Конрад, - а детеныши белые как снег.
- Помогите! – вдруг завопил Ланселот.
Снег под ним пришел в движение и начал съезжать вниз прямо к медведям.
Белая Медведица сердито посмотрела на то, как огромный ком снега шлепнулся перед ней. Конрад потянулся вперед, и ему удалось схватить рукав Ланселота.
- Друг, - спешно закричал Ланселот. – Извини. Несчастный случай. Поскользнулся.
Потом снег полностью пришел в движение и упал прямо напротив медведей. Дети с ужасом смотрели, уверенные, что раздраженное животное съест Ланселота.
Белая Медведица понюхала его своим черным носом.
- Ты пахнешь как Персиваль, - сказала она, - но, кажется, что в тебе больше веса. Я думала, что ты отправился на юг, чтобы навестить бизонов.
- Я его брат, - пробормотал Ланселот, не зная быть ему грозным или напуганным.- Мы прибыли в Арктику, чтобы найти его.
- Что ж, вы разминулись с ним. Он ушел отсюда год назад. Перестань дрожать, - заворчала Белая Медведица. – Я не буду тебя есть. Друг Персиваля – мой друг.
Ланселот встал на ноги. Он пытался выглядеть достойно.
- Я не дрожал от страха, - настаивал он. – Я дрожал от холода.
Безусловно, это была правда. Они действительно чувствовали себя немного прохладно. Нос Ланселота стал очень синим, и он рассеяно потер его снегом, чтобы избежать обморожения.
- Какие прелестные у вас малыши! – правдиво заметила Эмма, считая, что таким образом расположит Белую Медведицу к лучшему настроению.
- Ах! – фыркнула Белая Медведица. – Вы бы так не думали, если бы вам пришлось провести всю зиму в маленькой берлоге, когда они лягают в твой живот. Только собираешься заснуть, как они начинают извиваться и ерзать. Когда они становятся старше, то начинается: «Мам, мы можем выйти на прогулку?» и «Мам, можно попить?». Этого достаточно, чтобы бросить зимнюю спячку. Поверьте мне.
- Вы не возражаете, если мы заглянем внутрь вашей берлоги? – спросил Конрад.
- Нисколько, - радушно ответила медведица.
Один за другим дети поползли вниз по ледяному тоннелю к небольшому холодному круглому помещению. Здесь мама зимовала и родила своих малышей. Удивительный зеленоватый свет просачивался через снег и лед. Эмма нашла красивый белый пучок меха медвежонка и бережно положила себе в карман. Она пообещала себе, что позже вклеит его в свой дневник.
Когда они вышли из ледяного тоннеля, то обнаружили, что Белая Медведица нетерпеливо ждала их.
- Что ж, - сказала Белая Медведица, - я должна уходить. Я еще не завтракала, а мне нужно поддерживать силы, чтобы ухаживать за этими двумя.
Она поплелась прочь по льду, с последовавшими за ней медвежатами, которые по пути боролись и колотили друг друга. Дети помахали им на прощание и повернули к «Белладонне».
- Почему белые медведи не скользят по льду? – спросила Эмма.
- Потому что подошвы их лап покрыты шерстью, - объяснил Ланселот, - и это препятствует скольжению. Что же, мы должны отправляться на юг, к бизонам. По пути мы навестим овцебыков и сможем собрать побольше их шерсти.
Как только они полетели на юг, снег и лед начали пропадать. Вскоре они летели над желто-зеленой тундрой. Они увидели стадо пасущихся северных оленей, и Ланселот опустил «Белладонну» ниже, чтобы попытаться узнать новости об овцебыках.
Земля выглядела как плотный ковер из мха. Он был обит тысячами крошечных цветов всех цветов радуги. Даже деревья были миниатюрными, некоторые не выше колена.
Когда они приближались к северному оленю, дети удивились, увидев, что они были всех оттенков коричневого и желтого цветов, от цвета шоколада до цвета сливочного масла. Ближайший северный олень оказался огромным самцом цвета какао с массивными рогами, которые напоминали дерево.
- Эй, там! – закричал Ланселот через свой громкоговоритель. – Вы видели овцебыка?
Снизу донесся голос северного оленя:
- Есть несколько в шести милях к югу. Но следите за волками. Сейчас они очень сильны и могут вызвать много проблем.
- Волки! – фыркнул Ланселот. – Я не боюсь волков.
Они продолжили двигаться на юг. Несколькими минутами позже, Ланселот заметил стадо примерно из двадцати овцебыков. Они паслись на приподнятом холме в другой части плоской тундры.
- Вот они, мои друзья – овцебыки, - ласково приговаривал он, - выглядите тучными и здоровыми, с шестью новыми малышами, если я не ошибаюсь, - добавил он.
Внезапно он напрягся, впиваясь взглядом в подзорную трубу.
- Смотрите! – он взволновано взвыл. – Волки! Подкрадываются к стаду. Нам надо немедленно что-то сделать!
Через подзорную трубу дети смогли видеть, что большая стая волков подкрадывается все ближе и ближе к овцебыкам, которые спокойно паслись, не обращая внимания на надвигающуюся опасность.
Ланселот бросился в комнату управления и попытался увеличить скорость. Но «Белладонна» и без того шла полным ходом. Ее шелковые канаты были натянуты до предела и издавали звенящий звук в потоках воздуха, а веранда была опасно наклонена одной стороной.
- Мы слишком далеко! – кричала Эмма, теряя надежду.
В это время волки быстро бежали и уже появились над краем плато. Овцебыки, после минутного приступа страха и замешательства, сформировали круг, создав снаружи щетинистую стену, повернувшись к своим врагам рогами. Все детеныши находились в безопасности внутри этой крепости. Волки начали окружать их, с каждым шагом приближаясь все ближе и ближе.
- Мы должны что-то сделать, - сказала Эмма. – У тебя есть пистолет?
- Нет, я не держу пистолет, - сказал Ланселот. – Весь этот треск, знаете ли, пугает животных. Погодите-ка немного… выстрел – то, что нужно. У меня есть кое-что!
Он бросился внутрь и вскоре вернулся, неся огромную коробку.
- Фейерверки! – пыхтел он. – Держал их на случай праздника. Это будет нашим подвохом. Шум напугает волков, не причиняя вреда.
«Белладонна» летела низко, пока не оказалась за окружающими стадо волками.
- Сейчас, - сказал Ланселот, зажигая спичку. - Огонь!
В следующий момент сверкающие разноцветные ракеты вырвались в небо, римские свечи хлынули пламенем и искрами, вертушки кружились взад и вперед, а петарды улетали с оглушительными звуками. Волки, застигнутые врасплох, не имели и малейшего представления как справиться с неизвестным им типом атаки. Визжа и воя от страха, они уносили ноги прочь так быстро, как только могли.
Ланселот и дети громко возликовали. Они услышали мычание овцебыков, которым те выражали свою признательность. Ланселот опустил «Белладонну» для отдыха и они бросились навстречу к большому лохматому и очень спокойному овцебыку.
- Мой дорогой сэр, - сказал Овцебык, выдыхая большое облако морозного воздуха. – Я еще никогда не видел, чтобы волки так обращались в бегство. Очень удивительно. Как называется эта шумная штука?
- Фейерверк, - сказал Ланселот. – Весьма полезная штука, не так ли?
- Да, в самом деле, и мы очень благодарны вам. Итак, для чего вы здесь? Пополниться нашей шерстью? Для вас это только приветствуется.
- Это очень любезно, - сказал Ланселот. – Мы соберем немного шерсти, спасибо. Это подходящая вещь для утепления воздушного шара от холода. Но на самом деле я здесь с дружеским визитом. Мне бы хотелось, чтобы моя племянница и племянники познакомились с тобой.
- Как это мило с вашей стороны проделать весь этот путь, - прогудел Овцебык детям. – Все друзья Ланселота всегда желанны. Сейчас пойдемте и встретимся с моей семьей.
- Только недолго, - сказал Ланселот. – Мы должны лететь на юг, чтобы увидеться с моим братом, - объяснил он Овцебыку, - именно поэтому это должен быть короткий визит.
- О, пожалуйста, - подхватили дети. – Пожалуйста, Ланселот, пойдем и встретимся с остальными овцебыками.
- Ладно, ступайте, - доброжелательно сказал Ланселот. – Ступайте.
Дети провели чудесное время с овцебыками. Они скакали по тундре на спинах самых больших животных. Расчесали одного огромного овцебыка, собирая его тонкий подшерсток в мешки. Они заметили, что его мех был мягким, как пух одуванчика. Эмма решила, что, когда вернется домой, то из части этой шерсти она свяжет свитера для всей семьи.
В конце концов, дети начали зевать и захотели спать. Они отправились к месту, где Ланселот шагал вверх и вниз, чтобы согреться.
- Интересно, почему мы так устали, - сказала Эмма.
- Потому, что это лето и солнце светит здесь все время, - сказал Ланселот. – Здесь нет ночей в это время года, и мы были на ногах четырнадцать часов.
- Могу поспорить, что мы будем хорошо спать сегодня вечером, - сказали близнецы.
- Как и я, - сказала Эмма.
Неохотно они расстались со своими пушистыми друзьями овцебыками и поднялись на борт «Белладонны». Дети рухнули в постель и крепко спали, пока воздушный шар продолжил свое путешествие на юг.
 
2752. Валацуга
Беларусь


Mon 07.Nov.2016 22:58:42
Лори, к сожалению, нет((( Перевод лежал давно, правки потихоньку вносил с сентября - времени капут!((( Сегодня просто выходной и выложил то, что есть и оттягивать дальше было просто стыдно, решил посидеть и выложить то, что накопилось. Я подправил до середины пятой главы, постараюсь не затягивать, но не могу сильно обещать, но буду стараться

З.Ы. Пересматривал еще раз - и всё равно кучу косяков нашёл. Так что, если заметите чего - пишите
 
2751. Лори



Mon 07.Nov.2016 22:30:44
Ну и темпы! Похоже, Валацуга переводит быстрее, чем мы читаем!!! Спасибо огромное!
 
2750. Валацуга
Беларусь


Mon 07.Nov.2016 22:06:04
Глава 4. Затерянные в глуши
День был дважды восхитительным. Во-первых, путешествие «Белладонны» из Африки прошло без сучка и задоринки. Мощные пассаты, ранее помогавшие передвигаться старым парусным суднам, благополучно донесли ее до Большой Красной Пустыни в Австралии. Сейчас она бросила якорь недалеко от скалы Эрс-Рок. Ланселот сообщил им, что она была высотой в тысячу футов и на пять с половиной миль в окружности. Это самая большая одиночная скала в мире.
Весь ландшафт вокруг неё дрожал от жары. Скудная растительность, которую они могли видеть, была выжжена до коричневого цвета солнцем.
Второй волнующей причиной оживления было то, что это был день рождения близнецов. Они предвкушали пикник по этому поводу в вечерней прохладе вблизи Эрс-Рок. Они хотели наблюдать захватывающий закат солнца, который, как гарантировал им Ланселот, был одним из лучших в мире.
Близнецы открыли свои подарки перед обедом. Ланселот подарил каждому из них по ярко-красному швейцарскому армейскому ножику. У них было по несколько лезвий и они изобиловали  полезными приспособлениями – ножницами, щипчиками, штопорами, пилочками и даже компасами. На самом деле это было несколько подарков в одном. Близнецы онемели от удовольствия.
– Весьма полезная вещь для путешественников, - хрипло сказал Ланселот. Эмма вручила близнецам каждому по подзорной трубе. Те, что находились на полетной палубе, были слишком тяжелы для того, чтобы носить с собой. Иван и Конрад хотели сразу же испытать их, но Эмма напомнила, что надо приготовить пикник в честь дня рождения.
Ланселот уже готовил особый торт, наполненный  
сухофруктами. Запах из духовки был восхитительным. Решив, что торт пропекся, он убежал принимать ванну. Эмма и близнецы приготовили гору сандвичей с огурцами, выращенных в огороде.
Затем дети занялись своими повседневными хлопотами. Они собирали паутину, поливали фруктовые деревья и грибы. Конрад и Иван кормили электрических угрей замороженными золотыми рыбками.
Затем они вышли на веранду, вглядывались в Эрс-Рок, сбежав от мелодии “Вальсирующая Матильда”, которая громко плыла из ванной комнаты. - Что это паленым пахнет? - спросил Конрад, шумно втягивая носом. Эмма испуганно взвизгнула и понеслась на кухню. Она подоспела как раз вовремя. Верхушка торта стала из коричневой черной. Ланселот с таким наслаждением принимал ванну, что забыл обо всем.
Когда из ванной комнаты, наконец, появился Ланселот, они собирали корзину для пикника. Затем они спустились на теплый белый песок. Они прошли через жесткую траву спинфекса, минули небольшие рощицы эвкалиптов по пути к скале. Она казалась громадной в лучах вечернего солнца. - Сейчас, - сказал Ланселот, расстилая скатерть, - давайте продолжим вечеринку. Передайте сандвичи с огурцом.
Вечеринка имела большой успех и торт, спасённый от катастрофы, был безупречен. Близнецы, одним богатырским дуновением погасили все свечи. Они только вытерли крошки со своих ртов, когда Ланселот указал в сторону эвкалиптовой рощи.
- Смотрите, - взволновано сказал он, - сумчатая мышь. Там, среди колючих кочек спинифекса, было маленькое коричневое существо, скачущее, как мяч, в их сторону.
- Сумчатая? Ты хочешь сказать, что она имеют сумку как у кенгуру? - удивлённо спросил Конрад.
- Да. Все животные в Австралии имеют сумки, за исключением некоторых завезённых людьми, - объяснил Ланселот.
За это время сумчатая мышь подскакала довольно близко к ним, и они могли услышать ее тяжёлое дыхание, а также разговор самой с собой:
- О, дорогие, что я поделаю? Мои бедные детки. Им негде укрыться. Меня поймают. О, дорогие, мои бедные детки.
- Простите, - сказала Эмма, наклоняясь вперед, тихо окликая ее. - Мы – друзья. Мы можем вам помочь?
- Пии… - пискнула Мышь, подпрыгнув почти на три фута в воздухе, совершив кульбит.
Перекувыркнувшись и приземлившись от волнения в песок, она сидела трясясь от испуга.
- О, пожалуйста, - сострадательно сказала Эмма, - не пугайтесь, мы только хотим помочь. Что случилось?
- За мной уже больше часа гонится ужасный динго. Пожалуйста, спрячьте меня, - умоляла Мышь дрожащим голосом.
Быстро, как молния, Эмма выкопала норку в песке. Она сунула Мышь туда и накрыла сверху тарелкой с тортом.
- Блестяще, - сказали близнецы.
- Сейчас, давайте вести себя так, как будто ничего не случилось, - сказал Ланселот, пытаясь выглядеть невинно.
Динго появился внезапно, быстро передвигаясь рысью. Его уши торчали, а носом он нюхал землю. Его шерсть блестела в лучах заката желтизной как мёд. Он увидел их и остановился. - Мы друзья, - представился Ланселот. - Подходите и присоединяйтесь к нам.
Динго, успокоясь, подбежал к ним и уселся возле торта
- Здрасьте. Вы кто? - спросил Динго. - Путешественники, просто путешественники, - беззаботно ответил Ланселот.
- У нас есть ломтик именинного торта, - любезно предложила Эмма.
- Нет, спасибо, - сказал Динго. - Я гонюсь за сочной мышью. Не видели, она не приходила здесь недавно?
- Да, мы видели мышь, - ответила Эмма.
Изумленные и шокированные, Ланселот и близнецы уставились на неё.
- Вы имеете в виду маленькую, сумчатую мышь? - продолжила Эмма.
- Именно ее, - сказал Динго, показывая свои зубы.
- Она ушла туда, - сказала Эмма, указывая вдаль.
-Как давно это было? - спросил Динго, и слюна закапала с уголка его пасти, в предвкушении еды.
- Около минуты назад, - сказала Эмма. - Она выглядела очень усталой, я предполагаю, вы догоните её с лёгкостью.
- Не беспокойтесь, я уверен в этом, - прорычал Динго и быстро убежал.
- Находчивое решение, – сказал Ланселот. – Отлично, Эмма.
После того, как Динго убежал, Эмма подняла тарелку.
- Спасибо, что спасли меня, - пискнула Мышь, выбираясь наружу.
Она была очень хорошенькая. Мышь села на свои тонкие задние лапки, похожая на маленького кенгуру, когда разговаривала с ними
- Я рад, что мы смогли помочь, - сказал Ланселот. - Динго – не мои любимые животные.
- И не мои тоже, - содрогаясь, сказала Мышь.
- Могли бы мы посмотреть ваших малышей, пожалуйста, - спросила Эмма.
- Конечно, - сказала Мышь.
Подпрыгнув к ним поближе, она растянула отверстие своей сумки. Внутри располагались десять мышат, всматривающихся в них большими, темными глазками. Каждый из них был не больше чем фаланга мизинца Эммы.
- Разве они не очаровательны? - сказала Эмма, когда она осторожно погладила бархатистых детёнышей. Мышь попила молока, предложенного ей, а затем попрощалась и поскакала в противоположном направлении от Динго. Вскоре она растворилась в сумерках.
Ланселот и  дети сидели глядя на закат солнца и восход луны позади Эрс-Рок. Они были очарованы  изменениями цвета скалы: от красного вначале, до алого, жёлтого, зелёного, синего и, в конце концов, чёрного.
Близнецы признали, что это лучший день рождения, который у них когда-либо был.
Они пришли на борт «Белладонны» уже сонными и отплыли в южном направлении.
Утром, когда они проснулись, они удивились, найдя «Белладонну», стоящей на якоре в маленьком расчищенном участке в густом эвкалиптовом лесу. Ланселота нигде не было видно.
Эмма и близнецы были обеспокоены. Он никогда не пропадал, предварительно не предупредив их, куда он собирается.
- Давайте организуем поисковый отряд, - предложила Эмма.
Она написала записку на случай, если Ланселот вернется, пока они будут отсутствовать. Близнецы собрали рюкзаки. Они вложили четыре бутылки воды, солевые таблетки, аптечку, моток веревки и мешок с сандвичами. Каждый из них нес блестящие металлические пластинки и свисток для сигнала. Мальчики взяли свои новые подзорные трубы и ножики.
- Я знаю, они нам пригодятся, - сказал Иван. - Мы можем вырезать зарубки на деревьях, чтобы отмечать наш путь.
Конрад сделал большую прозрачную пластиковую пластинку и взял пустую консервную банку, которые он сложил в рюкзак.
- Это для солнечного дистиллятора, - объяснил он назидательным тоном. - Это хороший способ, для собирания воды в пустыни.
В конце концов, не забыв взять свои шляпы от солнца, они выдвинулись в путь.
Они старательно отмечали  свой путь, и, каждые десять минут, один из близнецов взбирался на дерево, чтобы посмотреть в подзорную трубу. Сверяясь с компасом, они выработали надлежащую модель поиска. Они громко кричали, но им никто не отвечал. Это был очень научный и эффектный поиск, но следов Ланселота нигде не было. Эмма начала по-
настоящему тревожиться, когда Иван крикнул:
- Я вижу кого-то впереди.
Они побежали вперед и были шокированы, увидев Ланселота, лежащего в кустах лицом вни.
- Ланселот, ты в порядке? - выпалила Эмма.
Ланселот перевернулся и свирепо глянул на них - Я в порядке, не считая головной боли, которую вы мне причинили своими криками. Я только вышел посмотреть глазчатых куриц.
- Но мы пришли спасать тебя, - сказал Конрад.
- Я не нуждаюсь в спасении, - удивленно сказал Ланселот.
- Да, но мы не знали об этом, - сказали близнецы. - Ты бы мог упасть в пропасть. Ты не сказал нам, куда ты направился. Так откуда мы могли это знать?
- Вы частично правы, - виновато сказал Ланселот. - Я мог уйти и сломать лодыжку или еще что-нибудь. Я мог бы все вам рассказать, но я хотел сделать сюрприз. Я хотел наверняка убедиться в сюрпризе, прежде чем вы увидели его. Вы понимаете?
- Мы понимаем, - сказала Эмма, а затем строго добавила, - но, пожалуйста, не поступай так снова. Это привело всех нас в шоковое состояние… - Обещаю, что я больше так не буду, - смиренно сказал Ланселот.
- Так что за сюрприз? – нетерпеливо спросил Конрад.
- Да, давай, скажи нам, - сказал Иван.
- Смотрите, – сказал Ланселот, указывая сквозь кустарник.
В центре полянки был огромный холм, разрытый вокруг когтями, словно кто-то намеревался нагромоздить на него землю.
- Как вы думаете, что это? – спросил он.
- Куча грязи, - сказала Эмма.
- Неправильно, - с триумфом сказал Ланселот. - Это инкубатор для высиживания яиц и сюда идут его владельцы и строители.
Среди деревьев прогуливались прекрасные птицы размером с индейку. Они были всех оттенков коричневого цвета, какие только можно представить.
- Это строители инкубатора – глазчатые куры, - сказал Ланселот.
Глазчатая курица подошла к гнезду, дотронулись до него открытым клювом, затем нагребла немного песка на его вершину. Это действие повторялось до тех пор, пока глазчатая курица не осталась довольной результатом.
- Так, любые ваши предположения, что она делала? – спросил Ланселот.
- Она проверила, что с яйцами все в порядке? – спросила Эмма.
- Нет, - сказал Ланселот. – Неплохое предположение, но нет. Попробуйте еще.
- Она проверила температуру? – предположил Иван.
- И подгребает песок, чтобы охладить гнездо! – добавил Иван, пытаясь сделать вид, как будто это была также и его идея.
- Отлично сработано! Они используют свой клюв в качестве термометра, - объяснил Ланселот, пока изумленная Эмма деловито записывала в дневник. - Посмотрите, гнездо сделано из разлагающейся растительности, которая дает тепло внутри, подобно компостной куче. Песок сохраняет тепло внутри.
- Как долго это строится? – спросила Эмма.
- Почему не спросить об этом у глазчатых кур? – предложил Ланселот.
После того как они познакомились, петух Глазчатой Курицы сказала им, что начала копать яму для гнезда зимой. Ему понадобилось четыре месяца, чтобы приготовить гнездо, прежде чем его жены остались довольными необходимой температурой в нем, чтобы отложить яйца.
- Я провел последние шесть месяцев, охраняя яйца и поддерживая нужную температуру, - добавил он гордо.
- Это огромная работа, - сказала Эмма. – Вы должно быть истощены.
- Да, - сказал петух Глазчатой Курицы. – Но это стоит того. Посмотрите сюда.
Они посмотрели на гнездо. Песок начал двигаться и осыпаться по бокам. Кончик клюва, голова и, в конце концов, появилось все туловище маленького птенца глазчатой курицы. Он ненадолго замер, отдышался, а затем побежала в лес.
- Вы не присматриваете за ними после вылупления? – удивленно спросила Эмма.
- Нет, - сказал петух Глазчатой Курицы. – Вскоре после того, как наши дети вылупляются, они могут позаботится о себе сами.
- Это удивительно, - сказала Эмма. - Большое спасибо, что показал нам это. Это большая удача, что мы пришли сюда.
Петух Глазчатой Курицы дал им по нескольку своих перьев в качестве сувенира. Дети оставили его стоять на своем гнезде и вернулись на «Белладонну».
- Сейчас, - сказал Ланселот, сосредоточенно изучая карту, - мы должны увидеть утконоса, если я смогу решить, как добраться туда. Если повезет, мы будем на месте завтра вечером.
Ланселоту удалось составить маршрут с небольшой помощью Ивана и Конрада, которые начали очень умело читать карту. На следующий день после полудня «Белладонна» пристала к травянистым берегам коричневой, медленнотекущей реки, на самом краю огромного эвкалиптового леса. Некоторые деревья были зелеными с серебристой корой и серебряно-
зелеными листьями, в то время как другие имели белые стволы и зеленые листья. Белые стволы выглядели так, как будто  кто-то расписал всю кору черной ручкой. Ланселот объяснил, что эти рисунки образованы древесной смолой, а сами эвкалипты называются разрисованными. Для всех эвкалиптов характерно выделение древесной смолы, поэтому в Австралии их называют смоляными деревьями. Дети решили взять немного коры на память. Ланселот оставил их за этим занятием и, ощущая жару, вошел в реку, чтобы охладиться.
Когда дети обрывали полоски коры, исписанные каракулями, они услышали пушистый и вялый голос, обращенный к ним сверху.
- Зачем вы ощипываете мое дерево на куски? – спросил голос.
Дети посмотрели вверх - там высоко в ветвях деревьев сидело несколько сонных коал.
- Я прошу прощения, - сказала Эмма большой сонной коале, которая обращалась к ним. – Мы не ощипывали его на куски, мы просто взяли немного сухой коры, чтобы забрать с собой домой.
- Ну что ж, если это все, что вы делали, то продолжайте, но вы должны знаеть, что эвкалиптовые деревья очень важны для нас, - сказала Коала, глубокомысленно почесывая свой густой мех.
- Я знаю, - сказал Конрад. – Вы питаетесь их листьями, не так ли?
- Да, это правда, - сказала Коала, оживившись. – Действительно, это единственный продукт, который мы едим. Мы не можем есть что-то другое.
- Я полагаю, что по вкусу это похоже на лекарство от кашля, - прошептал Иван.
- Я тоже, - сказал Конрад. – Ужас! Фу!
- Не говорите так, - прошептала Эмма, - а то вы их обидите.
- Подскажи мне кое-что, - обратился к Коале Ланселот. – Ты знаешь, что в определенное время года молодые листья и побеги некоторых видов эвкалиптов содержат смертельный яд?
- Конечно, - небрежно обронила Коала. – Мы просто не едим листья этого вида в это время.
- Но как вы узнаете, когда они становятся ядовитыми? - спросил Ланселот.
- Просто знаем, - зевнула Коала, будто заскучала от разговора.
- Скажите, - спросила Эмма, - вы не могли бы быть так добры, чтобы сфотографироваться с нами, когда мы держим ваших малышей?
- Безусловно, - любезно ответила Коала и вся семья спустилась с деревьев и взобралась на детей. Коалы висели на их спинах, головах и плечах, и даже на руках и ногах.
Ланселот делал фотографии и при этом сильно суетился, чтобы они получились хорошими. Затем он сфотографировал Конрада с двумя очаровательными малышами. Они тепло поблагодарили коал, и отправились дальше вниз по реке.
Они прошли пол-мили или немного больше, когда вдруг заметили группу больших рыжих кенгуру, пасущихся среди деревьев. Когда они приблизились, вожак встал на задние лапы.
Дети были поражены каким высоким он был – даже выше Ланселота. Кенгуру высокомерно посмотрел на них.
- Чем я могу помочь? – спросил он голосом школьного учителя.
- Черт возьми! – сказала Эмма, испугавшись его. – Может быть вы могли бы нам рассказать что-нибудь о себе, - запнулась она.
- Конечно, - сказал Кенгуру. – Есть пятьдесят один вид кенгуру – большой серый кенгуру, валлаби и горные валлаби, они, естественно, гораздо меньше, чем мы; валлаби – заяц и цепкохвостый кенгуру, они еще меньше; древесные кенгуру, которые, естественно, живут на деревьях…
- Боже мой! – поспешно прервала Эмма. – Я никогда не думала, что есть так много разных видов кенгуру.
- Мы бы могли взглянуть на ваших малышей? – спросил Иван, прежде чем Кенгуру начал снова.
- Безусловно, - сказал Кенгуру.
Он призывно хмыкнул и три самки кенгуру любезно прыгнули вперед. Внутри меховой сумки первой самки лежал розовый, новорожденный малыш, не больше чем боб.
- Такой крошечный! – воскликнула Эмма.
- Он слеп в этом возрасте и может использовать только свои передние конечности, - сказал Ланселот. – Тем не менее, когда он родился, он смог подняться от хвоста матери и найти дорогу к ее сумке.
Малыш второй самки, хоть по-прежнему был розовым и голым, был старше и гораздо больше похож на кенгуру.
Третья самка прыгнула вперед, ее сумка выпячивалась. Из нее высовывалась голова кенгуренка с заостренными ушами и светлыми глазами. Это была уменьшенная копия своих родителей, с рыжим мехом и длинным хвостом. Он изо всех сил вырывался из сумки. Иван нежно погладил его.
- Сейчас… - начал Кенгуру, сделав глубокий вдох.
Близнецы посмотрели друг на друга и тяжело вздохнули.
- Привычки валлаби… - начал Кенгуру. – Странно… Где вы?
Ответа не последовало. Ланселот и дети были уже далеко.
Солнце садилось, эвкалиптовый лес отбрасывал длинные черные тени, в то время как золотое небо становилось зеленым. Дети услышали какой-то всплеск воды, и кто-то возник на берегу.
- Кто это на земле? – спросила Эмма.
- Он похож на Дональда Дака, - прошептал Иван.
- Дональд Дак в шубе, - сказал Конрад.
- Неправильно, - рассмеялся Ланселот. – Это утконос.
Утконос перестал грызть то, что-то похоже на шланг (на самом деле это был австралийский гигантский червь) и посмотрел на них.
- Будете кусочек червя, - любезно предложил он.
- Нет, спасибо, - сказала Эмма, сдерживая дрожь. – Не сейчас.
- Как хотите, - сказал утконос. – Но вы отказываете себе в удовольствии, скажу я вам, потому что это особенно вкусный червяк.
- Ты ешь много червей? – спросил Иван.
- Немного, - небрежно ответил Утконос. – Около фунта в день. Я также ем полфунта креветок и личинок жуков вместе со случайной рыбешкой или лягушкой. А сейчас моя очередь задать вопрос, - продолжил он. – Это загадка. На каких шесть животных похож утконос, но, тем не менее, ни одно другое животное на него совершенно не похоже?
- Ты похож на утку из-за перепончатых лап и клюва, - сказал Иван.
- Твой мех как у крота, - добавил Конрад.
- У тебя бобровый хвост, - бодро сказал Ланселот.
- Это три, - хихикнул Утконос. – Сдаетесь?
Установилась тишина, пока они рассматривали это любопытное существо.
- Что ж, ладно, вот ответ, - загордился собой Утконос. – Оставшиеся животные – это корова, птица и змея.
Дети никак не могли его понять, а Ланселот отказался помочь. Утконос смотрел на них с триумфом.
- Я выиграл! – развеселился он. – Я кормлю своих детей молоком, как корова, но как птица откладываю яйца. Мои шпоры несут яд, как у змей. И, я думаю, вы согласитесь с тем, что на меня не похоже никакое животное в мире.
- Да, ты настоящая загадка, - согласилась Эмма.
- Не просто загадка. Первые, увидевшие нас ученые, приняли нас за шутку. Шкура моего пра-пра-пра-пра-
прадедушки была отправлена в Лондон. Но они не верили в это. Они думали, что это части множества различных животных, сшитые вместе. Можете себе это представить? Хо, хо, хо. Мой пра-пра-пра-пра-прадед был очень раздражен: они не верили в него! – рассмеялся Утконос, катаясь в траве, держась за бока. – Ти-хи, ти-хи, ти-хи.
Когда все закончили смеяться, Ланселот спросил Утконоса о Персивале.
- О, да, - сказал Утконос, вытирая слезы смеха, катившиеся из его глаз. – Мы с ним весело провели время. Но он уехал около полутора лет назад. Он сказал мне, что собирается изучать белых медведей на Северном полюсе.
- Хорошо, дети, - сказал Ланселот, глядя очень серьезно. – На самом деле это означает очень долгое путешествие. Нам бы лучше сразу вернуться к «Белладонне» и подготовиться к поездке на холодный север. Вам нужно приготовить зимнюю одежду.
Им было жаль покидать забавного утконоса, но все же, держась подальше от кенгуру, они вернулись на «Белладонну».
 
2749. Валацуга
Беларусь


Mon 07.Nov.2016 20:51:36
Красавчик Ронни, в этой книге 8
 
 
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 |